Статья Важность осмысления в сознании каждого человека проблемы добра и зла.


Важность осмысления в сознании каждого человека
проблемы добра и зла


Актуальность проблемы. Добро и зло – наиболее общие понятия, позволяющие оценивать действия и поступки людей. Категории добра и зла коренятся в понятии ценности и глубоко связаны с нравственной жизнью человека. Человек по природе своей ни добр, ни зол. Он одинаково способен на добро и на зло. Добрым или злым можно назвать лишь действующего человека. Категории добра и зла рассматривают в качестве синонимов понятий нравственное и безнравственное, а саму этику – как учение о добре и зле.
Целью работы является рассмотрение сущности категорий добра и зла в понятии ценности как неотъемлемой части нравственной жизни человека.
Задачи:
Изучить религиозные, эвдемонистические и другие учения о добре и зле;
Выяснить сущность определений «добра» и «зла», найти общее значение этих понятий;
Рассмотреть инновационные идеи, связанные с проблемой сущности добра и зла;
Выразить свое отношение к постановке и решению искомой проблемы.
Проблема добра и зла в истории этики
Категории добра и зла являются первыми из первых. Именно эти категории можно считать наиболее общими понятиями морального сознания. Их нередко рассматривают в качестве синонимов понятий нравственное и безнравственное, а саму этику — как учение о добре и зле.
Исторически первые представления о добре заключали идею ценного, полезного вообще, что отражало синкретичность образа жизни и сознания человека в первобытно-общинном обществе. В этом смысле понятие добро совпадало с понятием блага. С разделением труда и возникновением массовой цивилизации понятие «добро» с одной стороны, идеализируется, как бы отрывается от жизни людей, а с другой — приобретает специфически моральный смысл; это находит отражение в том, что добро противопоставляется практической целесообразности.
Традицию, начало которой положил Демокрит, лучше всего назвать натуралистической (от латинского natura -природа). По словам Аристотеля, Демокрит принадлежал к философам, которые приняли начало всего того, о чем учили "соответственно природе, какова она в действительности есть". Добро, прекрасное рассматриваются Демокритом как проявления естественного порядка вещей. Природа закон всему, в ней и только в ней следует искать происхождение, основание и критерий всяких человеческих ценностей. В самом человеке, считает Демокрит, есть надежный путеводитель, позволяющий ему безошибочно отличать должное от непозволительного, добро от зла. Это способность человека испытывать наслаждение и страдание. Тогда получается, что если ценно все то, что приносит удовольствие, то смысл жизни состоит в погоне за наслаждениями. Выходит, наиболее нравственным является тот, кто во всем угождает своим чувственным страстям. Но стремление только к приятному делает людей рабами своих вожделений. Добро здесь непременно превращается в зло.
Очень многие мыслители (начиная с Сократа) подчеркивали важность раскрытия понятий морали, понятий добра (блага), долга, справедливости и т.д. Как писал Вл. Соловьев, для того, чтобы получить «силы для исполнения добра, необходимо иметь понятие о добре, иначе его исполнение будет только механическим действием. И несправедливо, будто вся ценность добра — в факте его исполнения: важен и образ исполнения». Ложное понимание добра и зла способно породить ужасные поступки. Вспомним костры инквизиции, человеческие жертвоприношения, тоталитаризм и прочее.
Существование добра не подвергается, как правило, сомнению. Сложнее со злом, которое некоторые религиозные мыслители рассматривают как недостаток добра. Во всяком случае, идея Добра упорядочивает, объединяет всю духовную жизнь человека подобно тому, как высокий храм или дворец своими устремленными в небо пропорциями организует городское пространство. Зло же является символом диспропорций, анархии, разрушения, приземленное и страданий.
Но реальные проявления добра настолько многогранны, сложны, что дать четкое определение добра трудно. Скорее добро представляется в виде светлого, успокаивающего, облагораживающего образа. Нет и «чистых» носителей добра. В каждом человеке имеются не только достоинства, но и недостатки. Нет, как писал Вл. Соловьев, «достоверно законченного праведника, достоверно законченного злодея». В своем главном этическом труде («Оправдание Добра») Вл. Соловьев развивает мысль о трехосновности морали (стыд, жалость, благоговение), об основных принципах морали (аскетизм, альтруизм, богопочитание). Впрочем, нельзя не отметить, что базовые понятия любого учения, любой науки определяются всегда с большими трудностями. Так, например, в биологии очень сложно дать «законченное» определение жизни, в богословии — Бога и т.д.
