Сценарий праздничной программы, посвященной Дню Победы «Баллада о Матери».


Сценарий праздничной программы, посвященной Дню Победы
«Баллада о Матери».
Действующие лица:
Толгонай;
Молодая Толгонай;
Алиман;
Мария - мать солдата;
Оксана - мать солдата;
2 солдата;
Ведущие пролога - молодежь 2000 года;
Массовые сцены - женщины, дети, старики.

Пролог.
На сцене на белом «супере» Орден Победы и гвардейские ленты. На авансцене стела с именами погибших солдат. На авансцене с левой стороны «Черный камень». Звучит фонограмма песни Баснера и Матусовского «С чего начинается Родина». 1-й куплет переходит в фонограмму «Перезвона Кремлевских курантов». На сцене у Ордена Победы застыли курсанты. С порталов сцены выходят актеры - это наши современники – молодежь, матери, солдаты-участники Великой Отечественной войны.
1-й участник: Родина! Кремлевские куранты.
Марши.
Площадь Красная.
Парад.
Шаг чеканят юные курсанты,
В синем небе голуби парят.
2-й участник: «Родина», - мы говорим, волнуясь,
Даль без края видим пред собой.
Это наше детство, наша юность,
Это все, что мы зовем судьбой.
3-й участник: Родина! Отечество святое!
Перелески. Рощи. Берега.
Поле от пшеницы золотое,
Голубые от луны стога.
Сладкий запах скошенного сена,
Разговор в деревне нараспев,
Где звезда на ставенку присела,
До земли чуть-чуть не долетев.
4-й участник: Родина! Земля отцов и дедов!
Мы влюбились в эти клевера,
Родниковой свежести отведав
С краешка звенящего ведра.
5-й участник: Это позабудется едва ли
И навек останется святым.
Землю ту, что Родиной назвали,
Коль придется - сердцем защитим!
Звучит музыкальный акцент, уходят курсанты. На сцене, в луче прожектора - участники представления: матери, их сыновья - солдаты 41 года.
Солдат юноша: Разве погибнуть
ты нам завещала,
Родина?
Жизнь обещала,
Любовь обещала,
Родина.
Мать: Разве для смерти
рождаются дети,
Родина?
Солдат: Разве хотела ты
нашей смерти,
Родина?
Пламя ударило в небо -
ты помнишь,
Родина?
Тихо сказала:
«Вставайте на помощь...»,
Родина.
Солдат: Славы никто у тебя
не выпрашивал,
Родина.
Просто был выбор у
каждого: Я или Родина.
Мать: Самое лучшее и дорогое -
Родина.
Горе твое -
Это наше горе,
Родина.
Солдат: Правда твоя -
Это наша правда,
Родина.
Слава твоя -
Это наша слава,
Родина!
1 эпизод - «22 июня - ровно в 4часа».
Звучит голос Левитана, возвещающий о начале войны. Гул летящего бомбардировщика. Подъем «супера» с Орденом Победы, уходят с авансцены участники-чтецы. На белом «супере» - кадры фильма Е. Матвеева «Судьба». Звучит песня из к/ф «22 июня ровно в 4 часа». На «супере» - кадры ухода на фронт. Беженцы. Солдаты. 1-й Бой. После кадров фильма опускается «супер» - Поле. На авансцене 2 солдата.
1-й солдат: Ты помнишь, Алеша,
дороги Смолешщины.
Как шли бесконечные,
злые дожди.
Как крынки несли нам
усталые женщины,
Прижав как детей
От дождя их к груди.
2-й солдат: Как слезы они
вытирали украдкою,
Как вслед нам шептали:
«Господь вас спаси».
И снова себя называли солдатками,
Как встарь повелось на
Великой Руси.
1-й солдат: Ты знаешь, наверное
все-таки Родина -
Не дом городской, где я
празднично жил.
А эти проселки,
что дедами пройдены,
С простыми крестами их русских могил.
Нас пули с тобою
Пока еще минуют,
но трижды поверив,
Что жизнь уже вся,
я все-таки горд был
За самую милую,
за русскую землю,
Где я родился.
2-й солдат: За то, что на ней
умереть мне завещано,
Что русская мать нас
на свет родила.
Что в бой провожая нас,
Русская женщина,
по-русски,
Три раза меня обняла.
2 эпизод - «Письмо».
Фонограмма песни «На горе растут цветочки» в исполнении вокальной группы Хора ветеранов. На сцене участницы театрального коллектива. «Выкатывается» стог сена, у стога Стешка, дети.
1-я женщина: Нюр, а Нюра, прочитай еще раз!
2-я женщина: Отстань, Марья, я уже столько раз читала.
1-я женщина: Ну, прочитай! Ты ведь самая счастливая у нас - первая письмо с фронта получила.
Бабы: Прочитай, Нюра! Ну, прочитай!
Нюра: От сыночка любимого получила! А вот Пётр ещё не написал.
3-я женщина: И мне муж еще не написал. Ну, читай. Читай, Нюра!
