«Сценарий литературного вечера » Бал литературных героев»


«И блеск, и шум, и говор бала…»
на экране видео фрагмент «Бал из кинофильма «Маскарад»
Ведущий 1. (на фоне видео, после 2 минут просмотра)
К нам он сквозь годы прорвалсяВ этот стремительный век.Бал! Это лучшее, может, что изобрел человек.Все так волнительно, ново,Кругом идет голова.Будто Наташа РостоваЯ в эту залу вошла.
Ведущий 2.
Ах, этот блеск, эти краски,В танце мелькают огни.Словно из старенькой сказкиВдруг появились они.Шелест роскошных нарядов,Запах духов дорогих…Все это близко, все рядом…
Ведущий 1. Добрый вечер, дорогие друзья! Очень приятно видеть вас всех в этом прекрасном зале на светском балу 19 века. Традицию собирать всех дворян, чиновных особ, известнейших купцов, корабельных мастеров и канцелярских служителей с жёнами и детьми для разговоров, танцев галантных, упражнений и музыки ввёл император Пётр Алексеевич – и название им велено дать АССАМБЛЕИ, далее стали именоваться БАЛЫ.
Ведущий 2. 19 век…как давно это было. Сколько поколений отделяет нас, живущих в век скоростей и высоких технологий людей 21 века, от века кринолинов, вееров, вальсов и томных взглядов. Как было бы неплохо ненадолго окунуться, погрузиться в то время!
Ведущий 2. Сегодня мы приглашаем вас совершить небольшое путешествие в XIX век. Мы выбрали именно это время, потому что в нем соединилось все самое лучшее в русской культуре. Эпоха, в которой жил и творил великий Пушкин не зря называется Золотым веком русской литературы. Эти времена нашли отражение в произведениях русских писателей красивыми балами. Это время блистательных балов, утончённых и необыкновенно красивых.
ПОЛОНЕЗ в исполнении учащихся.(9-10 класс)
Ведущий 2.
В России бал сегодня моден,
Он, как и много лет назад.
Красив, престижен, благороден,
И всем стремится показать,
Что возрождается Россия
Что красота всегда жива,
И пусть узнают молодые
Что мир спасает красота!
Ведущий 1. Полонез, которым открывался бал, вошел в моду при Екатерине II. Длился он 30 минут. Его часто называли торжественным шествием. Иностранцы называли этот танец «ходячий разговор».
Ведущий 2. Любой бал начинался с приглашения. Помните, у Пушкина: «Бывало, он ещё в постеле, ему записочку несут. Что, приглашенье? В самом деле, три дома на вечер зовут – там будет бал, там детский праздник». Приглашения на бал рассылались не менее чем за семь-десять дней до его начала – главным образом для того, чтобы у дам была возможность подготовить соответствующий наряд: на бал необходимо было являться непременно в новом и модном платье. Для тематических балов указывалось, какого типа наряд следовало подготовить.
Ведущий 1. Получив приглашение, в течение двух дней отвечали письменно о своём согласии принять участие на предстоящем балу, или же выражали сожаление о невозможности посетить мероприятие – но для отказа требовалась веская причина.
Ведущий 2. Сегодня бал, в огнях весь дом.Подъехали кареты,Шампанское укрыто льдом,И слуги приодеты.Ведущий 1. Зал весь в свечах и зеркалах, Хрустальный звон бокалов.Хозяин дома объявилРаздолию начало.
Светская беседа на балу
Княгиня Лозенкова: Друзья, вы, надеюсь, уже все прочитали комедию Александра Грибоедова?
Княгиня Мягкоход: Замечательная вещь! Пушкин с восторгом отзывался о ней: «О стихах я не говорю: половина должна войти в пословицы».
Княгиня Лозенкова: Господа! А как вы находите последнюю комедию в Александрийском театре? 
Княгиня Мягкоход: Её название, кажется, «Ревизор»? Я смотрела. Бездарная комедия! На премьере был сам император! Говорят, ему тоже не понравилось!
Княгиня Федулова: То ли дело французские комедии! Charman!
Княгиня Мягкоход: Вы не слышали, как здоровье её величества?
Княгиня Лозенкова: Говорят, уже лучше!
