Методический бесплатный электронный материал для педагогов системы образования общего образования


МБОУ «Погромская средняя общеобразовательная школа им. А.Д. Бондаренко Волоконовского района Белгородской области»
Реферат
«Система и структура языка»
подготовил
ученик 10 класса
Стадченко Иван

руководитель
учитель русского языка и литературы
Морозова Алла Станиславовна
с. Погромец
СОДЕРЖАНИЕ
Введение……………………………………………………………………... 3
1. Понятие системы и структуры в языкознании ……………..…………... 5
2. Уровневая модель языковой структуры ………..………………………. 7
3. Уровни языка и единицы языка …………………………………………
4. Внутренняя система языка ……………………………………………….
5. Отличие системы от структуры …………………………………………. 9
14
17
Заключение…………………………………………………………………... 19
Список использованной литературы…………………………………......... 21
ВВЕДЕНИЕ
Язык имеет внутренний порядок, организацию своих частей в единое целое. Следовательно, системность и структурность характеризуют язык и его единицы как единое целое с разных сторон.
Система языка — это инвентарь его единиц, объединенных в категории и ярусы по типовым отношениям; структуру языка образуют отношения между ярусами и частями единиц; следовательно, структура языка — лишь один из признаков системы языка. Единица языка, категория языка, ярус языка, языковые отношения — эти понятия не совпадают, хотя они все важны для раскрытия понятия системы языка.
Единицы языка — его постоянные элементы, отличающиеся друг от друга назначением, строением и местом в системе языка. По своему назначению единицы языка делятся на номинативные, коммуникативные и строевые. Основной номинативной единицей является слово (лексема), коммуникативной — предложение. Строевые единицы языка служат средством построения и оформления номинативных и коммуникативных единиц; строевыми единицами являются фонемы и морфемы, а также формы слов и формы словосочетаний.
Единицы языка распределяются по категориям и ярусам языка. Категории языка — это группы однородных единиц языка; объединяются категории на основе общего, категориального признака, обычно семантического. Так, в русском языке имеются такие категории, как время и вид глагола, падеж и род имени (существительного и прилагательного), категория собирательности.
Ярус языка — совокупность однотипных единиц и категорий языка. Основными ярусами являются фонетический, морфологический, синтаксический и лексический. Как единицы внутри категории, так и категории внутри яруса связаны друг с другом на основе типовых отношений. Языковые отношения — это те взаимосвязи, которые обнаруживаются между ярусами и категориями, единицами и их частями.
Основными типами отношений являются парадигматические и синтагматические, ассоциативные и гипонимические (иерархические).
Парадигматические отношения — это те отношения, которые объединяют единицы языка в группы, разряды, категории. На парадигматические отношения опираются, например, система согласных, система склонения, синонимический ряд.
Синтагматические отношения объединяют единицы языка в их одновременной последовательности. На синтагматических отношениях строятся слова как совокупность морфем и слогов, словосочетания и аналитические наименования, предложения (как совокупности членов предложения) и сложные предложения.
Ассоциативные отношения возникают на основе совпадения во времени представлений, т.е. образов явлений действительности. Различают три вида ассоциаций: по смежности, по сходству и по контрасту. Эти виды ассоциаций играют большую роль при употреблении эпитетов и метафор, при образовании переносных значений слов.
Иерархические отношения — это отношения между неоднородными элементами, их подчинение друг другу как общего и частного, родового и видового, высшего и низшего. Иерархические отношения наблюдаются между единицами разных ярусов языка, между словами и формами при их объединении в части речи, между синтаксическими единицами при объединении их в синтаксические типы. Ассоциативные, иерархические и парадигматические отношения противостоят синтагматическим тем, что последние является линейными.
1. Понятие системы и структуры в языкознании
Язык имеет внутренний порядок, организацию своих частей в единое целое. Следовательно, системность и структурность характеризуют язык и его единицы как единое целое с разных сторон.
Система языка — это инвентарь его единиц, объединенных в категории и ярусы по типовым отношениям; структуру языка образуют отношения между ярусами и частями единиц; следовательно, структура языка — лишь один из признаков системы языка. Единица языка, категория языка, ярус языка, языковые отношения — эти понятия не совпадают, хотя они все важны для раскрытия понятия системы языка.