Нюра (читает письмо): Здравствуйте, Мама!
Вы, наверное, совсем устали! Сколько выпало дел, дорогая! Как вы там справляетесь, мама, со всей оравой - трудно представить. Мамочка, прошу тебя, не волнуйся за меня. У меня всё хорошо. Дело простое, солдатское - воюем. Стараемся поскорее добить фашистов. Когда окончится война, и мы соберемся все вместе, я расскажу тебе много-много: как я здесь жил, как мы воевали. Ты все пишешь мне, чтобы я был осторожнее. Я прошу простить меня, мама, но это невозможно. Я - командир. А с кого же будут брать пример солдаты, если их командир будет думать только о том, как спасти свою шкуру.
Вы, мама, понимаете, что я не могу этого делать, хотя, конечно, очень хотел бы пройти всю войну и остаться живым, чтобы снова вернуться в родное село, встретиться со всеми. Передавайте привет соседям.
Целую, ваш сын Саша.
Забегает Аленка.
Аленка: Тетка Стеша! Где тетка Стеша? Тетка Стеша, пляшите - вам письмо с фронта! Председатель вызывает меня и говорит: «Беги, Аленка, на ток - там все наши бабы». Вот я и бегом сюда.
Одна из Женщин выхватывает письмо.
4-я женщина: Пляши, Стешка! Пляши!
Стешка: Ой, бабы, ну отдайте письмо! Не томите душу!
5-я женщина: Ишь чего захотела, а ну пляши!
Стешка танцует, письмо переходит из рук в руки.
4-я женщина: Стойте, бабы (пауза), стойте. Это не письмо!
Звучит музыкальный акцент. 4-я женщина в черном, надевает свой траурный платок на Стешку.
Текст на фонограмме: Ой, зачем ты,
Солнце красное,
Все уходишь –
Не прощаешься?
Ой, зачем с войны
Безрадостной,
Сын
Не возвращается?
Из беды тебя я
Выручу,
Прилечу орлицей
Быстрою.
Отзовись, моя
Кровиночка,
Маленький,
Единственный!
Не могу найти дороженьки,
Чтоб заплакать над могилою,
Не хочу я
Ничегошеньки -
Только сына милого.
За лесами моя ластонька,
За горами,
За громадами.
Если выплаканы
Глазоньки -
Сердцем плачут матери.
Звучит фонограмма песни «Полюшко», в исполнении Хора ветеранов.
3 эпизод - «В лесу прифронтовом».
Звучит фонограмма песни «В лесу прифронтовом». Забегает девушка-почтарка, приносит письма, раздаёт солдатам.
Солдат (читает письмо): Здравствуй, дорогой сыночек!
Получили от тебя письмо. Читали всем селом. Мы очень волнуемся за тебя, сынок, береги себя. А от отца ещё не было письма, поэтому сильно переживаю. Дорогой Сашенька, сыночек, послала тебе посылку: там носки, варежки. У нас все хорошо, работаем (правда, в селе остались одни бабы, ребятишки да старики). Мы все очень верим, что вы разгромите фашистов и вернетесь с Победой домой. Я так часто вижу, любимый мой сыночек, тебя и отца во сне, что не могу дождаться этого счастливого дня.
Целуем, мама, твоя сестренка Катя и братья Миша и Коля.
К сыну подходит командир.
Командир: Всех, кого взяла война,
Каждого солдата,
Проводила хоть одна
Женщина когда-то.
И дороже этот час,
Памятен, особен,
Взгляд последний этих глаз,
Что забудь, попробуй.
Да разве об этом расскажешь,
В какие ты годы жила,
Какая безмерная тяжесть
На женские плечи легла.
В то утро с тобою простился
Твой муж или брат, или сын,
И ты со своею судьбою,
Осталась один на один.
Одной тебе волей-неволей,
А надо повсюду поспеть.
Одна ты и дома, и в поле,
Одной тебе плакать и петь.
За все ты бралася без страха,
И, как в поговорке какой,
Была ты и пряха, и ткаха,
Умела пилой и иглой
А в письмах на фронт уверяла,
Что будто отлично живешь.
Бойцы твои письма читали,
И там, на переднем краю,
Они хорошо понимали
Святую неправду твою.
И воин, идущий на битву,
И встретить готовый её,
Как клятву шептал, как молитву
Далекое имя твое.
Забегает девушка-санитарка.
Девушка: Товарищ командир! Товарищ командир, - танки! Фашистские танки, передали по связи!
Командир: Взвод к бою!
Звучит фонограмма песни «У деревни Крюково погибает
взвод». Поднимается зеленый «супер», на белом «супере» кадры
фильма «Аты-баты шли солдаты», на 2-ом куплете семеро солдат
стоят перед белым «супером».
Текст (на фонограмме):
Его зарыли в шар
Земной,
А был он лишь солдат.
Всего, друзья, солдат
простой.
Без званий
и наград.
Опускается черный «супер», перекрывает солдат.

