Сценарий Литературной гостиной, посвященной творчеству поэтов начала 20 века «Серебряный век русской поэзии» (А.А.Блок, А.А.Ахматова, М.И.Цветаева, С.А.Есенин)

Государственное краевое бюджетное специальное (коррекционное) образовательное учреждение для обучающихся, воспитанников с ограниченными возможностями здоровья «Специальная (коррекционная) общеобразовательная школа-интернат для детей с нарушением слуха 1, 2 вида»

Сценарий
Литературной гостиной, посвященной творчеству поэтов начала 20 века
«Серебряный век русской поэзии»
(А.А.Блок, А.А.Ахматова, М.И.Цветаева, С.А.Есенин)


Учителя высшей категории русского языка и литературы Васильевой Е.Н.
2007/2008 учебный год
Встреча поэтов происходит в доме поэта М.Волошина.
Дом на берегу Черного моря в Коктебеле. Веранда. Из дверей веранды видна библиотека. Цветы. Портреты. Статуэтки. Стоп. На столе бумаги, беспорядок. За верандой – сад. В отдалении видны море, пляж, небольшие домики, кипарисы.
На веранде столы, плетеные кресла, самовар, чашки для чая и т. д.
В углу веранды собака.
17 августа 1916 года. День именин Волошина. Максимилиан Волошин и его жена М.С.Заболоцкая.
Гости, дети, поэты, поэтессы.
Супруги Волошины встречают гостей.
Ведущий: Максимилиан Волошин родился 16 мая 1877 года в духов день, когда «земля-именинница». Отсюда и его склонность к духовно-религиозному восприятию мира. Родился в Киеве, юность прошла в Москве. Посетил Италию, Швейцарию, Париж, Берлин. В 16 лет Максимилиан с матерью переезжает в Крым, Коктебель. Волошин – талантливый поэт, художник, писатель, гостеприимный и хлебосольный человек.
Приоткроем дверь веранды, куда съезжаются друзья на именины поэта, и послушаем, о чем говорят.
(Дверь приоткрывается. Слышны музыка, пение. Входит Марина Цветаева. Подходит к Волошину, подает руку для пожатия)
Волошин: Марина Ивановна, почему вы даете руку так, точно подкидываете мертвого младенца?
Цветаева: То есть?
Волошин: (спокойно) Да, да! Именно мертвого младенца – без всякого пожатия, как посторонний предмет. Руку нужно давать открыто, прижимать плотно всей ладонью к ладони, в этом весь смысл рукопожатия, потому что ладонь – это жизнь. А не подсовывать ее как-то боком, как какую-то гадость, не нужную ни вам, ни другому. В вашем рукопожатии отсутствует доверие, просто обидеться можно. Ну дайте мне руку, как следует.
(Пожимают друг другу руки, обнимаются. Марина Ивановна отходит, садится в кресло).
Цветаева: Максимилиан Александрович, что новенького вы написали?
Волошин: (читает)
Вначале был мятеж.
Мятеж был против Бога,
И Бог был мятежом,
И все, что есть, началось чрез мятеж.
Из вихрей и противоборств возник
Мир осязаемых и стойких равновесий.
И равновесие стало веществом.
Но этот мир, разумный и жестокий,
Был обречен природой на распад.
Кто-то из гостей: Вы до сих пор считаете себя подмастерьем?
Волошин: жизнь – бесконечное познанье. Возьми свой посох – и иди! И я с этих пор остаюсь верен этому завету.
Тот же голос: Но есть ли у этого странствия цель и конец?
Волошин: цель поэта – стать из подмастерья Мастером.
Когда же ты поймешь, что ты
Не сын Земле,
Но путник по Вселенной,
Когда поймешь, что человек рожден,
Чтоб выплавить из мира
Необходимости и разума
Вселенную свободы и Любви,
Тогда лишь
Ты станешь Мастером.
Я считаю, что мир, основанный на любви, - высшее достижение, к которому должно стремиться человечество. По пути к нему следует постичь природу зла и метод борьбы с ним; зло надо не отвергать, а преображать в добро любовью и доверием.
«Не бежать греха, но,
Грех приняв на себя,
Собой его очистить.»
Марина, ты нам что-нибудь прочтешь?
Цветаева: «Кошки». Посвящаю Вам, Максимилиан Александрович.
