Проект исскусство орловского края



Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение Кромского района Орловской области «Кривчиковская средняя общеобразовательная школа»



















Выполнили: обучающие 7 класса ,
Научный руководитель: учитель русского языка и литературы
Головкова Ольга Николаевна











2017 год
Оглавление
Введение........................................................................................................ 3
Христианские праздники Орловского края. Старинные
народные обряды Орловского края4
Крестьянский костюм Орловской губернии.13
Орловский спис ..........................................................................................19
Глиняная чернышинская игрушка.............................................................20
Глиняная плешковская игрушка................................................................21
Ливенская гармошка...................................................................................22
Деревянная резьба.......................................................................................23
Мценское кружево.......................................................................................24
Тряпичная кукла..........................................................................................26
Список литературы










Введение

Особенностью формирования Орловских народных промыслов можно назвать историческую удаленность наших земель от центров русской государственности – Киева и Москвы. Вятичи, населявшие наши земли, только в XIV веке, одними из последних, приняли христианство, так что традиционные символы, обычаи и традиции сохранялись здесь дольше всего и получили свое отражение в фольклоре, народных промыслах, игрушках и вышивке. На территории области сохранились и развиваются такие виды искусства, как резьба по дереву, домовая резьба, изготовление мебели из лозы, ковроткачество, плетение мценского кружева, создание плешковской и чернышенской игрушки из глины, изготовление чернолощеной посуды из распоповской глины, плетение из соломки, пеньки, вышивка в стиле орловского списа, создание ливенских гармошек.
Целью проекта является формирование любви к Родине, к родному городу и его истории, чувства ответственности за судьбу города, желания трудиться на его благо, беречь и умножать его богатства. Приобщение к культуре и традициям народа. Задачи решаемые в ходе работы это анализ и систематизация материала по теме Орловские традиционные промыслы.

























Христианские праздники Орловского края. Старинные народные обряды . Орловского края.