Скептики античности, указывая на нескончаемые полемики вокруг центральных проблем морали, утверждали, что можно выявить конкретные проявления добра, но невозможно дать определение добра вообще. О трудностях в определении добра и зла говорили Вл. Соловьев, Н. Бердяев и другие выдающиеся мыслители. «Добро есть то, что никем не может быть определено, но что определяет все остальное», — категорично утверждал Л.Н. Толстой. Словом, выходит, что, с одной стороны, человек не может не верить в добро, ибо это неверие, как считал Вл. Соловьев, есть нравственная смерть, а с другой стороны, он не может дать четкого понятия Добра.
Однако, в первую очередь стоит вспомнить о том, что некоторые представители неопозитивизма (Дж. Мур и др.) считают, что, хотя человек и не может дать четкого определения добра и зла, он все же интуитивно отличает добро от зла — добрые поступки как бы самоочевидны. Подобным же образом человек не может дать определения «желтого», «зеленого», но он свободно отличает зеленый цвет от желтого. Впрочем, подобные суждения встречались уже у философов античности. Аристотель упоминает тех проповедников, которые говорили, что уже от рождения люди имеют способности (словно зрение) «правильно рассудить и выбрать истинное благо».
Пожалуй, наиболее категорично говорят о природе добра и зла религиозные мыслители. Они утверждают, что Бог является живым воплощением добра, а сатана — воплощением зла. Таким образом, добро и зло имеют сверхъестественный источник. Как писал отечественный философ С. Франк, «разум и добро суть не выдумки, а лучи, доходящие до нас из абсолютного первоисточника бытия». Отсюда само собой вытекает, что добрыми являются те действия, которые соответствуют воле бога, а те, которые им противоречат, — злыми. Без веры в Бога, утверждал Вл. Соловьев, «нам пришлось допустить, что добро есть только обманчивое ощущение или же непроизвольный вымысел человеческого ума, т.е. то, что его в сущности нет совсем». Только вера в абсолютное добро позволяет нам творить добро.
Религиозная трактовка добра и зла достаточно проста, опирается на догматы, имеющие многовековую историю. Однако возникает вопрос, насколько такое понимание добра и зла имеет объективные критерии. Можно ли безошибочно утверждать, что одни действия соответствуют воле Бога, а другие — нет. Конечно, имеются заповеди, изложенные в Библии и в которых, считается, выражается воля Бога. Но история, к сожалению, знает немало случаев, когда ссылками на волю Бога оправдывались жестокости, ограничения свободы совести, оправдывались те действия, которые осуждались последующими поколениями священнослужителей (инквизиция, преследования ученых и др.). Впрочем, такая ситуация в определенной мере закономерна, ибо, не устают повторять христианские богословы, что Бог есть непостижимая для слабого человеческого разума Тайна. Но если это так, то трудно говорить о том, что же соответствует воле Бога, а что нет. Ссылки на Священное писание, на высказывания отцов церкви не всегда дают выход из трудностей, ибо в них, как отмечалось уже много веков назад (П. Абеляр и др.), немало противоречий. Сам же факт существования зла, создает для церкви немалые трудности.
С религиозной трактовкой добра и зла перекликается учение объективного идеализма, которое добро рассматривает как нечто совершенно автономное, независимое от эмпирического мира (Платон, Гегель). Как считал Гегель, добро есть «абсолютная цель мира и долг для субъекта», оно «в себе и для себя». Различные конкретные проявления добра должны быть согласованы между собой «вследствие единства добра».
Гедонистические и эвдемонистические учения понятия добра и зла выводят из наслаждения и счастья. Добрые поступки ведут к счастью и наслаждению, злые же порождают страдания и несчастье. Подобные воззрения имеют внешнюю привлекательность и, как отмечал Вл. Соловьев, не вызывают естественного вопроса: «Почему?», ибо человеку свойственно стремление к счастью, к удовольствию. Кроме того, достижение добра вызывает обычно приятные переживания, известное удовольствие.