Они приходят к нам, когда
У нас в глазах не видно боли,
Но боль пришла – их нету боле;
В кошачьем сердце нет стыда!
Смешно, не правда ли, поэт,
Их обучать домашней роли?
В кошачьем сердце рабства нет.
Как ни мани, как ни зови,
Как ни балуй, в уютном холе,
Единый миг – они на воле;
В кошачьем сердце нет любви!
(Исполняется песня на слова Цветаевой)
Цветаева: (поет)
Мне нравится, что вы больны не мной,
Мне нравится, что я больна не вами,
Что никогда тяжелый шар земной
Не уплывет под нашими ногами.
Мне нравится, что можно быть смешной,
Распущенной – и не играть словами,
И не краснеть удушливой волной,
Слегка соприкоснувшись головами.
Мне нравится еще, что вы при мне
Спокойно обнимаете другую,
Не прочите мне в адовом огне
Гореть за то, что я вас не целую,
Что имя нежное мое, мой нежный взгляд не
Напоминаете ни днем, ни ночью – всуе
Что никогда в церковной тишине
Не пропоют над нами: аллилуйя!
Спасибо вам и сердцем и рукой
За то, что вы меня – не зная сами! –
Так любите: за мой ночной покой,
За редкость встреч закатными часами,
За наши негулянья под луной,
За солнце не у нас над головами, -
За то, что вы больны – увы! – не мной,
За то, что я, - увы! – больна не вами.
Волошин: Хочу у зеркала, где муть
И сон туманящий,
Я выпытать – куда вам путь
И где пристанище.
Я вижу: мачты корабля,
И вы – на палубе
Вы – в дымке поезда поля
В вечерней жалобе
Вечерние поля в росе,
Над нами – вороны
- Благословляю вас на все
Четыре стороны.
(Из сада на террасу поднимается Блок и Ахматова. Блок раскланивается с Цветаевой, Ахматова целует Цветаеву в щеку)
Ахматова: (Цветаевой) Рада вас видеть, дорогая.
Цветаева: (улыбаясь) Я тоже, я тоже
(Хозяева предлагают гостям чай. В это время появляется Клюев, Есенин и его друзья. Волошин встает им навстречу)
Волошин: О, Клюев, Николай Алексеевич! Рад вас видеть!
Клюев: Здравствуйте, Максимилиан. Здравствуйте, дорогая Мария С приветствую вас, Анна Андреевна, Марина Ивановна! (Блоку) Александр Александрович и вы здесь? Какая удача! (раскланявшись и осмотревшись) Благодать Какая здесь благодать! Море, солнце, чудесный сад! После «края дождей и непогоды» это кажется раем земным. (Показывает на Есенина) Вот, привел к вам юношу златокудрого, знакомьтесь.
С.Есенин: Сергей Есенин. Простите, я здесь с друзьями.
Волошин: Очень хорошо. Располагайтесь. Чувствуйте себя непринужденно.
Ахматова: Однако не забудьте, что в ответ на приглашение хозяев мы должны предъявить свою визитку, т. е. поделиться планами, почитать свои стихи.
Блок: Почитайте, Анна Андреевна, «Все мы бражники здесь»
Ахматова: Когда я читаю «Я надела узкую юбку», публика обычно смеется.
Блок: Пусть вас это не смущает. Когда я читаю «И пьяницы с глазами кроликов», - тоже смеются. Но мы же в узком кругу.
Ахматова: Нет, я прочту вам это.
Смятение
Было душно от жгучего света
А взгляды его как лучи.
Я только вздрогнула: этот
Может меня приручить.
Наклонился от что-то скажет...
От лица отхлынула кровь.
Пусть камнем надгробным ляжет
На жизни моей любовь.

Не любишь? Не хочешь смотреть?
О, как ты красив, проклятый!
И я не могу взлететь,
А с детства была крылатой.
Мне очи застит туман,
Сливаются вещи и лица
И только красный тюльпан,
Тюльпан у тебя в петлице.

Как велит простая учтивость,
Подошел ко мне, улыбнулся,
Полуласково, полушутливо
Поцелуем руки коснулся -
И загадочных, древних ликов
На меня поглядели очи...
Десять лет замираний и криков,
Все мои бессонные ночи
Я вложила в тихое слово
И сказала его напрасно.
Отошел ты и стало снова
На душе и пусто, и ясно.
Музыка: Рахманинов., «Вокализ».

























15

Приложенные файлы


Добавить комментарий