Сцена «Отрывок из комедии «Горе от ума» 3 действие, явление 7»
Грибоедов « Горе от ума»
Наталья Дмитриевна, князь Тугоуховский, княгиня с шестью дочерьми
Наталья Дмитриевна (тоненьким голоском):
Князь Пётр Ильич, княгиня! Боже мой!
Княжна Зизи! Мими!
Громкие лобызания; потом усаживаются и осматривают одна другую с головы до ног.
1-я княжна:
Какой фасон прекрасный!
2-я княжна:
Какие складочки!
1-я княжна:
Обшито бахромой.
Наталья Дмитриевна:
Нет, если б видели мой тюрлюрлю атласный!
3-я княжна:
Какой эшарп кузин мне подарил!
4-я княжна:
АХ! Да, барежевый!
5-я княжна:
Ах! Прелесть!
6-я княжна:
Ах! Как мил!
Княгиня:
Сс! – Кто это в углу, взошли мы, поклонился?
Наталья Дмитриевна:
Приезжий, Чацкий.
Княгиня:
От-став-ной?
Наталья Дмитриевна:
Да, путешествовал, недавно воротился.
Княгиня:
И хо-ло-стой?
Наталья Дмитриевна:
Да, не женат.
Княгиня:
Князь, князь, сюда, - живее.
Князь ( к ней оборачивает слуховую трубку):
О-хм!
Княгиня:
К нам на вечер, в четверг, проси скорее
Натальи Дмитриевны знакомого: вон он!
Князь:
И-хм!
Княгиня:
Вот то-то, детки:
Им бал, а батюшка таскайся на поклон;
Танцовщики ужасно стали редки!..
ОН камер-юнкер?
Наталья Дмитриевна:
Нет.
Княгиня:
Бо-гат?
Наталья Дмитриевна:
О, нет!
Княгиня (громко, что есть мочи):
Князь, князь! Назад!
Ведущий 2. Бал – это всегда место встреч, свиданий, первых знакомств. Трудно назвать литературное произведение 19 века, где действие не разворачивалось бы во время бала. Узнаёте этих героев?
Сцена «Отрывок из романа Тургенева « Отцы и дети» (на экране)просмотр до 2 мин. 09 сек.
Ведущий 1. Базаров с первого взгляда на балу у губернатора сумел увидеть в Одинцовой что-то особенное. Она привлекла его внимание своей внешностью, как «герцогиня, владетельная особа».
Ведущий 2. У себя в усадьбе во время «ботанических» прогулок Анна Сергеевна охотно поддерживала разговоры с Евгением на разные темы. Ей нравились его резкие, смелые суждения. Недаром она признавалась, что с ним разговариваешь, словно по краю обрыва идешь. Базаров для нее был человеком «не из числа обыкновенных».
Ведущий 1. Именно поэтому она и спрашивала его о том, кто он, что он, какие у него планы, какое будущее его ждёт. Ответы на них могли бы раскрыть сокровенные думы Базарова. Но он прекрасно понимал, что все они заданы только ради одного любопытства.
Ведущий 2. Он знал, что она не разделит его вспыхнувшей любви, ничем не пожертвует для него, ибо больше всего сама любит свободу, покой, независимость.
Одинцова: Евгений Васильевич, извините меня, но я позвала вас сюда не с тем, чтобы рассуждать об учебниках. Мне хотелось возобновить наш вчерашний разговор. Вы ушли так внезапно... Вам не будет скучно?
Базаров: Я к вашим услугам, Анна Сергеевна. Но о чем бишь беседовали мы вчера с вами?
Одинцова: Мы говорили с вами, кажется, о счастии. Я вам рассказывала о самой себе. Кстати вот, я упомянула слово «счастие». Скажите, отчего, даже когда мы наслаждаемся, например, музыкой, хорошим вечером, отчего все это кажется скорее намеком на какое-то безмерное, где-то существующее счастие, чем действительным счастьем, то есть таким, которым мы сами обладаем? Отчего это? Или вы, может быть, ничего подобного не ощущаете?
Базаров: Вы знаете поговорку: «Там хорошо, где нас нет», притом же вы сами сказали вчера, что вы не удовлетворены. А мне в голову, точно, такие мысли не приходят.
Одинцова: Может быть, они кажутся вам смешными?
Базаров: Нет, но они мне не приходят в голову.
Одинцова: В самом деле? Знаете, я бы очень желала знать, о чем вы думаете?
Базаров: Как? я вас не понимаю.