4 эпизод - «Колыбельная».
На авансцене солдат и мать.
Солдат: Первое слово ребенок сказал:
Мама!
Вырос. Солдатом пришел на вокзал:
Мама!
Мать: Вот он в атаке на дымную землю упал:
Мама!
Встал. И пошел
И губами горячими к жизни припал:
-Мама!
Солдат: Я сейчас вспоминаю: давно это было давно
Утро. Осень метет. Жмутся к небу озябшие птицы.
Ты все смотришь в окно.
Ты все смотришь и смотришь в окно,
Хоть бы скрипнула дверь,
Хоть бы вздрогнули вдруг половицы.
Мать: Сын из дому ушел! И когда он вернется теперь?
И потянутся дни. И слезы материнской не спрячут.
Ах, зачем между жизнями
Возникает закрытая дверь!
Солдат: И, детей провожая, зачем наши матери плачут!
Звучит фонограмма, опускаются колыбели, на сцене 3 матери. Звучит фонограмма колыбельной песни на русском языке.
Текст колыбельной: Ты зачем плакун-трава
Колыбельку оплела.
Колыбельку оплела,
Всю слезами
Залила
Мать: Отдала сыночка
На войну, на чужую сторону.
Я лелеяла, растила,
Я его, как мать, любила.
Он без рук, без ног вернулся.
Его на руки возьму
Колыбельную спою.
Звучит колыбельная на украинском языке, исполняет вторая мать.
2 Мать: Спит в лучах тишина,
В окна смотрит луна,
Мотыльки синих звезд
Золотой строят мост.
Сыну песню пою -
Колыбельную
Спи, мой славный сынок!
Ведь рассвет недалек
Говорит тишина:
Не была бы война.
Говорю тишине:
Не бывать бы войне
Звучит колыбельная на казахском языке. После колыбельной матери зажигают «поминальные» свечи, ставят их у обелиска. Звучит фонограмма, поднимаются люльки. Черный «супер» перекрывается полем.
5 эпизод - «Толгонай».
На фоне Поля по дороге идет Толгонай. Фонограмма.
Толгонай: Здравствуй, поле!
Поле (текст на фонограмме): Здравствуй, Толгонай! Ты пришла! И ещё постарела - совсем седая.
Толгонай: Да, старею. Прошел ещё один год, а у тебя, поле, ещё одна жатва. А знаешь, поле, какой сегодня день – День поминовения.
Поле: Знаю и ждала тебя, Толгонай. Но ты и в этот раз пришла одна?
Толгонай: Как видишь, опять одна.
Поле: Значит, ты так ничего внуку не рассказала, Толгонай?
Толгонай: Нет, не посмела. Он ещё дитя. И я боюсь начать разговор.
Поле: Однако человек должен узнать правду, Толгонай!
Толгонай: Понимаю. Ах, если бы можно было просто в двух словах взять и рассказать, будто сказку! Мальчишка ведь еще. Ведь то, что знаю я, и то, что знаешь, ты, поле моё родимое, о той страшной войне, не знает только он один. А когда узнает, что подумает он, как посмотрит на былое, дойдет ли разумом и сердцем до правды? А история такая, что не всякий даже взрослый человек разберется в ней. Ее надо душой понять. Вот и раздумываю.
Поле: Садись, Толгонай. Присядь на камень, подумаем вместе.
Ты помнишь, Толгонай, когда ты со своим горем первый раз пришла сюда?
Толгонай: Помню. Когда погиб мой сын, моя кровушка, Масалбек.
Поле: Вспоминай, Толгонай, это нужно не тебе, это нужно им, молодым!
Звучит фонограмма. Луч прожектора переходит на молодую Толгонай.
Толгонай: В один из зимних дней 43 года я с утра побежала в кузницу помочь. Там перековывали наших рабочих коней. Смотрю, председатель наш летит на рысях, а в руке у него бумажка небольшая, с ладонь. Телеграмма, говорит, вам срочная. А у меня дух перехватило. Видимо, лица на мне не было. Да вы что, тетушка Толгонай, – вскричал председатель. - Это же телеграмма от Масалбека, из Новосибирска. Вы, говорит, немедленно отправляйтесь на станцию, сын ваш будет проезжать, хочет увидеться. Я там велел заложить вам бричку. Не стойте, собирайтесь в дорогу.