Народные русские праздники. Сколько мудрого, талантливого, поэтического хранят они в себе! Как бесконечно разнообразен и замечателен мир, запечатленный в них!
В России каждый народный праздник сопровождался определенными обрядами и ритуалами, истоки которых уходят в глубь веков. Большая часть народных обрядов возникла еще во времена язычества и была связана с преклонением перед силами природы.
Святки, колядование Обряд "Овсень" Обряд "Касарецкого молить" Развлечения простого народа Обряд "Похороны кукушки" Обряды окончания жатвы Обряд празднования "Костромы" Cвадебные обряды
Отголоски языческой веры нашли отражение и в материальной культуре Орловского края, истоки которой тесно связаны с богатой и самобытной культурой восточнославянского племени вятичей. Наши предки через обряды и ритуалы стремились передать накопленный опыт и искусство магии от одного поколения к другому. Следы язычества проявляются и по сей день в разнообразных сферах народной жизни. Преклонение перед солнцем, водой, землей, камнями и деревьями, как и по всей России, так и на Орловщине, прослеживается во множестве народных праздников: Святках, Масленице, Веснянках, Троице и т. д. Наряду с широко распространенными обрядами существовали в Орловском крае и менее известные. К ним можно отнести: "Похороны кукушки" (обряд проводов весны и встречи лета), "Кострома" (обряд проводов весны), "Таусеньки" (разновидность колядований), "Кликушки" (обряд заклинания весны).
Наиболее яркие отличительные особенности приобрели в нашем крае народные Святочные обряды (Святки святые, торжественные вечера в честь Рождества Христова). Празднование Святок среди крестьян начиналось под день Рождества Христова. В Орловской губернии, в уездах Дмитровском, Кромском, отчасти Ливенском и особенно вТрубчевском это празднование открывалось общественным обрядом "колядования" (Коляда у славянских народов, по мнению историка Н. Карамзина, бог пиршества и угощения). Так как обычай отмечать Новый год пришел с времен язычества, а Новый год считался праздником Солнца, то в обряд входили действа, связанные с чествованием новорожденного солнца: благословение домов зерном, разжигание костров, приготовление пирогов и каш.
С течением времени, как многие другие обряды, обряд колядования приобрел христианскую направленность: хождение со звездой по домам (вырезанная из бумага звезда являлась образом светящейся в небе звезды в ночь рождения Иисуса Христа), исполнение "Тропарей" и "Христославлений", благословение домов священнослужителями.
В Орловском крае обрядовые формы имели свои, характерные для каждого уезда черты и особенности. В Дмитровском уезде молодежь ходила по домам и разыгрывала представления:
Христос рождается.
Что в печи жарится?
Петух да курица.
А по что они трудятся?
На свои труды.
Подавай их сюды.
И назывался этот обряд "Ломать Коляду".
В Кромском уезде получило распространение "хождение с Колядой". Парни и девушки обходили дома с величальными и корильными песнями, прося угощения: "Коляда, Коляда! Пришла Коляда у Ивана двора. Дай Вам, Боже, лошадь с жеребеночком, корову с теленочком, свинью с поросеночком". Местные жители называли обряд колядования интересным словом "шандрыкать", значение и происхождение которого можно лишь предположить. В Костромской области встречается слово "шиндра" шваль, бедняки. В Ярославской области слово "шандорить" бездельничать. В Орловской области (в Болховском, Мценском, Шаблыкинском (Хотетово) и ряде других районов) слово "шандек" неженатый молодой человек. Анализируя приведенные слова и сам обряд "колядования", можно объяснить значение слова "шандрыкать", как хождение молодежи (орловское слово "шандек") с увеселениями (ярославское слово "шандорить") по домам с просьбой угощений и даров (костромское слово "шиндра"). Молодые люди бездельничают и бродят, словно бедняки, за подаяниями по домам.
В Севском уезде на Святки парни "водили козу" (в древности коза являлась символом плодородия и природы). Ведущий "михоноша" (мехоноша) вел парня в вывернутой шерстью наружу шубе, с бородой из пеньки, который изображал козу. Другой "Журав" палкой с крюком бил присутствующих, а те откупались дарами. Обряд сбора даров назывался "щедровать".
"Щедровками" считались дары и песни, исполняемые в честь хозяев дома. В Дмитровском уезде "козой" была девушка, которую водили по домам, и она отвечала на
На границах Орловщины с Курской и Черниговской губерниями под Новый год получил распространение обряд "Овсень" или "Таусень", похожий на "Колядки". Толпа девочек и мальчиков с мешком ходила по дворам и кликала: "Овсень! Овсень! Овсень ходил по всем: по стареньким, по маленьким". Обряд "Овсень" был связан с мифологическим персонажем древних славян Овсень (Аусень, Баусень, Таусень, Овсень, Усень). Название произошло от слова "юсинь" первый месяц года, начало нового временного цикла. Персонаж Рождественского праздника. Аусень шел первым и готовил тропу, наводил мосты для Рождества и Крещенья, идущих следом. Распространение обряда "Таусень" отмечалось в деревнях Орловщины, расположенных по правому берегу реки Оки. Данный обряд наиболее близок к народным играм:
Попрыгала козка,
Таусень!
По бабьим, по грядкам,
Таусень!
Что козка ищет?
Таусень!
Я ищу брусочек,
Таусень!