Единицы языка — его постоянные элементы, отличающиеся друг от друга назначением, строением и местом в системе языка. По своему назначению единицы языка делятся на номинативные, коммуникативные и строевые. Основной номинативной единицей является слово (лексема), коммуникативной — предложение. Строевые единицы языка служат средством построения и оформления номинативных и коммуникативных единиц; строевыми единицами являются фонемы и морфемы, а также формы слов и формы словосочетаний.
Единицы языка распределяются по категориям и ярусам языка. Категории языка — это группы однородных единиц языка; объединяются категории на основе общего, категориального признака, обычно семантического. Так, в русском языке имеются такие категории, как время и вид глагола, падеж и род имени (существительного и прилагательного), категория собирательности.
Ярус языка — совокупность однотипных единиц и категорий языка. Основными ярусами являются фонетический, морфологический, синтаксический и лексический. Как единицы внутри категории, так и категории внутри яруса связаны друг с другом на основе типовых отношений. Языковые отношения — это те взаимосвязи, которые обнаруживаются между ярусами и категориями, единицами и их частями.
Основными типами отношений являются парадигматические и синтагматические, ассоциативные и гипонимические (иерархические).
Парадигматические отношения — это те отношения, которые объединяют единицы языка в группы, разряды, категории. На парадигматические отношения опираются, например, система согласных, система склонения, синонимический ряд.
Синтагматические отношения объединяют единицы языка в их одновременной последовательности. На синтагматических отношениях строятся слова как совокупность морфем и слогов, словосочетания и аналитические наименования, предложения (как совокупности членов предложения) и сложные предложения.
Ассоциативные отношения возникают на основе совпадения во времени представлений, т.е. образов явлений действительности. Различают три вида ассоциаций: по смежности, по сходству и по контрасту. Эти виды ассоциаций играют большую роль при употреблении эпитетов и метафор, при образовании переносных значений слов.
Иерархические отношения — это отношения между неоднородными элементами, их подчинение друг другу как общего и частного, родового и видового, высшего и низшего. Иерархические отношения наблюдаются между единицами разных ярусов языка, между словами и формами при их объединении в части речи, между синтаксическими единицами при объединении их в синтаксические типы. Ассоциативные, иерархические и парадигматические отношения противостоят синтагматическим тем, что последние является линейными.
2. Уровневая модель языковой структуры
Языковые уровни располагаются по отношению друг к другу по принципу восходящей или нисходящей сложности единиц языка. Сущность этого явления заключается в сохранении свойств и признаков единиц низшего уровня в системе высшего уровня, но уже в более совершенной форме. Таким образом, отношения между уровнями языковой системы не сводимы к простой иерархии - подчинения или вхождения. Поэтому систему языка справедливо называть системой систем.
Рассмотрим единицы языка с точки зрения сегментации речевого потока. При этом под единицей языка понимается то, что, выражая значение, материализуется в речевых сегментах и их признаках. Поскольку речевая реализация единиц языка характеризуется достаточно широким диапазоном вариативности, то к выделенным речевым сегментам применяется мыслительная операция отождествления, заключающаяся в том, что формально различающиеся речевые сегменты признаются материальным воплощением одной и той же единицы языка. Основанием для этого служит общность выражаемого варьирующимися единицами значения или выполняемой ими функции.
Началом сегментации речевого потока является выделение в нем коммуникативных единиц - высказываний, или фраз. В системе языка ему соответствует синтаксема или синтаксическая модель, представляющая синтаксический уровень языка. Следующим этапом сегментации является членение высказываний на словоформы, в которых совмещаются несколько неоднородных функций (номинативная, деривационная и релятивная), поэтому операция отождествления осуществляется отдельно по каждому направлению.
Класс словоформ, характеризующийся одинаковыми по значению корневыми и аффиксальными морфемами, отождествляется в основную единицу языка - слово, или лексему.
Словарный состав того или иного языка образует лексический уровень. Класс словоформ, обладающий одинаковым словообразовательным значением, составляет словообразовательный тип - дериватему. Класс словоформ с тождественными формообразовательными аффиксами отождествляется в грамматическую форму - граммему.