Одинцова: Послушайте, я давно хотела объясниться с вами. Вам нечего говорить, — вам это самим известно, — что вы человек не из числа обыкновенных; вы еще молоды — вся жизнь перед вами. К чему вы себя готовите? какая будущность ожидает вас? Я хочу сказать — какой цели вы хотите достигнуть, куда вы идете, что у вас на душе? Словом, кто вы, что вы?
Базаров: Вы меня удивляете, Анна Сергеевна. Вам известно, что я занимаюсь естественными науками, а кто я...
Одинцова: Да, кто вы?
Базаров: Я уже докладывал вам, что я будущий уездный лекарь.
Одинцова: Вы — с вашим самолюбием — уездный лекарь! Вы мне отвечаете так, чтобы отделаться от меня, потому что вы не имеете никакого доверия ко мне. А знаете ли, Евгений Васильевич, что я умела бы понять вас: я сама была бедна и самолюбива, как вы; я прошла, может быть, через такие же испытания, как и вы.
Базаров: Все это прекрасно, Анна Сергеевна, но вы меня извините... я вообще не привык высказываться, и между вами и мною такое расстояние...
Одинцова: Какое расстояние? Вы опять мне скажете, что я аристократка? Полноте, Евгений Васильич; я вам, кажется, доказала...
Базаров: Да и кроме того, — перебил Базаров, — что за охота говорить и думать о будущем, которое большею частью не от нас зависит? Выйдет случай что-нибудь сделать — прекрасно, а не выйдет — по крайней мере тем будешь доволен, что заранее напрасно не болтал.
Одинцова: Вы называете дружескую беседу болтовней... Или, может быть, вы меня, как женщину, не считаете достойною вашего доверия? Ведь вы нас всех презираете.— Вас я не презираю, Анна Сергеевна, и вы это знаете.
Базаров: Нет, я ничего не знаю... но положим: я понимаю ваше нежелание говорить о будущей вашей деятельности; но то, что в вас теперь происходит...
Одинцова: Происходит! — повторил Базаров, — точно я государство какое или общество! Во всяком случае, это вовсе не любопытно; и притом разве человек всегда может громко сказать все, что в нем «происходит»?
Базаров: А я не вижу, почему нельзя высказать все, что имеешь на душе.— Вы можете?
Одинцова: Могу, — отвечала Анна Сергеевна после небольшого колебания.
Базаров: Вы счастливее меня.
Одинцова: Как хотите, а мне все-таки что-то говорит, что мы сошлись недаром, что мы будем хорошими друзьями. Я уверена, что ваша эта, как бы сказать, ваша напряженность, сдержанность исчезнет наконец?
Базаров: А вы заметили во мне сдержанность... как вы еще выразились... напряженность?
Одинцова: Да.
Базаров: И вы желали бы знать причину этой сдержанности, вы желали бы знать, что во мне происходит?
Одинцова: Да, — повторила Одинцова с каким-то, ей еще непонятным, испугом
Базаров: И вы не рассердитесь?
Одинцова: Нет.
Базаров: Нет? — Базаров стоял к ней спиною. — Так знайте же, что я люблю вас, глупо, безумно... Вот чего вы добились. ..
Ведущий 2. Во все времена книга сопровождала человека. Как и люди, книги живут своей жизнью и имеют свою судьбу. Скромно или шумно отмечают их появление на свет. Одни из них продолжают свой долгий век, обласканные людским вниманием, другие – коротают время, дряхлея на книжной полке. Многие, на первый взгляд хорошо известные нам книги, имеют интересную судьбу.
Ведущий 1. «Я не припомню, – вспоминала современница, – чтобы какое-нибудь литературное произведение наделало столько шуму и возбудило столько разговоров, как повесть Тургенева «Отцы и дети». Она была прочитана даже теми людьми, которые со школьной скамьи не брали книги в руки». К персонажам романа относились как к “живым людям: с ненавистью, любовью, уважением или презрением. При жизни автора роман был переведён на французский, немецкий, английский языки.
Ведущий 2. Очень часто после балов находили множество забытых или потерянных вещей. Мы хотели бы узнать, кому принадлежат эти вещи. (слайды на презентации).
Напоминаем, что бал наш литературный.