В деревне Степное и в селе Троицком Орловского уезда Орловской губернии бабы и девки с молодыми ребятами ходили на берег реки кликать зиму:
Новый год приходи,
Старый год угони,
Себя покажи.
Почти во всех крестьянских избах под Новый год, чтобы умилостивить мороз, варили овсяной кисель.
Мороз, Мороз,
Не бей наш овес!
Лен да конопли
Как хочешь колоти.
Распространенным семейным обычаем у крестьян Орловщины был обряд "Касарецкого молить". Был он связан с христианским праздником в честь святого Василия Великого (Кесарийского), смешавшегося в народной жизни с языческими ритуалами. Вечером, накануне Нового года, зятья съезжались в гости к тестю. В центре стола стоял поросенок, около которого горела свеча. После молитвы гости получали заранее раз и навсегда назначенную часть угощения. Объяснить, почему этот ритуал был связан именно с поросенком, никто не мог. Но очевидно, что слово "Касарецкий" является искажением слова "Кесарийский".
В Дмитровском уезде поросенка обычно разламывал старший зять, поэтому там и говорили не "касарецкого молить", а "касарецкого ломать".
Развлечения простого народа на Орловщине иногда бывали жестокими: кулачные бои, травля собак и петухов, драки. "А на кулачки биться мещане с семинаристами собирались или на лед, на Оке, под мужским монастырем, или к Наугорской заставе: тут сходились и шли, стена на стену, во всю улицу. Бивались часто на отчаянность. Правило такое было, чтобы бить в подвздох, а не по лицу, и не класть в рукавицы медных больших гривен. Но, однако, это правило не соблюдалось. Часто случалось, что стащат домой человека на руках, отысповедовать не успеют, как уже преставился. А многие оставались, но чахли", писал о нравах орловчан Н. С. Лесков.
В Севском уезде накануне Рождества крестьяне избивали воробьев, объясняя это приверженностью к христианской вере. Избивались воробьи в наказание за то, что при крестных страданиях и смерти Спасителя они якобы кричали: "Жив! Жив!", когда другие птицы ворковали: "Умер! Умер!".
Немалый вред приносило и купание на крещенском морозе. Хотя и считалось, что освященная крещенская вода в проруби спасала от порчи, болезней и бед, но сколько было случаев со смертельными исходами вместо исцеления.
Среди весенних обрядов хотелось бы отметить такие, как "Похороны кукушки" и "Кострома".
Кукушечка-рябушечка,
Пташка плакучая:
К нам весна пришла,
Весна-красна!
пели крестьянские девушки на Орловщине в дни Вознесения (40-й день после Пасхи, отмечаемый в честь "вознесения" Христа на небо. К Вознесению в ряде мест приурочивались некоторые приметы, связанные с кукушкой. Как правило, в этот период начинало колоситься жито и замолкала кукушка. В народе говорилось: "Кукушка подавилась житным колоском" и "Рада бы век на Руси вековать вековушкой, а придет Вознесеньев день, прокукует кукушкою, соловьем зальется, к лету за пазуху уберется". "Кукушкой" называлось соломенное чучело (а иногда это была или просто обряженная ветка, или кукла), которое сначала торжественно "крестили", а затем столь же торжественно "хоронили". У древних славян птица кукушка символизировала богиню Живу противницу Мары, олицетворения смерти, болезни и нечисти. С кукушкой на Орловщине связан и другой ритуал. Девушки собирали траву "кукушкины слезы", делали куклу-кукушку и посвящали ей свадебный обряд, а затем хоронили и кумились:
Уж ты, кумушка-кума,
Покумимся со мной,
Побранимся со мной,
Помиримся со мной,
Поцелуемся со мной,
Распростимся со мной.

Обряд "Похороны кукушки" был сугубо женским, вернее, девичьим обрядом, совершавшийся тайно, чтобы никто из посторонних не смог узнать места "крещения" и захоронения кукушки.
Близким к данному обряду был и обряд празднования "Костромы", где главным действующим лицом было чучело из рогож и соломы "Кострома". Название обряда произошло от слова "костра" жесткая кора льна, конопли, сорной травы. В конце праздника "Кострому" сжигали. Сказывалась древняя вера наших предков в очистительную силу огня. В Брянском уезде весенний праздник "Кострома" был посвящен ткачеству. Считалось, что была некогда могучая богиня покровительница прях. В ее честь собирались тайно женщины, чтобы выткать священную ткань.
И сделать все нужно было за один день и лен обработать, и нити спрясть, и полотно соткать.
Значительная часть русских народных праздников была связана с разнообразными занятиями населения, причем ведущее место занимало земледелие. Так, традиционным стал на Орловщине обычай отмечать окончание жатвы. После угощения (часто устраиваемого в складчину) с величальными песнями и плясками ходили по домам. Впереди шла самая красивая девушка села со снопом колосьев, украшенным лентами и венками из цветов, а сопровождающие пели:
Ряд по ряду мы прошли,
Себе умную нашли.
Разумную-умную.
Умную-разумную.
Мы у нее были,
Мед да пиво пили.
В некоторых уездах Орловской губернии совершался обряд "Завивание бороды", когда из последнего снопика не делали вязочку, просто на серп навертывали и несли домой. Колосья рассыпались, пушились, напоминали бороду. Сноп хранили до Покрова, а потом скоту отдавали. Иногда на поле оставляли несжатую полосу, как говорили: "Велесу на бороденку", ибо был тот культ связан с культом "скотьего бога" Белесом (Волесом), и при этом припевали:
Уж мы вьем-вьем бороду
У Василия на поле,
Завиваем бороду
У Ивановича нашего,
На ниве великой,
На поле широком.