Следующий этап сегментации речевого потока состоит в выделении наименьших значимых единиц - морфов. Морфы с тождественными лексическими (корни) и грамматическими (служебные и аффиксальные) значениями объединяются в одну единицу языка - морфему. Вся совокупность морфем данного языка образует в системе языка морфемный уровень. Завершает сегментацию речевого потока выделение в морфах минимальных речевых отрезков - звуков. Разные по своим физическим свойствам звуки, или фоны, могут выполнять одну и ту же смыслоразличительную функцию. На этом основании звуки отождествляются в одну языковую единицу - фонему. Фонема - минимальная единица языка. Система фонем образует фонологический уровень языка.
Таким образом, выделение уровня или подсистемы языка допускается в том случае, когда: подсистема обладает основными свойствами языковой системы в целом; подсистема отвечает требованию конструктивности, то есть единицы подсистемы служат конструированию единиц подсистемы более высокой организации и вычленяются из них; свойства подсистемы качественно отличаются от свойств конструирующих ее единиц нижележащей подсистемы; подсистему определяет единица языка, качественно отличающаяся от единиц смежных подсистем. Своеобразием уровневой модели языковой системы является стремление представить язык как симметричную и идеально упорядоченную схему. Эта идея, сама по себе довольно привлекательная, однако не является вполне адекватной, поскольку язык не представляет собой абсолютно гармоничной, симметричной и идеально упорядоченной системы. Поэтому все большую популярность приобретает полевая модель языковой системы
3. Уровни языка и единицы языка
Единицы языка — это элементы системы языка,  имеющие разные функции и значения. К основным единицам языка относят звуки речи, морфемы (части слова), слова, предложения.
Единицы языка образуют соответствующие уровни языковой системы: звуки речи — фонетический уровень, морфемы — морфемный уровень, слова и фразеологизмы — лексический уровень, словосочетания и предложения — синтаксический уровень.
Каждый из языковых уровней тоже является сложной системой или подсистемой, а совокупность их образует общую систему языка.
Язык — естественно возникшая в человеческом обществе и развивающаяся система облеченных в звуковую форму знаковых единиц, способная выразить всю совокупность понятий и мыслей человека и предназначенная прежде всего для целей коммуникации. Язык в одно и то же время — условие развития и продукт человеческой культуры. (Н. Д. Арутюнова.)
Низший уровень языковой системы — фонетический, он состоит из простейших единиц — звуков речи; единицы следующего, морфемного уровня — морфемы — состоят из единиц предшествующего уровня — звуков речи; единицы лексического (лексико-семантического) уровня — слова — состоят из морфем; а единицы следующего, синтаксического уровня — синтаксические конструкции — состоят из слов.
Единицы разных уровней различаются не только местом в общей системе языка, но и назначением (функцией, ролью), а также строением. Так, кратчайшая единица языка — звук речи служит для опознавания и различения морфем и слов. Сам звук речи значения не имеет, со смыслоразличением он связан лишь косвенно: сочетаясь с другими звуками речи и образуя морфемы, он способствует восприятию, различению морфем и образуемых с их помощью слов.
Звуковой единицей является и слог — отрезок речи, в котором один звук выделяется наибольшей звучностью в сравнении с соседними. Но слоги не соотносятся с морфемами или какими-либо другими значимыми единицами; кроме того, выявление границ слога не имеет достаточных оснований, поэтому некоторые ученые не включают его в число основных единиц языка.
Морфема (часть слова) — кратчайшая единица языка, имеющая значение. Центральная морфема слова — корень, в котором заключено основное лексическое значение слова. Корень присутствует в каждом слове и может полностью совпадать с его основой. Суффикс, приставка и окончание вносят дополнительные лексические или грамматические значения.
Различают морфемы словообразовательные (образующие слова) и грамматические (образующие формы слова).
В слове красноватый, например, три морфемы: корень краен- имеет признаковое (цветовое) значение, как и в словах красный, краснеть, краснота; суффикс -оват- обозначает слабую степень проявления признака (как в словах черноватый, грубоватый, скучноватый); окончание -ый имеет грамматическое значение мужского рода, единственного числа, именительного падежа (как в словах черный, грубый, скучный). Ни одна из этих морфем на более мелкие значимые части разделена быть не может.