И такая радость обуяла меня. Бегу я по улице, и сама с собой разговариваю, как ненормальная. Что значит просит увидеться? Да я, сынок мой, пешком тысячу верст буду бежать к тебе, как на крыльях долечу. Эх, мать, мать, не подумала я в тот час, куда же проезжает мой сын, в какую сторону. И вернется ли он. Прибежала домой, наспех всякой снеди наделала. Уложила все это в курджук, и в тот же день мы с Алиман выехали на станцию. К вечеру мы были уже там. И сразу же побежали на пути, словно Масалбек должен тотчас же прибыть. Там никого не было.
Звучит фонограмма «вьюги».
Мы огляделись по сторонам и приуныли: стоим, как сироты, куда идти, что делать, не знаем. Между рельсами по шпалам бежала поземка. И тут к нам подошел пожилой русский железнодорожник. Я заметила его, когда он выходил навстречу поездам. Мы спросили его и показали телеграмму. Он сказал – сын ваш едет воинским эшелоном. Если не опоздает, то должен сегодня ночью или завтра прибыть. А, может быть, эшелон этот уже прошел. Столько теперь эшелонов проносится, иные и не останавливаются даже. Война. Мы совсем повесили головы.
- Что вы будете стоять на ветру, идите на станцию, там комната для ожидающих есть. Сидите там, а когда поезда будут проходить, выходите встречать. Другого выхода нет. Посидели мы немного, но тут послышался шум поезда, и мы опрометью кинулись к двери. Ветер во тьме рванул за полы и рукава. Поезд был сплошь из товарных вагонов. Мы бежали вдоль поезда и выкрикивали: - Здесь Суванкулов Масалбек? Масалбек Суванкулов здесь?
Никто не откликался, никого не было. До самого рассвета мы с Алиман не присели, то и дело бегали взад–вперед вдоль эшелонов.
Настало утро. Пора было уезжать, сено у лошадей кончилось. Столько ждали, разве не обидно будет? Не посмели мы уехать с Алиман.
Ближе к обеду послышался шум поезда. Он шел с востока. Земля затряслась под ногами, рельсы загудели. С грохотом, в дыму проносились на платформах танки, пушки, укрытые брезентом. Вагон за вагоном проносились мимо нас солдаты в приоткрытых дверях теплушек. Засмотрелись мы. Тем временем прибежал какой-то человек с красными и желтыми флажками и стал кричать.
- Не остановится! Прочь с путей!
И стал отталкивать нас. И в эту минуту раздался рядом крик:
- Мама! Алиман!
Боже мой, ах ты, боже мой. Мой сын проносился мимо нас совсем близко. Всем телом перегнулся из вагона, держась одной рукой за дверь, а другой махал нам шапкой и кричал, прощался. Я только помню, как вскрикнула: «Масалбек»! И в тот короткий миг увидела его точно и ясно: ветер растрепал ему волосы, полы шинели бились, как крылья, а в глазах – радость и горе, сожаление и прощание. И, не отрывая от него глаз, я побежала вдогонку. Ох, как я стонала и кричала! Сын мой уезжал на поле битвы, а я прощалась с ним, обнимая холодный железный рельс. Алиман добежала вся в слезах и подала мне шапку, которую бросил с поезда мой сын. Я ехала домой с этой шапкой в руках и крепко прижимала её к груди.
Луч прожектора переходит на Толгонай, сидящую на камне.
Толгонай: Она и сейчас висит на стене. Обыкновенная