Изучая народные праздники, следует отметить, что хотя с принятием христианской веры язычество было запрещено, но языческие ритуалы и обряды, соединившись с христианскими, легли в основу формирования крестьянского мировоззрения, образовав нечто новое бытовое крестьянское православие со своими святцами, трудовым ритмом и собственной эстетикой. С течением времени большинство народных календарных праздников было утрачено, однако многие бытовые обряды существуют до сих пор.
Среди бытовых праздников самым ярким и поэтичным был свадебный, напоминающий по форме проведения настоящее театрализованное представление. Повсеместно в России и, в частности в нашей Орловской губернии, устройство свадеб крестьяне старались приурочить к сельским храмовым праздникам, соединяя все торжества в единое целое. Свадьбы были пышным и удивительным праздником, воплотившим в себе все самое лучшее из праздничных гуляний нашего народа.
Основу русской свадьбы составляли разнообразные ритуальные игры: "Сватовство", "Смотрины", "Сговор", "Предсвадебная неделя", "Девишник", "Сборы свадебного поезда", "Встреча" (поезжан), "Венчание", "Княжеский стол", а на второй день в доме жениха "Испытание молодой" и на третий "Отводины".
Все эти обряды исполнялись и в свадебных ритуалах на Орловщине. Существовали и свадебные приметы. Откуда они взялись, трудно объяснить, но люди верили в них. Жители села ИльковоМценского уезда считали, например: кто на кошку наступит или дверью звонко хлопнет жениться захотел, у кого пальцы длинные невеста маленькая будет, нельзя сор с ноги месть свекровь лихая будет, ситники (булочки) в печке считать нельзя жених лысый будет, когда ешь, ложку облизывать нужно, а то жених и невеста рябые будут, нельзя девушкам и парням пенки есть свадьба негожая будет.
На первое место в свадебных ритуалах, естественно, выдвигались жених и невеста князь и княгиня, лебедь и лебедушка. Сватов обычно величали купцами и боярами из далеких заморских стран (просто по имени обращаться было не принято). "Сустреть" сватов нужно было должным образом. Если у порога встречали, о свадьбе и речи быть не могло. А вот за столом да угощением все вопросы решались: и "приданое ладилось", и "дела долаживались", и "сговор шел".
Предметом особой заботы в крестьянских семьях являлось приданое дочери. "В хорошей семье без должного приданого молодайку со свету сживут", считали крестьяне орловских деревень. Расходы на сбор приданого наносили огромный ущерб крестьянскому хозяйству. В этот период во многих семьях яйца на целый год исчезали с крестьянского стола: "На велик день разговляемся только". Но девку с рук сбывать надо было, и начинала мать "мотувать", тратя все до последней копейки.
Чем ближе было свадебное торжество, тем более насыщен был день невесты. Баня со своими ритуалами и обрядами сменялась прощанием с родственниками, а затем и девичником расставанием с подругами и девичьей волей. Предсвадебная неделя не представлялась без плача невесты, даже в том случае, если жених был желанный:
Ветры буйные, разбушуйтеся,
Заметите путь-дороженьку:
Не пройти бы, не проехати
Что за мной, младой, чужим людям.
Кульминационный момент наступал в день свадьбы. В доме невесты совершались обряды: "Бужение невесты", "Сон невесты" (по снам разгадывалась жизнь в замужестве), "Одевание невесты" и "Расплетание косы". Утро свадебного дня было наполнено хлопотами по сбору свадебного поезда, которыми руководил дружка. Дружкой выбирали человека, хорошо знающего свои обязанности. На его плечи ложились и "Выкуп невесты", и "Откуп места для князя", и ведение свадебного обряда.
Любое действие сопровождалось лирическими, величальными, корильными и игровыми песнями:
Ой темно, темно на дворе,
Темней этого в терему.
Шумнули бояре в ворота.
Торгуют, они торгуют.
Александрушки дочерью,
пелось девушками во время обряда выкупа невесты. В церковь жених и невеста ехали порознь в свадебных повозках, украшенных цветами и лентами, под звон колокольчиков и бубенцов.
Торжественность обряда венчания зависела от материального благосостояния вступающих в брак. По богатству венчающихся определялся состав священнослужителей, состав хора, количество свечей и т. д. После венчания молодые садились в одну повозку и в сопровождении свадебного поезда отправлялись в дом жениха.
Родители жениха приветствовали новобрачных хлебом и солью, осыпали их хмелем, овсом, рожью, приговаривая:
"Сколько на болоте кочек, столько вам дочек.
Сколько в лесу пеньков, столько вам сынков ".
Свадебный пир длился 3-4 дня. Свадебное гуляние было наполнено песнями, плясками, заговорами, различными обрядовыми играми.
"Отводины" справлялись в доме невесты. Теща угощала зятя блинами, так и говорили: "К теще на блины". По тому, как зять резал блины, определяли его личные качества. Радушный да щедрый большими кусками нарежет, скупой да жадный маленькими.
Возвращаясь в "мужнину семью", родственники несли из дома невесты донце, гребень и курицу. Пральник (валек) не брали, считалось плохой приметой одни девки родятся. А рождение девочки в крестьянской семье рассматривалось как несчастье: оно несло разорение, и чем больше девочек, тем оно глубже.
В старинных праздниках и обрядовом фольклоре нашел отражение богатый внутренний мир русского человека, талантливого и в деле, и в веселье.
Иногда свадебный обряд в быту, впрочем, как и любой другой праздник, имел и свои негативные стороны. Вот какое критическое описание крестьянской свадьбы на Орловщине оставлено в "Орловских Епархиальных Ведомостях" (1903, № 27): "Не нужно быть особенно глубоким знатоком народной жизни, чтобы составить себе правильное понятие о народных свадьбах. Для этого достаточно посетить любое село Орловщины. Для непривычного посетителя общая картина представляла неприглядную сторону и производила подавляющее впечатление. В храмах скапливалось множество народу. Уже при въезде в село слух поражали звуки песен, гармошек, пьяных криков и возгласов. Скоро начинают попадаться на глаза более осязательные доказательства веселья: то там, то здесь валяются пьяные, очевидно, раньше других успевшие наугощаться досыта, с избытком...".
Не напиться на свадьбе до беспамятства считалось чуть не грехом. "Ну и весело было, говорили крестьяне про какую-нибудь свадьбу, все перепились". Таков укоренившийся веками был взгляд крестьян на брачный пир. Шло время. Менялись нравы, вкусы, традиции. На место стариным народным праздникам пришли новые: принятие в пионеры и в комсомол, вручение паспортов, октябрины (заменившие крестины), чествование передовиков производства и многие другие, порожденные новой идеологией и новым ходом исторических событий. Многие народные праздники, особенно христианские, были преданы забвению. Некоторые приобрели совершенно иное звучание и наименование: День птиц, Русская березка, Осенины День урожая. И только спустя десятилетия изучению и возрождению старинных праздников и обрядов стало уделяться должное внимание, что открывает новые просторы для развития духовной культуры русского народа. Христианские праздники, народные обряды и традиции все прочнее стали входить в жизнь и на нашей орловской земле.
Центром сосредоточения народной культуры в наши дни являются деревни и села, где наиболее ощутима связь людей с прошлым. Так, в Сосковском (Гнилое Болото, Прилепы), Кромском (Арбузове, Гавриловка), Троснянском (Березовка), Знаменском (Каменка) районах сохранился обряд "Похороны кукушки".В Орловском (Салтыки, Пустово), Знаменском (Каменка, Михайловка), Урицком (Солнцево), Шаблыкинском (Волкове) районах известен обряд "Таусень". Жители Залегощенского (Чичирено), Новосильского (Бредихино), Колпнянского (Теменка). Дмитровского (Лукино) районов знают обряд "Касарецкого молить", хотя значение и происхождение его объяснить не могут. В Волховском (Липовка, Шпилево, Фатнево), Сосковском (Прилепы, Мерцалово, Зяблово), Новодеревеньковском (Логовая), Малоархангельском (Юдино, Луковец) районах помнят обряд "Кострома", но на сегодняшний день он практически утрачен.
Многие старинные обряды легли в основу русских народных праздников и гуляний. По выражению этнографа И. М. Снегирева: "Древние праздники народа остались от древнего быта как отечественные обычаи, обратившиеся в игру его жизни".