Морфемы с течением времени по своей форме, по составу звуков речи могут видоизменяться. Так, в словах крыльцо, столица, говядина, палец некогда выделявшиеся суффиксы слились с корнем, произошло опрощение: производные основы превратились в непроизводные. Так же может изменяться и значение морфемы. Синтаксической самостоятельностью морфемы не обладают.
Слово — основная значимая, синтаксически самостоятельная единица языка, служащая для наименования предметов, процессов, свойств. Слово представляет собой материал для предложения, причем предложение может состоять из одного слова. В отличие от предложения, слово вне речевого контекста и речевой ситуации не выражает сообщения.
В слове сочетаются признаки фонетические (его звуковая оболочка), морфологические (совокупность составляющих его морфем) и семантические (совокупность его значений). Грамматические значения слова материально существуют в его грамматической форме.
Большинство слов многозначно: например, слово стол в конкретном речевом потоке может обозначать род мебели, вид пищи, набор блюд, предмет медицинской обстановки. Слово может иметь варианты: ноль и нуль, сох и сохнул, песнь и песня.
Слова образуют в языке определенные системы, группы: на основе грамматических признаков — систему частей речи; на основе словообразовательных связей — гнезда слов; на основе смысловых отношений — систему синонимов, антонимов, тематических групп; по исторической перспективе — архаизмы, историзмы, неологизмы; по сфере использования — диалектизмы, профессионализмы, жаргонизмы, термины.
К слову по его функции в речи приравниваются фразеологизмы, а также составные термины (точка кипения, вставная конструкция) и составные названия (Белое море, Иван Васильевич).
Из слов образуются словосочетания — синтаксические конструкции, состоящие из двух или более знаменательных слов, соединенных по типу подчинительной связи (согласования, управления, примыкания).
Словосочетание наряду со словом является элементом построения простого предложения.
Предложения и словосочетания образуют синтаксический уровень языковой системы.
Предложение — одна из основных категорий синтаксиса. Оно противопоставлено слову и словосочетанию по формальной организации, языковому значению и функциям. Предложение характеризуется интонационным строем — интонацией конца предложения, законченности или незаконченности; интонацией сообщения, вопроса, побуждения. Особая эмоциональная окрашенность, которая передается интонацией, может превратить любое предложение в восклицательное.
Предложения бывают простые и сложные.
Простое предложение может быть двусоставным, имеющим группу подлежащего и группу сказуемого, и односоставным, имеющим только группу сказуемого или только группу подлежащего; может быть распространенным и нераспространенным; может быть осложненным, имеющим в своем составе однородные члены, обращение, вводную, вставную конструкцию, обособленный оборот.
Простое двусоставное нераспространенное предложение членится на подлежащее и сказуемое, распространенное — на группу подлежащего и группу сказуемого; но в речи, устной и письменной, происходит смысловое членение предложения, которое в большинстве случаев не совпадает с членением синтаксическим. Предложение членится на исходную часть сообщения — «данное» и на то, что утверждается в нем, «новое» — ядро сообщения. Ядро сообщения, высказывания выделяется логическим ударением, порядком слов, им завершается предложение. Например, в предложении Пред сказанный накануне ливень с градом разразился утром исходной частью («данным») является предсказанный накануне ливень с градом разразился, а ядром сообщения («новым») выступает утром, на него падает логическое ударение.
Сложное предложение объединяет два или более простых. В зависимости от того, какими средствами связаны части сложного предложения, выделяются сложносочиненные, сложноподчиненные и бессоюзные сложные предложения.
В наши дни русский язык, несомненно, активизирует свои динамические тенденции и вступает в новый период своего исторического развития. Сейчас, конечно, еще рано делать какие-либо прогнозы о путях, по которым пойдет русский язык, служа развитию новых форм сознания и жизнедеятельности. Ведь язык развивается по своим объективным внутренним законам, хотя и живо реагирует на разного рода «внешние воздействия». Именно поэтому наш язык требует к себе постоянного пристального внимания, бережной заботы — особенно на том переломном этапе общественного развития, который он переживает. Мы всем миром должны помочь языку обнаружить его первоначальную суть конкретности, определенности формулирования и передачи мысли. Ведь хорошо известно, что любой знак — это не только орудие общения и мышления, но также еще и практическое сознание.