букетик фиалок… он стал поводом для встречи двух молодых людей, но их любовь была несчастной. (Бедная Лиза)
книга дневниковых записей, которая начинается главой «Тамань» (Печорин)
В его  кабинете всегда лежала какая-то книжка, заложенная закладкою на четырнадцатой странице, которую он постоянно читал уже два года. (Манилов «Мертвые души»)
это перо принадлежит дворянину, который учился и в России, и в Германии, а большую часть жизни прожил в Париже, танцевал на балу с дочерью Пушкина, очень любил русскую природу и охоту. (Тургенев)
Ей в приданое дано Было зеркальце одно; Свойство зеркальце имело: Говорить оно умело. (царица из сказки Пушкина «о спящей царевне…»)
Кому принадлежит эта потерянная хрустальная туфелька, ставшая символом сбывшейся мечты... (Золушка)
Ведущий 1.
Не создан человек для одиночества
С темными инстинктами в крови, 
Он может жить без имени, без отчества,
Но никогда без ласки и любви. 
И пусть цари догматами и спорами
Тревожат мир и саблями звенят 
На вымерших развалинах истории
Слова любви, как маки шелестят» Ведущий 2: Строки любви вечны, как сама жизнь. Не было и не будет им конца, пока жив на земле человек. Звучит « Венский вальс» Евгения Доги. Постепенно музыка затихает, и перед зрителями остается пара – Евгений Онегин и Татьяна Ларина.
Сцена «Евгений Онегин и Татьяна Ларина». Письмо Татьяны Онегину
Я к вам пишу – чего же боле? Что я могу еще сказать? Теперь, я знаю, в вашей воле Меня презреньем наказать. Но вы, к моей несчастной доле Хоть каплю жалости храня, Вы не оставите меня. Сначала я молчать хотела; Поверьте: моего стыда Вы не узнали б никогда, Когда б надежду я имела Хоть редко, хоть в неделю раз В деревне нашей видеть вас, Чтоб только слышать ваши речи, Вам слово молвить, и потом Все думать, думать об одном И день и ночь до новой встречи. Но, говорят, вы нелюдим; В глуши, в деревне всё вам скучно, А мы... ничем мы не блестим, Хоть вам и рады простодушно. Зачем вы посетили нас? В глуши забытого селенья Я никогда не знала б вас, Не знала б горького мученья. Души неопытной волненья Смирив со временем (как знать?), По сердцу я нашла бы друга, Была бы верная супруга И добродетельная мать. Другой!.. Нет, никому на свете Не отдала бы сердца я! То в вышнем суждено совете... То воля неба: я твоя; Вся жизнь моя была залогом Свиданья верного с тобой; Я знаю, ты мне послан богом, До гроба ты хранитель мой... Ты в сновиденьях мне являлся, Незримый, ты мне был уж мил, Твой чудный взгляд меня томил, В душе твой голос раздавался Давно...нет, это был не сон! Ты чуть вошел, я вмиг узнала, Вся обомлела, запылала И в мыслях молвила: вот он! Не правда ль? Я тебя слыхала: Ты говорил со мной в тиши, Когда я бедным помогала Или молитвой услаждала Тоску волнуемой души? И в это самое мгновенье Не ты ли, милое виденье, В прозрачной темноте мелькнул, Приникнул тихо к изголовью? Не ты ль, с отрадой и любовью, Слова надежды мне шепнул? Кто ты, мой ангел ли хранитель, Или коварный искуситель: Мои сомненья разреши. Быть может, это всё пустое, Обман неопытной души! И суждено совсем иное... Но так и быть! Судьбу мою Отныне я тебе вручаю, Перед тобою слезы лью, Твоей защиты умоляю... Вообрази: я здесь одна, Никто меня не понимает, Рассудок мой изнемогает, И молча гибнуть я должна. Я жду тебя: единым взором Надежды сердца оживи, Иль сон тяжелый перерви, Увы, заслуженным укором! Кончаю! Страшно перечесть... Стыдом и страхом замираю... Но мне порукой ваша честь, И смело ей себя вверяю...