Крестьянский костюм Орловской губернии




Встречают, как известно, по одежке... Живших до нас мы знаем по сказаниям, песням, легендам, а также благодаря множеству полезных и красивых вещей, созданных в большинстве своем безымянными талантами. Рассматривая старинную праздничную одежду крестьян, не перестаешь удивляться необыкновенной гармонии, силе жизни, исходящей от этих вещей, способности не только донести до нас зримый образ предков но и понять духовную их сущность. Чем ближе знакомишься с коллекцией, собранной по крупицам многими поколениями музейных работников, тем больше проникаешься колдовской силой народного костюма, которая исходит, видимо, от его прямой связи с обычаями, образом жизни, обрядами, с древнейшими истоками русской культуры. Чем пристальнее изучаешь русский народный костюм как произведение искусства, тем больше находишь в нем ценностей. Он представляется образной летописью жизни наших предков, которая языком цвета, формы, орнамента раскрывает многие сокровенные тайны и законы совершенства народного искусства.
ЖЕНСКАЯ ОДЕЖДА
 
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Праздничный костюм молодой крестьянки Орловской губернии. Нач. XX в.

    Орловские крестьянки использовали множество видов и способов украшения одежды: вышивку, узорное ткачество, крашение, разнообразные вставки из кумача и набивного сатина; нашивки из цветных полос, атласных лент, блесток, кружев. Различные декоративные средства, применявшиеся для создания единого художественного целого праздничного костюма, неизменно были подчинены выработанным веками приемам композиции.     Расположение орнамента неразрывно связывалось с покроем одежды и пропорциями женской фигуры. Примечательно, что русский женский костюм при значительных особенностях для разных местностей обладал общими чертами малорасчлененным компактным объемом, мягким лаконичным контуром. Когда женщина шла, костюм ее сохранял плавность, текучесть линий. Этот характер движения был настолько органичен для русской женщины, что сохранился во многих плясках и хороводах: в озорной динамичной орловской "Матане" и в лирическом хороводе "Алые цветочки", популярном на Орловщине.
Основной орловский крестьянский костюм, как и все костюмы южновеликорусского края (Тульская, Орловская, Тамбовская, Рязанская губернии), издревле состоял из рубахи, поневы (род женской поясной одежды), передника-завесы, сложного головного убора из нескольких элементов и шейных украшений "ожерелка", бус либо гайтана. Вариации украшения и покроя основных элементов одежды значительно разнились в восточных и западных уездах Орловской губернии и даже в отдельных деревнях. Разнообразие видов женского костюма в Орловской губернии объясняется в значительной степени многократными перемещениями жителей сначала с юга на север под напором кочевников, а с конца XVI в. по мере закрепления земель за Московским государством с севера на юг. Часть переселенцев оставалась, и вместе с ними внедрялась на новом месте привычная им одежда, способы ее изготовления, украшения, которые дополняли существующую, как бы смешивались с ней, и получалось нечто новое, которое шлифовалось и совершенствовалось веками. Так, явное присутствие деталей западноевропейской одежды в новосильском праздничном костюме ("наплечники", отложной воротник и др.) историки-этнографы связывают с тем, что орловских земель в значительной степени коснулись события польско-литовской интервенции начала XVII в. Орловские поневы также явно перекликаются с болгарскими "престилками" и украинскими "плахтами" (женская поясная одежда). Несмотря на самобытность и своеобразие одежды различных уездов Орловской губернии, существует ряд объединяющих признаков, проявляющихся в покрое, объеме, общем строе украшений, орнаментике. Этот ряд ясно прослеживается в достаточно представительной коллекции Орловского краеведческого музея, собранной за столетнюю историю его существования. Самой древней одеждой славян, живущих в районах верхнего и среднего течения Оки (вятичей, кривичей и др.), была рубаха, изначально изготовлявшаяся из грубого полотна. Она защищала людей от зноя, на нее надевали меховую и шерстяную одежду в зимние холода. Рубашка непосредственно соприкасалась с телом человека, поэтому ей приписывалось обладание магическими силами. Достаточно было заполучить рубашку врага, чтобы напустить на него "порчу", произведя с ней колдовские манипуляции. Уберечь же свою рубашку и себя вместе с ней от "сглаза" необходимо было более надежно. Так появляются некие символы, формулы добра на вороте, защищающем шею, подоле, касающемся ног, и самое главное на рукавах, закрывающих женские руки которые сеяли и жали, готовили пищу и ухаживали за детьми. Знаки добра наносились, конечно же, разноцветными нитями вышивка, ткачество, кружево, да так, чтобы тайный смысл не сразу стал ясен всем. Первоначально в давние времена рисунки-обереги имели прямой магический смысл. Шло время, отодвигались старые верования, исчезала из рисунков колдовская сила, и оставалась Красота, понятная и близкая в любые времена.     Для украшения открытых частей рубахи ворота, рукавов и подола использовались закладное и бранное ткачество, т. н. "красное тканье" и вышивка в технике "роспись", "настил", "крест". Излюбленным сочетанием цветов было красное с черным. В сундуке для приданого невеста хранила 5-6, а богатая и дюжину рубашек. Самую красивую, тонкую, хорошо отбеленную, особо удавшуюся, ярко украшенную, надевала невеста в день свадьбы. Крестьянка свой самый лучший праздничный костюм надевала в день свадьбы. Затем носила его по праздникам очень долго, часто в течение всей жизни, могла передать его дочери. К архаичным одеждам во всем мире относятся и различные виды поясной одежды, сделанные из куска ткани, обернутого вокруг бедер. Если он надет поверх длинной рубашки, то его можно и не сшивать. Таковой и была понева, являющаяся основой орловского женского костюма, да и южновеликорусского в целом. Наиболее древней была понева распашная, т. е. состоящая из трех полотнищ, одно из которых располагалось сзади, а два других, пришитых к нему, по бокам. Спереди полотнища не сшивали, т. к. распашная понева надевалась непременно поверх длинной рубахи.
    В некоторых селах Болховского уезда правое полотнище не дошивали доверху, в Дмитровском уезде с одного бока снизу вшивали вставку "бедро" из кумача либо разноцветного тканья. В большинстве сел распашные поневы носили с подтыком , т. е. поднимали полы и затыкали у пояса, чем достигали необычного эффекта пышности, статности женской фигуры. Понева, как правило, делалась из домашней шерстяной ткани простого полотняного переплетения черного либо темносинего цвета в квадратную или прямоугольную прорисованную клетку. Понева была предметом особой гордости крестьянки. Чем богаче был украшен подол поневы, чем больше ярких полос было на ней, тем наряднее считалась хозяйка. В отдельных местностях богатые крестьянки кроме повседневной имели до трех понев. Самая богатая (семь нарядных полос) называлась "годовой", надевалась лишь по самым крупным религиозным праздникам, затем следовала "полугодовая" понева и самая скромная "воскресная", которую надевали к обедне по воскресным дням. Распашные поневы украшали полихромной вышивкой цветной шерстью, нашитыми полосами красной ткани, галунами, позументами, шерстяным тканьем. Зачастую край подола и полы обшивали "пояском" узкой тесьмой из шерсти. Встречались на Орловщине поневы-плахты (в западных уездах губернии) и более поздние поневы, сшитые по типу юбки. Понева зачастую была короче рубахи, и тогда из-под нее был виден расшитый подол рубахи. На Орловщине бытовали шерстяные тканые юбки, как правило, красные в полоску. Разные виды поясной одежды указывали на принадлежность к различным социальным группам крестьян. Н. С. Лесков в рассказе "Юдоль" упоминает о том, что в 1840-х годах в Орловской губернии крепостные женщины носили поневы, в отличие от этих поневниц свободные однодворки ходили в красных юбках. Каждое село жило своей замкнутой жизнью, и его жители нередко отличались от соседей не только говором, но и обычаями и, конечно, деталями одежды. В женском костюме понева в некоторых местностях заменялась сарафаном, косоклинным либо прямым. Наиболее ранним был сарафан из черного или темно-синего шерстяного домотканого материала, подол которого украшался красным сукном, лентами, блестками, золотой тесьмой.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Головной убор к костюму
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]