Трудно сказать, предстоят ли русскому языку синтаксические, а тем более морфологические сдвиги. Ведь такого рода изменения требуют очень значительного времени и к тому же не напрямую связываются с внешними воздействиями. Вместе с тем можно3, видимо, ожидать значительных стилистических перегруппировок. Важными «внешними» стимулами в этих процессах будут такие явления, как научно-технический прогресс, превращение русского языка в мировой язык современности, ставшее одной из глобальных реальностей нашего времени.
На наших глазах идет творение фразеологии, преодолевающей формализм и открывающей возможность прямого, откровенного обсуждения сложившегося положения, реальных дел и задач. Например: убирать завалы (прошлого); искать развязки; прибавить в работе; усилить поиск; оздоровить общество; воспитывать словом и делом и т. п.
Новое политическое мышление требует и новых речевых средств, точного их употребления. Ведь без языковой точности и конкретности не может быть ни подлинной демократии, ни стабилизации экономики, ни прогресса вообще. Еще М. В. Ломоносов высказывал мысль о том, что развитие национального сознания народа прямо связано с упорядочением средств общения. (Л. И. Скворцов.)
4. Внутренняя система языка
Самым замечательным свойством структуры языка является возможность конструировать бесконечное число средств общения (предложений) из конечного запаса элементов (слов). За пределами языка каждое символическое средство коммуникации – сигнал горна, дорожный знак, республиканский слон – представляют собой изолированный случай. Однако при обучении своему родному языку никому не приходится заучивать одно за другим предложения языка. Вместо этого потенциально бесконечное разнообразие предложений конструируется в соответствии с правилами, определяющими возможности сочетания слов в составе предложения. Существуют два вида правил. Синтаксические правила определяют, какие комбинации единиц являются допустимыми. Так, для английского языка комбинация Артикль + Имя + Непереходный глагол дает приемлемое предложение (например, The boy fell «Мальчик упал»), а комбинация Глагол + Имя + Артикль + Предлог – нет (например, Ran boy the on). Семантические правила определяют, каким образом значение более сложной конструкции (синтаксической группы или предложения) выводится из значений и организации (синтаксиса) составляющих ее слов. Семантическая структура языка необычайно сложна. Приведем два примера, чтобы проиллюстрировать, что здесь имеется в виду. Во-первых, значение предложения может зависеть от порядка слов: ср. предложения John hit Jim «Джон ударил Джима» и Jim hit John «Джим ударил Джона» (в английском различие только в порядке слов). Во-вторых, неоднозначность может возникать в результате того, что составляющие в синтаксической группе по-разному взаимодействуют между собой, например, copper kettle «медный котел» – это котел, сделанный из меди, тогда как copper mine «медный рудник» – это не рудник, сделанный из меди, а место, где добывают медь.
Сложная и одновременно системная природа языка наглядно проявляется и в элементах меньших, чем синтаксические единицы, и даже меньших, чем слова. Слова сами по себе имеют сложное устройство, и этому устройству присуща определенная регулярность. Многие слова состоят из нескольких значимых единиц – морфем, значения которых соединяются по определенным правилам в значении слова. Так, например, морфема прошедшего времени -ed в английском языке будет модифицировать значение любой глагольной морфемы, к которой она присоединяется. Суффикс -en в английском преобразует прилагательные в глаголы: от прилагательного cheap «дешевый» образуется глагол to cheapen, что означает «удешевлять»; от прилагательного worse «худший (сравнительная степень)» – глагол to worsen «ухудшать» и т.д. Морфема является мельчайшим значимым элементом языка. Сами морфемы состоят из элементов звуковой системы языка – фонем, которые на письме передаются, хотя и не полностью последовательно, в виде букв. Семантических правил, которые определяли бы построение морфем из фонем, не существует, поскольку последние не имеют значения. Однако в каждом языке имеются общие принципы, определяющие, какие комбинации фонем возможны, а какие – нет (своего рода синтаксис). В английском языке, например, «fgl» не является допустимой последовательностью, тогда как многие комбинации, например «faba», вполне возможны с точки зрения фонологии этого языка (хотя не являются словами, т.е. не имеют значения).