Однако подобные воззрения подвергаются сомнению с давних пор. Как отмечал еще Вл. Соловьев, стремление к удовольствию «само по себе неопределенно и бессодержательно». В этом случае главное — не достижение добра или обуздание зла, а сам процесс ... получения приятных переживаний. Причем, сами эти переживания слишком субъективны, неодинаковы у различных людей. Очень трудно из удовольствия, из стремления к счастью вывести какой-то единый принцип, правило, найти, говорил Вл. Соловьев, единое универсальное удовольствие. Кроме того, из-за стремления к бесконечным удовольствиям нередко совершаются самые неприглядные поступки.
С учением эвдемонизма «пересекаются» воззрения основателей утилитаризма Бентама, Милля и др., по существу считавших добром то, что приводит к счастью наибольшее количество людей. Но, как мы выяснили, понятие счастья является весьма зыбким фундаментом для выявления сути добра. Но определение количества и качества счастливых людей так или иначе выходит на принцип полезности. Ясно, что польза отдельного индивида не может быть основой морали, ибо интересы людей нередко противостоят друг другу. Другое дело — польза общества. Но здесь существует опасность пренебречь не только благополучием, но и жизнью отдельного человека. Во имя благополучия общества, государства совершались (особенно тоталитарными режимами) самые жестокие, аморальные действия. Конечно, такие моральные ценности, как альтруизм, солидарность,
ответственность, как отмечали Э. Дюркгейм и другие известные социологи, способствуют стабилизации общества, но высшие моральные ценности, добро должны реализовываться не в качестве средства, а в качестве цели человеческого существования. Добро не должно быть лишь средством для достижения каких-то других целей. Оно является ценностью «само по себе», именно оно одухотворяет, делает полным всю человеческую жизнь.
Марксистская этика придает исключительно важное значение факту изменчивости представлений о добре, их объективного конкретно-исторического содержания. Добро представляет собой не природное свойство, а общественное отношение, в котором воплощаются потребности данного общества в поведении, отвечающем его перспективным тенденциям. Будучи ценностным понятием, добро получает обоснование в рамках определенной классовой нравственной системы. «Представления о добре и зле,— писал Ф. Энгельс,— так сильно менялись от народа к народу, от века к веку, что часто прямо противоречили одно другому» (т. 20, с. 94). В рамках морального сознания добро как абсолютная, самоочевидная общечеловеческая ценность, осознается и понимается, как реализуемая в поступках человечность. В марксистской этике получила развитие идея о диалектическом единстве добра и зла. Добро тогда находит воплощение в поступках (в благодеянии), в личностных в качествах (добродетелях), когда оно осознается и понимается личностью в противоположное злу. Иными словами, выбирая добро, человек должен определиться в отношении зла, понять необходимость его искоренения, преодоления общественных условий, которые породили данную противоположность добра и зла. Вместе с тем, и на это указывал еще Гегель, идея добра обретает социальную конкретность не просто в противостоянии злу, но лишь, будучи претворенной, в совокупности позитивных обязанностей человека перед обществом, перед другими людьми, перед самим собой.
Марксистско-ленинская этика обосновывает диалектическое понимание зла, преодолевающее крайности его толкования и оценок, связывающее воедино историзм и объективность. Согласно такому пониманию, зло имеет исторически конкретное содержание, изменяющееся в процессе общественного развития вслед за изменением проблем и противоречий социальной жизни. Моральное зло предстает и как односторонняя, ущербная, извращенная деятельность человека в сравнении с реальными образцами поведения или идеалами, выработанными в поступательном развитии общества. Она обусловлена неразвитостью или деформацией индивидуального морального сознания и общественных отношений. Если добро ориентирует на цельность и универсальность человеческой жизнедеятельности, то зло, напротив, есть разорванность, неполнота, частичность.
Таким образом, различные подходы к определению добра и зла отмечают те или иные моменты доброго поведения, конкретных проявлений добра. Очевидно, добро само по себе есть нечто возвышающее человека, поднимающее его над эгоистическими, узкопрактическими устремлениями, выходящие на самые основы человеческого существования. Без добра существование человеческого общества и личности просто невозможно. Зло же вносит дисгармонию в общество, во внутренний мир личности, разрушает исходные ориентиры человеческой жизни.
Добро закрепляется в таком качестве, добродетели человека, как доброта, которая выражается в соответствующих установках, нацеленности поведения человека, в его возможности делать одни поступки и неспособности совершать другие.