[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ] Свадебный костюм крестьянки. Орловская губ. Шерсть, холст, позумент, тесьма, блестки. Кон. XIX - нач. XX вв.
В Кромском уезде такие сарафаны носили название "шугай" или "полушугай". В кон. XIX нач. XX вв. появились сарафаны "московские" (прямого покроя). Были они, как правило, из набивного ситца, кумача, пестряди. Носили их преимущественно молодые женщины и девушки по праздникам. В музее хранится такой сарафан из д. Павлове Залегощенского района. Передники, третий важный элемент крестьянского костюма, почти повсеместно сплошь украшались вышивкой, тканым узором, кружевом. Называли их "запонами", "завесками", "занавесками". И действительно, они как бы драпировали, "занавешивали" женскую фигуру сверху донизу. В декоре передников особенно проявилось умение орловчанок составлять богатейшие узоры из полос, органично связывая и соподчиняя их друг другу. Ширина полос, их насыщенность узорами и цветом ритмично нарастают, как правило, к нижнему краю. Узор наиболее широкой и богато декорированной полосы часто выполнен "цветной перевитью" либо "белой строчкой". Заканчивается передник зубчатым кружевом, вязанным крючком. Чувство композиции подсказывало необходимость плавного перехода к белому полотну в верхней части завески. Поэтому верх украшали узкими красными полосками бранного ткачества, т. н. "розовым тканьем ". Все вместе составляло великолепную цветовую гармонию, которая наряду с богатым декором оплечьев рубашки представляла образ загадочной, "за семью печатями", и, в то же время, земной, осязаемой женщины. Важное место в женском одеянии занимал головной убор. Достаточно сложный, состоящий из множества деталей, он как бы завершал определенный образ. В западных и центральных районах Орловского края повсеместно встречающимся головным убором была кичка в соединении с "сорокой". "Сорока" это особым образом выкроенный и сшитый кусок ткани с вышитым очельем, который служил верхней частью головного убора. Поверх "сороки" надевался снизанный из бисера "позатылень", называемый в некоторых местностях "бороной". Такие головные уборы "сороки" украшались гарусом, золотным шитьем, бисером, дутыми бусами, бахромой. Праздничные уборы крестьянок были настолько яркими и блестящими, что в Дмитровском уезде их называли "златоглавами". Распространенный в Ливенском и Новосильском уездах головной убор крестьянки состоял из множества деталей. Новосильский убор, хранящийся в краеведческом музее, включает 9 предметов: "гребни" (в Ливенском уезде они носили название "опушины") из шелковых лент, собранных в мелкую сборку и сшитых вместе, бисерное очелье со знаками-оберегами, в виде ромбов с продолжающимися сторонами, "позатыльник", ленты, венок из бумажных цветов и птичьих перьев, которые должны были отгонять злые силы. Однако, при всей своей сложности, головной убор не был перегруженным. Чувство меры и здесь не изменило мастерицам. Основу наиболее распространенного головного убора из старинного села Борилово Болховского уезда составляет стеганая из толстого холста на подкладке кичка, богато расшитая блестками, бисером, бусинами из цветного дутого стекла, лентами, стеклярусом, украшенная подвесками из бисера, стекла, шерстяных нитей, которые иногда дополнялись круглыми шариками "пушками" из гусиного пуха. Сзади крепился позатыльник, также затейливо украшенный "позументами", бусинками, подвешенными на шерстяных разноцветных нитях, бахромой и др. Впереди на кичку крепился "гребень", особо нарядно расшитый "кругами ", составленными из разноцветных бус либо бисера. Вверху он был украшен шелковой красной лентой, собранной в мелкую складку. Кичка и позатыльник должны были полностью закрывать волосы замужней женщины, т. к. по древним поверьям человеческий волос обладал магической силой. Выйдя замуж, женщина становилась членом чужого рода, и, чтобы не принести несчастья родне мужа, она не имела права "опростоволоситься", т. е. показаться на людях с "простой" непокрытой головой. Такое дозволялось девушкам. Вплоть до замужества часто единственной одеждой девочек и девушек на выданье была длинная холщовая рубаха ("замашняя"), подвязанная узким пояском. Праздничную рубаху вышивали по вороту и подолу. Головного убора не было вовсе, по мере надобности повязывался платок. В праздник девушки надевали головной убор в виде твердой повязки, вышитой нитями либо бисером. Иногда девичья повязка украшалась ниспадающими лентами. Такой головной убор оставлял открытым длинную косу девичью красу. Летом дети ходили босиком, а в ненастье обували лапти лыковые либо "чуни" из пеньки. Зимой крестьянки носили распашную одежду из сукна: зипуны, свиты; овчины: шубы, полушубки, тулупы. Женские зипуны часто украшали цветным плисом, полушубки вышивали или расшивали тесьмой. Зимней обувью детей и взрослых служили валенки.
МУЖСКАЯ ОДЕЖДА
    Мужская крестьянская одежда в Орловской губернии шилась, в основном, как и женская, из домотканых материалов: холста, пестряди, набойки, сукна и овчины. Наряду с ними, в кон. XIX нач. XX вв. использовались и фабричные: кумач, ситец, сатин, плис, дешевые шерстяные ткани.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ] Костюм мужской. Орловская губ. Холст, пестрядь, вышивка «гладь» Кон. XIX - нач. XX вв.
Комплекс мужской будничной одежды состоял из рубахи-косоворотки с разрезом по левой стороне груди и штанов (портов). В зимнее время поверх холщовых штанов надевали штаны из домашней шерстяной ткани или онучного сукна. Рубахи носили навыпуск и подпоясывали узким пояском, к которому, по мере надобности, прикрепляли гребень, дорожный нож или другие мелкие предметы. Праздничную рубаху делали из тонкого отбеленного холста и украшали тканьем и вышивкой красно-черными нитями "настилом" либо "крестом" по вороту и разрезу на груди, манжетам рукавов и подолу. Ноги обували в лапти с онучами или в сапоги, в зимнее время носили валенки. Голову покрывали шапкой из серого войлока. Со 2-й половины XIX в. широко распространен картуз. Зимой носили ушанку или треух из сукна с оторочкой из овчины. Поверх рубах в зависимости от сезона и погоды надевалась распашная одежда из сукна: зипуны, кафтаны, свиты. Зимой носили овчинные полушубки, тулупы. Верхняя одежда мужчин подпоясывалась обычно широкими шерстяными домоткаными кушаками. Одежда крестьянских мальчиков отличалась лишь размерами, а по крою, фасону, элементам была практически такой, как одежда взрослых мужчин.


Орловский спис

[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]

[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Одним из характерных орловских ремесел является вышивка «Орловский спис». Корни этой вышивки уходят глубоко в старину в те времена, когда на территории орловщины жило племя вятичей – язычников, которые одними из последних, лишь в XIV веке, уступили христианству. Границы распространения списа удивительно совпадают с ареалом проживания вятичей в Орловской области. Охранительный смысл древних образов долго сохранялся в обрядовых действах и сопутствующих им предметах. Изображения древних символов по-прежнему почитались знаками доброй магии.
До нас дошли вышивки XVIII - начала XX века: полотенца, скатерти. Спис включает в себя сочетание двух технических приемов: набора и росписи. Преобладающий цвет – различные оттенки красного, достигаемые за счет плотности настила различных бранок – узорных заполнений внутри контура. Также добавлялся синий, а позднее – черный, желтый, зеленый. Характерными особенностями орловского списа являются необычные очертания рисунка и большое разнообразие бранок: стожок, вороний глазок, сумка с кочергой, волна, дробнушки, сосна, подковка и др. В списе преобладают традиционные мотивы: древо жизни, птица-пава, лягушка-рожаница. Сами причудливые формы подсказаны вышивальщицам окружающей природой: морозные узоры на окнах, облака, парящие в небе.
Сегодня традиции орловского списа продолжают развиваться орловскими мастерицами-вышивальщицами, используются новые образы и мотивы, но и старинные традиции сохраняются и передаются ученицам.