Язык, таким образом, демонстрирует иерархическую организацию, в которой единицы каждого уровня, кроме самого низшего, складываются в соответствии с определенными регулярными моделями из единиц более низкого уровня. Конкретные разделы лингвистики изучают разные уровни этой иерархии и взаимодействия этих уровней между собой. Фонология изучает элементарные звуки языка и их комбинации. Морфология – это учение о морфемах языка и их сочетаемости. Синтаксис изучает формирование словосочетаний (синтаксических групп) и предложений. Семантика призвана иметь дело со значениями морфем и слов и различными способами построения значений более крупных единиц из значений единиц более мелких.
Не существует единого мнения о том, как именно следует представлять структуру языка. Предлагаемый здесь способ представления является одним из наиболее простых; многие специалисты полагают, что необходимы более сложные способы представления. Однако, каковы бы ни были детали тех или иных описаний, лингвисты сходятся на том, что язык представляет собой комплексную систему, организованную таким образом, что, овладев некоторым обозримым множеством элементов и правилами их сочетания, человек приобретает способность производить и понимать неограниченное количество конкретных сообщений. Именно эта гибкость обеспечивает языку то исключительное положение, которое он занимает среди других средств общения.
Обычно языковеды ограничивают свое внимание звуковым языком и, более конкретно, звуками, порождаемыми человеческим голосовым аппаратом. В принципе, однако, такое ограничение не является обязательным. Организация, подобная той, которая была только что описана, может быть присуща используемым для целей общения системам визуальных знаков, дымовых сигналов, щелкающих звуков и любых других воспринимаемых явлений. Соответствующие возможности эксплуатируются как в письменном языке, так и в сигналах семафора. Важно, тем не менее, то обстоятельство, что все существующие языки либо состоят из производимых голосом звуков, либо производны от звукового языка. Письменный язык лучше считать системой для записи звукового языка, чем особым самостоятельным языком. В ходе развития как общества, так и индивида, сперва появляется звуковой язык, а письмо возникает позднее – как средство для сохранения языковых сообщений. Грамотные люди часто совершают ошибку, сокрушаясь по поводу непоследовательностей в произношении написанных слов, вместо того чтобы сетовать относительно непоследовательности и несовершенства письменной фиксации слов звучащих.
5. Отличие структуры от системы
Термин «структура» без должного разграничения употребляется наряду с термином «система» в качестве своеобразного синонима последнего. Такое беспорядочное чередование этих двух терминов чрезвычайно распространено в лингвистской литературе.
Сам А. А. Реформатский считает необходимым провести их разграничение, указывая и принципы этого разграничения. «Понятия структуры и системы, — пишет он, — требуют специального рассмотрения, несмотря на то, что эти термины постоянно употребляются, но без должной терминологической четкости. Эти два термина часто синонимируют, что только запутывает вопрос. Целесообразнее их четко различать: система — это связь и взаимосвязанность по горизонтали, структура — это вертикальный аспект. Система — единство однородных элементов, структура — единство разнородных элементов. Весь язык — система через структуру».
Не останавливаясь еще раз на своеобразии понимания А.А. Реформатским терминов «структура» и «система», в частности, в применении их к языку (об этом уже говорилось выше), следует признать чрезвычайно своевременным требование их уточнения и расчленения.
Понятие структуры отнюдь не ново для науки о языке; еще В. Гумбольдт указывал на структурность как на одну из самых существенных черт природы языка. Однако в центр внимания языковедов это понятие встало только в последние годы в связи с возникновением ряда лингвистических направлений, не совсем точно объединяемых в одну общую школу лингвистического структурализма.
Понятие структуры, широко применяемое в наши дни в различных науках, обычно имеет в виду не такие образования, которые состоят из некоторой механической (хотя, может быть, и упорядоченной и даже закономерно взаимосвязанной) совокупности элементов, позволяющих изучать себя изолированно, но целостные единства, элементы которых связаны внутренней взаимообусловленностью таким образом, что само существование этих элементов и их качественные особенности обусловливаются строением данного целостного единства.
Каждый элемент структуры, сам по себе автономный, будучи изолирован от структуры и рассмотрен вне внутренних связей, существующих в ней, лишается тех качеств, которые придает ему его место в данной структуре, почему изолированное его изучение не дает правильного представления о его действительной природе. Входя в состав структуры, всякий элемент приобретает, таким образом, «качество структурности» (Structurqualität). Но не только его качественные особенности, но и формы развития испытывают прямое воздействие законов, управляющих функционированием и развитием структуры целостного единства.