Звучит романс на слова В. А. Жуковского, муз. Алябьева « Прошли, прошли, вы дни очарованья…» 
(Читается ответное письмо Онегина)Письмо Онегина к Татьяне 
Предвижу все: вас оскорбит Печальной тайны объясненье. Какое горькое презренье Ваш гордый взгляд изобразит! Чего хочу? с какою целью Открою душу вам свою? Какому злобному веселью, Быть может, повод подаю! Случайно вас когда-то встретя, В вас искру нежности заметя, Я ей поверить не посмел: Привычке милой не дал ходу; Свою постылую свободу Я потерять не захотел. Еще одно нас разлучило... Несчастной жертвой Ленский пал... Ото всего, что сердцу мило, Тогда я сердце оторвал; Чужой для всех, ничем не связан, Я думал: вольность и покой Замена счастью. Боже мой! Как я ошибся, как наказан. Нет, поминутно видеть вас, Повсюду следовать за вами, Улыбку уст, движенье глаз Ловить влюбленными глазами, Внимать вам долго, понимать Душой все ваше совершенство, Пред вами в муках замирать, Бледнеть и гаснуть... вот блаженство! И я лишен того: для вас Тащусь повсюду наудачу; Мне дорог день, мне дорог час: А я в напрасной скуке трачу Судьбой отсчитанные дни. И так уж тягостны они. Я знаю: век уж мой измерен; Но чтоб продлилась жизнь моя, Я утром должен быть уверен, Что с вами днем увижусь я... Боюсь: в мольбе моей смиренной Увидит ваш суровый взор Затеи хитрости презренной — И слышу гневный ваш укор. Когда б вы знали, как ужасно Томиться жаждою любви, Пылать — и разумом всечасно Смирять волнение в крови; Желать обнять у вас колени И, зарыдав, у ваших ног Излить мольбы, признанья, пени, Все, все, что выразить бы мог, А между тем притворным хладом Вооружать и речь и взор, Вести спокойный разговор, Глядеть на вас веселым взглядом!.. Но так и быть: я сам себе Противиться не в силах боле; Все решено: я в вашей воле И предаюсь моей судьбе. 
Ведущий 1:  Вспомним одну из пленительных страниц романа “Война и мир”. Непререкаемое величие Толстого – человека и художника – признано всем культурным миром. Человечеству Толстой дорог как гениальный писатель, сумевший показать ту великую правду жизни, которая нужна людям и которую они находят в его бессмертных созданиях.
Кушнарев.
Когда в грязи и лжи возникшему кумиру
Пожертвован везде искусства идеал,
О вечной красоте напоминая миру,
Твой мощный голос прозвучал.
Глубоких струн души твои коснулись руки,
Ты в жизни понял всё и всё простил, поэт!
Ты из нее извлек чарующие звуки,
Ты знал, что в правде грязи нет.
Кто по земле ползет, шипя на всё змеею,
Тот видит сор один... и только для орла,
Парящего легко и вольно над землею,
Вся даль безбрежная светла.
1-ый бал Наташи Ростовой. Разве не замирали вы с ней в отчаянии, что никто не пригласит её танцевать и не улыбались, признательные князю Андрею, как будто он не Наташу, а вас кружил в танце.
Звучит вальс Хачатуряна. На сцене герои романа «Война и мир», Наташа Ростова в центре сцены.
Наташа Ростова (взволнованно): Осталось совсем немного…Я чувствую как наш экипаж замедляет ход, и камердинер распахивает дверь. О боже, какая впереди длинная лестница! Неужели у меня хватит сил подняться по ней и войти внутрь этого солидного дома? Боже, я так волнуюсь… Ведь это мой первый выход в свет…А потом меня ждут захватывающие танцы. Я так этого жду!
Вперед выходят Пьер Безухов и Андрей Болконский.
Безухов: Князь! Болконский! (Болконский поворачивается к нему)
Болконский: Граф Безухов! Мое почтение!
Безухов: Князь, Вы всегда танцуете. Тут есть моя протеже – Ростова
молодая. Пригласите ее!
Болконский: Где? (крутит головой) Виноват. Этот разговор в другом месте
доведем до конца, а на бале надо танцевать.
Ведущий 1: «...Наташа вспомнила, как ей надо было держать себя на балу, и постаралась принять ту величественную манеру, которую она считала необходимой для девушки на балу. Но, к счастью её, она почувствовала, что глаза её разбегались: она ничего не видела ясно, пульс её забил сто раз в минуту, и кровь стала стучать у её сердца. Она не могла принять той манеры, которая бы сделала её смешной, и шла, замирая от волнения и стараясь всеми силами только скрыть его... 