Глиняная чернышинская игрушка

[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]


Благодаря работе исследователей народного искусства Орловской области стала известна орловская игрушка д. Плешково Ливенского района и с. Чернышино Новосильского района. Наличие залежей белых огнеупорных глин способствовало развитию гончарного и игрушечного промыслов. В сравнении с другими игрушками, например дятьковскои и филимоновской, орловская игрушка отличается самобытностью. Это женские фигуры, всадники, животные и птицы. А лепка и роспись, как и в каждом промысле, оригинальны. В персонажах есть своя выразительность. Мастера расписывают игрушки, сдержанно позволяя любоваться фактурой и цветом. (Народные промыслы Орловской области. - С. 10)издревле мужчины лепили посуду, а женщины делали игрушки и свистульки. Брали эту глину под горой ранней весной и хранили в погребе или в других холодных местах. При изготовлении игрушек эту глину не мяли, а гладили, как бы сдвигая. После изготовления игрушки долго сушили на верхушках печей. Обжигали в общем горне, который выкладывали из камня в земле для каждого обжига. Раскрашивали игрушки минеральными и анилиновыми красками петушиным пером. Продавали их на двух ярмарках - Препловенской и Троицкой. Во время ярмарки улицы даже самых глухих деревень оглашались звуками свистулек.
Чернышевский игрушечный промысел тесно связан с верованиями и обрядами новосильских крестьян. Сюжеты игрушки в основном традиционны: женщины, птицы, коньки. Особенно хороши Чернышинские куклы-барыни, кормилки и девушки с косами. Также популярны кукушки и трехголовые кони, иногда с седоком.


Глиняная плешковская игрушка
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Игрушечным промыслом занимались женщины и девочки. Игрушки отличались внешней простотой и лаконичностью. Глина после обжига приобретала светло-розовые, телесные оттенки, а слюда, входящая в состав глины, делала ее нарядной, словно обсыпанной серебром. Раскраска обычно выполнялась в два цвета: синий и красный. Иногда использовался и зеленый. Рисунок наносился в виде кругов, пятен, параллельных линий, эффектно выглядевших на телесного цвета глине. Синяя краска готовилась из сушеных ягод бузины и голубых первоцветов, красная – из толченого кирпича, зеленая – из сока листьев лопуха или конопли. Сюжеты традиционны – конь, баба, солдат, уточка, петушок, корова, баран. Часто игрушка была свистулькой История сохранила имена самобытных игрушечниц из Плешково Ольги Даниловны Малютиной (1885-1974), Александры Михайловны Иваниловой (1911-1990), мастериц из Чернышино П.П.Чумичевой, её дочерей М.Л.Фоминой, П.П.Клининой, Т.П.Аленкиной. Ныне возрождением чернышинского промысла занимаются народные мастера Анна Харитоновна Афанасова (1929) и Наталья Николаевна Фролова (1955). Плешковская и Чернышинская игрушка представлены в экспозиции единственного в России музея игрушки в г. Сергиев Посад Московской области.

Ливенская гармошка
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
По селу тропинкой кривенькой В летний вечер голубой Рекрута ходили с ливенкой Разухабистой гурьбой. С. Есенин
Полюбилась во многих уголках России и ливенка - разновидность гармони, впервые изготовленная в г.Ливны в первой половине XIX века. В давнее время свадьба ли, вечеринка ли, проводы в армию не обходились без ливенки. Патриархом гармони, вероятно, по праву можно назвать Е.Ф.Занина. Он основоположник династии Заниных - мастеров, исполнителей и популяризаторов самобытного инструмента: сына Фёдора, внука Ивана, правнука Валентина. Кстати Валентин причастен к возрождению инструмента в 60-х гг. ХХ века, создал ансамбль «Ливенские гармошки». Ливенка звучала и звучит у нас в стране и за рубежом. О ливенке восхищённо писали А.А.Фет, Н.С.Лесков, И.А.Бунин, С.А.Есенин, К.Г.Паустовский. Лев Толстой, говорят, специально приезжал в Ливны её послушать. И местный поэт хорошо назвал ливенку «королевой крестьянского бала». (Рыжкин Г. Ливенские дали. - С.204-206; Народные промыслы Орловской области. - С. 13).
Далеко за пределами Орловской области известна гармошка «Ливенка» – один из изначальных вариантов русской ручной гармоники, простой и легкодоступный для музыканта. Ее возможности изумительно демонстрирует широкой публике ансамбль «Ливенские гармошки».
Сегодня традиции изготовления ливенки продолжают в Мастерской по ремонту и изготовлению музыкальных инструментов при Центре молодежи «Лидер» города Ливны. Кроме традиционных гармошек делают там и миниатюрные сувенирные ливенки в расписных футлярах и стилизованных подставках в виде балалайки, нотки, пенька.

Деревянная резьба.
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Издавна человек украшал своё жилище. Один из самых древних элементов дома - деревянная резьба. В Орловской области наиболее распространены следующие мотивы резьбы: 1. Морская волна; 2. Копьеобразный; 3. Растительный; 4. Сердца; 5. Солнца.Немало домов с оригинальной резьбой находится в Орле на улице Посадской. Своеобразная резьба и на доме, где вместе с родителями, братьями и сестрами жила будущая жена Л.Н.Андреева Александра Михайловна Велигорская (ул.2-я Посадская, 9). (Орловский вестник. – 2006. - 23 августа. - С.20). Деревянные избы с резьбой строили люди зажиточные: купцы, служащие, чиновники, дворяне... В родовых гнёздах прописались новые люди. Забыты имена резчиков и заказчиков. Редкое исключение - Дом-музей Л.Н.Андреева (ул. Пушкарная, 41). Известно, что здание построено в 1874 году по проекту отца писателя. Да ещё один восхитительный особняк на улице Панчука. В огромном доме, украшенном необычным для Орла профилированной накладной резьбой в стиле барокко, живут в окружении соседей потомки первого хозяина дома. Это был некий орловец Ильманин. Для себя и одной из любимых дочерей ко дню её свадьбы он заказал срубить великолепный дом... Орловский деревянный декор выполнен, в основном, методом пропиловки. Метод пришёл во второй половине ХIХ века на смену пышной корабельной рези, характерной для поселений на Волге и нижней Оке. (Орловский вестник.- 2001. - 14 декабря.- С. 7).