Тем самым как характер самих элементов структуры, так и формы их взаимоотношений на каждом данном этапе их функционирования (в синхронии) оказываются обусловленными прошлыми этапами своего существования (диахрония).
Вышеприводимый пример из истории окончаний болгарских прилагательных, показывающий связь и взаимодействие элементов языка в процессе их развития, фактически говорит не столько в пользу тезиса о системном характере языка, сколько подтверждает структурную его организацию в описанном выше смысле. Он наглядно демонстрирует взаимодействие синхронического (функционирование) и диахронического (развитие) аспектов языка.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Язык – это система знаков, выражающих идеи. Знаки – сущности двусторонние: смысловая (понятийная, внутренняя, идеальная) сторона знака называется планом содержания (означаемым); звуковая (материальная, внешняя) сторона знака называется планом выражения (означающим). Связь между этими сторонами хотя и необходима, но для непроизводных слов в принципе условна, будучи основанной на договоренности. Мотивированными можно признать знаки производной структуры, поскольку их значение и форма могут быть истолкованы через отсылку к соответствующему производящему однокоренному слову.
Требованиям знаков отвечают все единицы языка, кроме фонем. Это морфемы (значимые части слова: корни, приставки, суффиксы, окончания), слова, словосочетания, предложения (суперзнаки).
Наука о знаках называется семиотикой. Ее возникновение более чем за 80 лет до нашего времени предсказал гениальный швейцарский лингвист Ф. де Соссюр. Семиотика сегодняшнего дня – наука, изучающая общие свойства в строении и функционировании различных знаковых систем, хранящих и передающих информацию в человеческом обществе (язык, обряды, обычаи др.), в природе (коммуникация в мире животных) и др.
В процессе изучения языка его стратифицируют («расслаивают») на подсистемы все меньших рангов вплоть до микросистем. Самые крупные подсистемы называют ярусами (уровнями) языка. В большинстве языков их фонетико-фонологический, морфологический, лексический, синтаксический. Требованиям ярусов эти подсистемы отвечают потому, что структурно-функциональные (инвариантные) единицы, которыми они представлены (фонемы, морфемы, лексемы, предложения), находятся между собой в иерархических отношениях. Такой тип отношений, естественно, присущ и самим ярусам, что дает основания рассматривать язык как систему систем. Но «трактовать язык как систему – значит анализировать его структуру», т.е. сеть отношений между элементами (единицами).
Существует два типа таких отношений, присущих каждому ярусу языка – синтагматические, т.е. отношения сочетаемости одноуровневых единиц в речевой цепи, и парадигматические – отношения противопоставления (оппозитивные) и отношения функционального тождества элементов в системе языка (эквивалентностные). Говоря словами Ф. де Соссюра, «весь механизм языка зиждется исключительно на тождествах и различиях, причем эти последние являются лишь оборотной стороной первых».
Изучение языка как системно-структурного образования – главная задача лингвистики, ибо все, чем отличаются языки друг от друга, обусловлено в конечном счете специфическими особенностями системно-структурной организации элементов, присущих конкретным языкам.
Список использованной литературы
Бодуэн де Куртенэ И. А. Избранные труды по общему языкознанию. Изд. АН СССР. Т. 1,2, 1963
Вандриес Ж. Язык / Русский пер. М., 1935
Горнунг Б.В. О характере языковой структуры // Вопросы языкознания. 1959. №1. С. 43-49
Де Соссюр Ф. Курс общей лингвистики / Русский пер. М., 1933. [Новое издание см. в кн.: Де Соссюр Ф. Труды по языкознанию. М., 1977]
Общее языкознание: Внутренняя структура языка. М., 1972. Главы 1 и 2
Пауль Г. Принципы истории языка / Русский пер. М., 1958
Плотников Б.А. О форме и содержании в языке. Минск, 1989
Сепир Э. Язык / Русский пер. М., 1934. [Новое издание см. в кн.: Сепир Э. Избранные труды по языкознанию и культурологии. М., 1993]
Солнцев В.М. Язык как системно-структурное образование. М., 1977

Приложенные файлы


Добавить комментарий