Наташа Ростова: «...Неужели так никто не подойдёт ко мне, неужели я не буду танцевать между первыми, неужели меня не заметят... Они должны же знать, как мне хочется танцевать, как я отлично танцую, и как им весело будет танцевать со мною»
Болконский раскланивается с Безуховым и подходит к группе дам. Болконский: Мое почтение, графиня Ростова (целует ей ручку)
Графиня: Князь, позвольте Вас познакомить с моей дочерью - Наташей
Болконский: Я имею удовольствие быть знакомым, если графиня помнит меня (кланяется)
Ведущий 2: Первый бал Наташи Ростовой. Отчаянное, замирающее лицо Наташи показалось очевидным князю Андрею… С учтивым и низким поклоном, подходя к Наташе,… он предложил ей тур вальса. Они были 2-ая пара, вошедшая в круг. Князь Андрей был одним из наилучших танцоров своего времени. Наташа танцевала превосходно. Ножки её в бальных атласных башмачках быстро, легко и независимо от неё делали своё дело, а лицо её светилось восторгом счастья…
На фоне музыки танцует Болконский и Наташа. (Все ученики присоединяются и танцуют вальс) А. Болконский, проводив Наташу Ростову за столик, идет к Пьеру Безухову.
Ведущий 2: Князь Андрей, как все люди, выросшие в свете, любил встречать в свете то, что не имело на себе общего светского отпечатка. И такова была Наташа, с ее удивлением, радостью и робостью и даже ошибками во французском языке. 
Читают диалог ( Андрей Болконский и Пьер Безухов).
Сцена «БОЛКОНСКИЙ и БЕЗУХОВ»
Андрей Болконский: Ну, душа моя. Я вчера хотел сказать тебе и нынче за этим приехал. Я влюблен, мой друг.
Пьер Безухов: - В Наташу Ростову, да? 
Андрей Болконский: Да, да! В кого же? Никогда не поверил бы, но это чувство сильнее меня. Вчера я мучился, страдал, но и мученья этого я не отдам ни за что в мире. Я не жил прежде. Теперь только я живу, но я не могу жить без нее. Но может ли она любить меня?.. Я стар для нее… 
Пьер Безухов: - Я…Я… всегда это думал. Эта девушка такое сокровище! Это редкая девушка. 
Андрей Болконский: - Я бы не поверил тому, кто бы мне сказал, что я могу так любить. Весь мир для меня разделен на две половины: одна – она и …все счастье, надежда, свет; другая половина – все, где ее нет. Там все уныние и темнота… 
Пьер Безухов: - Темнота и мрак. Да, я понимаю это. 
Андрей Болконский: - Я не могу любить света, я не виноват в этом. И я очень счастлив. Ты понимаешь меня?.. Я знаю, что ты рад за меня. 
Пьер Безухов: - Женитесь, женитесь! Счастливее Вас не будет человека. 
Ведущий 2: Вальс! Танец, обаянию которого уже несколько веков покоряется весь мир. Он царствует и сегодня. Может быть, его редко танцуют, но звучит он постоянно. Вальс всюду: в музыке, серьезной и легкой; в опере и оперетте, в симфонии, инструментальном произведении, в балете и в песне.
 Ведущий 1. Выдающиеся образцы вальсов создали композиторы разных стран: Шуберт, Шуман, Глинка, Чайковский, Глазунов и др. Можно с уверенностью сказать - вальс бессмертен ! Он будет возрождаться вновь и вновь, всегда прекрасный и юный, как сама жизнь. Прислушайтесь: грустит, поет, смеется прекрасная мелодия, кружится и летит над миром волшебный танец.
Лермонтов « Княжна Мери» (на тихом фоне музыки)
Дама:
Эта княжна Лиговская пренесносная девчонка! Вообразите толкнула меня и не извинилась, да ещё обернулась и посмотрела на меня в лорнет… И чем она гордится? Уж её надо проучить…
Драгунский капитан:
За этим дело не станет!
(уходят)
Печорин:
Я слышал, княжна, что, будучи вам совсем не знаком, я имел уже несчастье заслужить вашу немилость… что вы меня нашли дерзким… неужели это правда?
Мери:
И вам бы хотелось теперь меня утвердить в этом мнении?