Концепция добра и зла
Добро существует не само по себе, а в самых разнообразных поступках, тогда возникает вопрос: «Какие же средства ведут к добру, а какие ко злу?» А может быть, благая цель — достижение добра — оправдывает все средства? Религиозные мыслители (и не только они) довольно часто подчеркивают: «Добро можно утверждать только при помощи добрых дел!». В самом общем виде с такими утверждениями можно согласиться. Однако реальная жизнь пестра и противоречива. В ней, как известно, наряду с добрыми делами существует зло. Естественно, что для утверждения добра необходимо освободить «жизненное пространство» от зла. Каким же образом противостоять злу? Если следовать упоминавшейся позиции, то злу может противостоять только добро. Но всегда ли добро — чистое добро — может противостоять злу? Над этими вопросами размышляли многие философы. Например, Вл. Соловьев допускал возможность применения насилия для обуздания зла: «Когда, видя занесенную над жертвою руку убийцы, я ее схватываю, то будет ли это безнравственным насилием? Насилием, несомненно, будет, но безнравственного не только ничего не будет в этом насилии, а, напротив, оно будет по совести обязательным». Этим самым Вл. Соловьев полемизировал с учением Л.Н. Толстого о непротивлении злу насилием. Еще более резко ставил вопрос другой известный русский философ И. Ильин, который писал следующее: «Сопротивление злу силою допустимо не тогда, когда оно «осуществимо», но лишь тогда и постольку оно оказывается неизбежным и поэтому обязательным». Дать волю злодею — значит предать слабых.
Словом, важно не только иметь образ Добра, но и уметь отстаивать добро, утверждать его в повседневной жизни. Необходимо формировать навыки доброго поведения. В этом плане интересен опыт нравственных исканий Л.Н. Толстого, который разрабатывал правила добра, конкретные рекомендации, как поступать в тех или в иных ситуациях. («Ежели я буду ожидать обстоятельства, в которых я легко буду добродетелен и счастлив, я никогда не дождусь»; «Будь прям, хотя и резок, но откровенен со всеми» и др.). Важно также уметь отличать доброту от псевдодоброты, от доброты притворной, от замаскированной корысти, от эгоизма, равнодушия.
Представление о добре и зле, образ добра и зла формируется не только в процессе рассудочной деятельности, но и в работе чувств в ответ на потребность в добре, в чем-то святом, абсолютно значимом, в том высшем свете, который озаряет и одухотворяет всю жизнь человека.
Взбираясь по лестнице моральных представлений, от самых простых (норма) до синтетических (ценность), мы приходим к вершине - понятию добра. За всеми частностями нашего поведения решается вопрос: добро ли то, что мы делаем. Доказать абсолютность добра - это значит доказать и все остальное. (Недаром главный этический труд Вл. Соловьева называется «Оправдание Добра»).
ДОБРО — одно из наиболее общих императивно-оценочных понятий морали и категория этики; выражает положительное нравственное значение явлений общественной жизни в их соотнесенности с идеалом. Противоположность добру — зло. Диалектику добра и зла нельзя истолковывать как полное стирание граней между ними. Несмотря на то, что в реальном историческом процессе добро порой оборачивается злом, а зло приводит к добру, в моральном пределе границы между ними абсолютны, а переходы невозможны. Важной, поставленной еще в классической философии проблемой является соотношение добра и долга. С диалектической точки зрения понятия добра и долга в идеальной форме фиксируют разные, но взаимоопосредованные моменты сложного механизма регуляции поведения людей. В идее добра отражается стремление человека к совершенству, к устранению тех причин, которые ущемляют его достоинство, ограничивают возможности самореализации. Как цель идея добра оказывает регулятивное воздействие на поведение людей и тем самым выступает в виде социального требования, долженствования. В этике прошлого это различие выражалось через выделение «материальной», т. е. содержательно-ценностной, и «формальной», т. е. долженствовательной, сторон в нравственном деянии. Моральное добро заключается в поступках, направленных на благо другого человека, на счастье и возвышение людей — ближних и дальних, утверждение самоценности каждого индивида. В историческом плане добро реализуется в активной деятельности, направленной на создание общественных отношений, достойных человека. Если в идеале эти два аспекта добра — индивидуально-личностный и общественно-исторический—совпадают, то в реальном опыте жизни между ними имеются противоречия. Из этих противоречий вырастают такие односторонние и одинаково ограниченные жизненные позиции, как морализирующее отрицание истории и апеллирующее к исторической необходимости попрание моральных критериев. Реальный гуманизм предполагает такую общественно-историческую активность, которая направляется, критикуется и корректируется общечеловеческой идеей добра.