Мценское кружево
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Мценское кружево одно из самых старинных на Руси. Еще в ХVIII веке помещица Протасова открыла под Мценском мануфактуру по производству кружева. Она пригласила из Бельгии двух учительниц, и те обучали местных девушек. Русские девушки учились с интересом, но перенимали иностранное искусство творчески. Очень скоро мотивы их плетения стали настолько уникальны, что во всем мире заговорили о русском кружеве. Это было самое крупное кружевное производство в России. Круглый год на коклюшках работали 1200 мастериц. Продукцию поставляли царскому двору, вывозили в Англию и Турцию.
В конце ХIХ - начале ХХ веков много сделала для жителей Мценска княгиня Анна Дмитриевна Тенишева. Она строила школы и больницы для неимущих в городе и окрестных селах. В 1899 году она открыла во Мценске школу кружевниц для девочек 8 - 12 лет. Девочек учили не только ремеслу, но и грамоте, и основам рисунка, а так как количество обучающихся росло, то при школе был создан интернат для наиболее способных жительниц окрестных сел. Девочки там жили на полном пансионе.
Качество мценского кружева росло. На Всемирной выставке в Париже оно было удостоено серебряной медали, а на выставке в Глазго - почетного диплома.И вот школа кружевниц работает во Мценске вновь. Обучаются здесь дети три года. За это время они должны научиться плести мерное кружево, делать копии старинных образцов. Лучшие работы юных кружевниц можно увидеть в музее кружева, как и работы их преподавателей. Открыто ателье «Мценские узоры».Отличительной особенностью мценского кружева является активное использование геометрических мотивов, в то время, как в елецком кружеве чаще используют растительный орнамент. Если сравнивать с вологодским кружевом, то там более плотный, насыщенный узор, фоновых решеток почти не используют, а в Ельце и Мценске очень часто, потому узор получается более воздушным.
Тряпичная кукла
Тряпичные куклы в свое время создавались во всех деревнях и городах области. Исстари считалось, что детские игры могут вызвать урожай, богатство, счастливый брак или же, наоборот, принести несчастье, если небрежно обращаться с игрушками. Кукла в семье была символом продолжения рода, и занимательные игры в куклы только поощрялись.
Куклы делали так: брали ненужные тряпочки, нитки, а чаще всего путаную коноплю, оставшуюся от вычесывания. Сдавливали ее, связывали нитками в комочек, чтобы она имела форму головы, затем заворачивали в белую тряпочку. Когда голову скрутят, брали химический карандаш, и рисовали лицо. Некоторые мастерицы вышивали лицо. На куклах-оберегах лицо не рисовалось, поскольку считалось, что в этом случае в куклу могла вселиться нечистая сила. А потом заплетали косы, чаще из конопли плели недлинную косу и подсовывали под платок или самодельную шапку. Потом делали туловище, руки пришьют – возьмут палочки и обмотают тряпкой, так же ноги, а потом обшивали тканью. Дальше кроили одежду: для мальчика фуражка из тряпки и кафтан; а для девочки – кофточка, юбочка. Юбка пришивалась по талии иголкой с ниткой, а кофту опускали пониже, чтобы она прикрывала шов. На ноги шили обувь наподобие маленьких тапочек, или делали типа валенок или сапожек.
Для кукол делали кроватку, кто как мог, и отводили специальный уголок в избе. На кровать шили маленькие подушечки, набивали их травой сухой или овечьей шерстью. Куклу сажали или на кровать или ставили рядом.
Различают куклы-обереги, пеленашки, столбушки, неразлучники, кувадки для подвешивания над люлькой, кукла тещи, кукла свахи, цыганка, бабочка, зерновушка, набитая зернышками, которые после зимних игр ребенка особенно хорошо всходили.


Тряпичная кукла
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ][ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ][ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ][ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ][ Cкачайте файл, чтобы посмотреть картинку ]
Тряпичные куклы в свое время создавались во всех деревнях и городах области. Исстари считалось, что детские игры могут вызвать урожай, богатство, счастливый брак или же, наоборот, принести несчастье, если небрежно обращаться с игрушками. Кукла в семье была символом продолжения рода, и занимательные игры в куклы только поощрялись.
Куклы делали так: брали ненужные тряпочки, нитки, а чаще всего путаную коноплю, оставшуюся от вычесывания. Сдавливали ее, связывали нитками в комочек, чтобы она имела форму головы, затем заворачивали в белую тряпочку. Когда голову скрутят, брали химический карандаш, и рисовали лицо. Некоторые мастерицы вышивали лицо. На куклах-оберегах лицо не рисовалось, поскольку считалось, что в этом случае в куклу могла вселиться нечистая сила. А потом заплетали косы, чаще из конопли плели недлинную косу и подсовывали под платок или самодельную шапку. Потом делали туловище, руки пришьют – возьмут палочки и обмотают тряпкой, так же ноги, а потом обшивали тканью. Дальше кроили одежду: для мальчика фуражка из тряпки и кафтан; а для девочки – кофточка, юбочка. Юбка пришивалась по талии иголкой с ниткой, а кофту опускали пониже, чтобы она прикрывала шов. На ноги шили обувь наподобие маленьких тапочек, или делали типа валенок или сапожек.
Для кукол делали кроватку, кто как мог, и отводили специальный уголок в избе. На кровать шили маленькие подушечки, набивали их травой сухой или овечьей шерстью. Куклу сажали или на кровать или ставили рядом.
Различают куклы-обереги, «пеленашки», «столбушки», «неразлучники», «кувадки» для подвешивания над люлькой, «кукла тещи», «кукла свахи», «цыганка», «бабочка», «зерновушка», набитая зернышками, которые после зимних игр ребенка особенно хорошо всходили.

Список литературы
А.Лысенко, О. Попов, В. Сидоров. Орёл вчера и сегодня.
Орёл из века в век. Летопись событий.1566-2000г.
А.В. Гольцова . Орёл и орловцы. 
Л.И.Алексеева. Краеведческие записки. Выпуск 6. Дважды рождённый. В. Матвеев. Орловская губерния.
http://www.tourism-orel.ru/?2/iskusstvo_i_traditsii , 
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ].
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
[ Cкачайте файл, чтобы посмотреть ссылку ]
http://pandia.ru/text/78/580/25950.php









13 PAGE \* MERGEFORMAT 14215




"Искусство Орловского края"Arial BlackРисунок 1Рисунок 3

Приложенные файлы


Добавить комментарий