солдатская серая ушанка со звездочкой. Иногда возьму ее в руки, уткнусь лицом и слышу запах сына. Скажи, земля родная, когда, в какие времена так страдала, так мучилась мать! Мать-Земля, почему не падают горы, почему не разливаются озера, когда погибают такие люди. Сегодня День поминовения, сегодня я поклонюсь памяти Суванкула, Касыма, Масалбека, Джайнака и Алиман.
1 мать: Сегодня мы поклонимся памяти всех погибших сынов и
дочерей.
2 мать: Вам, кажется, ушедшие молчат?
Конечно, да, – вы скажете.
Неверно. Они кричат,
Пока ещё стучат
Сердца живых
И осязают нервы.
Они кричат. И будят нас, живых,
Невидимыми, чуткими руками.
Они хотят, чтоб памятником им
Была Земля
С пятью материками.
Великая!
Она летит во мгле,
Ракетой скоростью
До глобуса уменьшена,
Живая вся.
И ходит по Земле
Босая память – маленькая женщина.
Она идет,
Переступая рвы –
Ей не нужны ни визы,
Ни прописки,
В глазах – то одиночество вдовы,
То глубина печали материнской.
Метроном, минута молчания.
6 эпизод - «Во имя Отчизны – победа».
После минуты молчания звучит фонограмма песни «Бери
шинель, пошли домой». Поднимается «супер» - поле, на подиуме Солдаты с красным Знаменем победы в руках. «Супер» - небо, цветущие яблони.
Текст на фонограмме:
Плескалось багровое знамя,
Горели багровые звезды,
Слепая пурга накрывала
Багровый от крови закат.
И слышалась поступь дивизий,
Великая поступь дивизий,
Железная поступь дивизий,
Точная поступь солдат!
Навстречу раскатам
Ревущего грома
Мы в бой поднимались
Светло и сурово.
На наших знаменах
Начертано слово:
Победа!
Во имя Отчизны –
Победа!
Во имя живущих –
Победа!
Во имя грядущих –
Победа!
На сцену выбегают женщины и дети, встречающие солдат победы, – участницы эпизода «Солдатские вдовы».
1-я женщина: Ой, Андрюшка, сколько у тебя орденов! Какая ты, Клавдия, счастливая. Андрей, скажи, а Алексея моего ты не встречал на фронте?
Андрей: Нет, Марья! Не встречал.
2-я женщина: Николай, мы так тебя ждали!
Николай: Ну, что ты, дуреха, плачешь, я ж вернулся. Как видишь, живой!
3-я женщина: Сыночек, как ты возмужал. Я на отца в 43-ем похоронку получила!
Сын: Не плачьте, мама! Не плачьте!
Солистки Хора ветеранов исполняют песню «Вдовы России».
Мария: Андрюшка, а спой ты. Мужики, спойте, а мы подпоем.
Исполняется песня «А на израненной земле». После песни на авансцене Матери обращаются к залу.
1-я мать: Только память делает нас людьми, память и знания.
Пусть, отдавшие жизнь, живут вечно в нашем сердце.
2-я мать: Мы, матери, не хотим, чтобы наши сыны погибали
на поле боя.
3-я мать: Не хотим, чтобы погибали в мирное время на чужой
земле – в Афганистане.
4-я мать: Не хотим, чтобы возвращались калеками из Чечни.
5-я мать: Мы хотим, чтобы они жили счастливо, и над нами всегда было мирное небо.
1-я мать: Мир дому твоему, человек.
Финал.
Исполняется финальная песня «Сыновья», на 2-ом куплете по залу идут десантники. На подиуме около знамени молодежь, участники представления. После песни (на закрытие занавеса) звучит фонограмма Д. Тухманова «День Победы». Десантники в марше, как на Праздничном параде, проходят по залу.

Разработчик сценария: Насибуллина О.С.









13PAGE 14215


13PAGE 141315




Заголовок 1 Заголовок 2 Заголовок 3 Заголовок 4 Заголовок 5 Заголовок 6 Заголовок 7 Заголовок 8 Заголовок 915

Приложенные файлы


Добавить комментарий