ЗЛО — одно из основных понятий морального сознания и этическая катего -рия, понятие «зло» обозначает негативные стороны действительности, деятельности людей и отношений между ними. 3ло противоположно добру, благу и в самом общем своем определении есть то, что препятствует удовлетворению интересов человека и человечества; злое, плохое, отрицательное подлежит устранению, если оно уже возникло, и предотвращению, если его еще нет.
И все-таки, существует ли что-то общее между понятиями добра и зла?
Как ни странно, но это именно так. Добро и зло - это наиболее общие понятия, позволяющие оценивать действия и поступки людей. Тесное родство обоих понятий выражается в том, что оба коренятся в понятии ценности и глубоко связаны с нравственной жизнью человека. Человек по природе своей ни добр, ни зол. Он одинаково способен на добро и на зло. Добрым или злым можно назвать лишь действующего человека.
Из суждения мыслителей:
« Доброе начало и начало злое противоположны; но они не могут быть противоположны, не будучи одного и того же рода; значит, есть нечто такое, что выше их; это нечто - одно и обладает всей сущностью начала; значит, оно является собственно началом; значит, нет двух первых начал; значит, предположение о двух противоположных началах заключает в себе противоречие» (Сиплиций). «Доброе так же легко превращается в злое, как и злое - в доброе» (Якоб Беме).
«Вперед» должно значить к Добру, но откуда же оно возьмется, когда в основу положено зло…» (Владимир Соловьев).
«Добро» и «зло» коррелятивны, и в известном смысле можно сказать, что «добро» возникло лишь тогда, когда возникло «зло», и падает с падением «зла» (Николай Бердяев). Заключение
Добро - это основная моральная святыня, нравственная ценность сама по себе. Оно есть высшее благо. Зло противостоит добру.
Добро и зло - наиболее общие понятия, позволяющие оценивать действия и поступки людей. Тесное родство обоих понятий выражается в том, что оба коренятся в понятии ценности и глубоко связаны с нравственной жизнью человека.
Исторически первые представления о добре заключали идею ценного, полезного вообще, что отражало синкретичность образа жизни и сознания человека в первобытнообщинном обществе. В этом смысле понятие добро совпадало с понятием блага. С разделением труда и возникновением массовой цивилизации понятие «добро» с одной стороны, идеализируется, как бы отрывается от жизни людей, а с другой — приобретает специфически моральный смысл; это находит отражение в том, что добро противопоставляется практической целесообразности.
Гедонистические и эвдемонистические учения понятия добра и зла выводят из наслаждения и счастья. Добрые поступки ведут к счастью и наслаждению, злые же порождают страдания и несчастье.
Марксистская этика придает исключительно важное значение факту изменчивости представлений о добре, их объективного конкретно-исторического содержания. Добро представляет собой не природное свойство, а общественное отношение, в котором воплощаются потребности данного общества в поведении, отвечающем его перспективным тенденциям. Будучи ценностным понятием, добро получает обоснование в рамках определенной классовой нравственной системы.
Различные подходы к определению добра и зла отмечают те или иные моменты доброго поведения, конкретных проявлений добра. Очевидно, добро само по себе есть нечто возвышающее человека, поднимающее его над эгоистическими, узкопрактическими устремлениями, выходящие на самые основы человеческого существования. Без добра существование человеческого общества и личности просто невозможно. Зло же вносит дисгармонию в общество, во внутренний мир личности, разрушает исходные ориентиры человеческой жизни.
Проблема добра и зла является наиболее актуальной в воспитании нравственных ценностей подрастающего поколения. Накопление нравственных знаний составляет основу убеждений, формирования устойчивых мотивов нравственного поведения. Добро закрепляется в таком качестве, добродетели человека, как доброта, которая выражается в соответствующих установках, нацеленности поведения человека, в его возможности делать одни поступки и неспособности совершать другие.
Вообще, по природе своей человек ни добр, ни зол. Он одинаково способен на добро и на зло. Добрым или злым можно назвать лишь действующего человека.


Добавить комментарий