Печорин:
Если я имел дерзость вас чем-нибудь оскорбить, то позвольте мне иметь ещё большую дерзость просить у вас прощения… И право, я бы очень желал доказать вам, что вы насчёт меня ошиблись…
Мери:
Вам это будет довольно трудно…
Печорин:
Отчего же?..
Мери:
Оттого, что вы у нас не бываете, а эти балы, вероятно, не часто будут повторяться…
Печорин:
Знаете, княжна, никогда не должно отвергать кающегося преступника: с отчаяния он может сделаться ещё вдвое преступнее …и тогда…
Ведущий 2: Оказывается, На  балах  выяснялись отношения.  
Ведущий 1: а я думала только  признания в любви! Хотя нет. А теперь взгляните сюда; вон те двое, будто смущаются друг друга,  и, кажется, молодой офицер вот-вот упадёт к её ногам и откроет сердце.
Исполняется сцена из повести «Метель».
Бурмин: Я женат уже четвёртый год и не знаю, кто моя жена и где она, И должен ли свидеться с нею когда-нибудь!
Мария Гавриловна:  Что вы говорите? Как это странно! Продолжайте; но продолжайте, сделайте милость.
Начинает звучать музыка Г.Свиридова «Метель». Сцена продолжается.
Бурмин:  В начале 1812 года, я спешил в Вильну, где находился наш полк. Приехав однажды на станцию поздно вечером, я велел было поскорее закладывать лошадей, как вдруг поднялась ужасная метель, и смотритель и ямщики советовали мне переждать. Я их послушался, но непонятное беспокойство овладело мною; казалось, кто-то меня так и толкал. Между тем метель не унималась; я не вытерпел, приказал опять закладывать и поехал в самую бурю. Таким образом очутились мы в незнакомой стороне. Буря не утихала; я увидел огонек и велел ехать туда. Мы приехали в деревню; в деревянной церкви был огонь. Церковь была отворена, за оградой стояло несколько саней; по паперти ходили люди. «Сюда! сюда!» — закричало несколько голосов. Я велел ямщику подъехать. «Помилуй, где ты замешкался? — сказал мне кто-то, — невеста в обмороке; поп не знает, что делать; мы готовы были ехать назад. Выходи же скорее». Я молча выпрыгнул из саней и вошел в церковь. Девушка сидела на лавочке в темном углу церкви. Старый священник подошел ко мне с вопросом: «Прикажете начинать?» — «Начинайте, начинайте, батюшка», — отвечал я рассеянно. Девушку подняли. Она показалась мне недурна... Непонятная, непростительная ветреность... я стал подле нее перед налоем; священник торопился; трое мужчин и горничная поддерживали невесту и заняты были только ею. Нас обвенчали. «Поцелуйтесь», — сказали нам. Жена моя обратила ко мне бледное свое лицо. Я хотел было ее поцеловать... Она вскрикнула: «Ай, не он! не он!» — и упала без памяти. Свидетели устремили на меня испуганные глаза. Я повернулся, вышел из церкви безо всякого препятствия, бросился в кибитку и умчался».
Марья Гавриловна: Боже мой! И вы не знаете, что сделалось с бедною вашею женою?
Бурмин: Не знаю, не знаю, как зовут деревню, где я венчался; не помню, с которой станции поехал… Слуга, бывший тогда со мною, умер в походе, так что я не имею и надежды отыскать ту, над которой подшутил я так жестоко и которая теперь так жестоко отмщена.Марья Гавриловна: Боже мой, боже мой! Так это были вы! И вы не узнаете меня?
Ведущий 2: Как я рада, что всё так хорошо кончается. А теперь давайте посмотрим, чем занимаются наши гости. Вот дамы собрались в кружок. О чём – то бурно разговаривают. Подойдём к ним поближе, послушаем.
Сцена 1 из поэмы Гоголя «Мёртвые души», глава 9
1-я Дама : Какой веселенький ситец! - воскликнула во всех отношениях приятная дама, глядя на платье просто приятной дамы.2-я Дама : Да, очень веселенький. Сестре Прасковьи Федоровны прислали материйку: это такое очарованье, которого просто нельзя выразить словами; вообразите себе: полосочки узенькие-узенькие, какие только может представить воображение человеческое, фон голубой и через полоску всё глазки и лапки, глазки и лапки, глазки и лапки... Словом, бесподобно! Можно сказать решительно, что ничего еще не было подобного на свете.3-я Дама: Милая, это пестро.2-я Дама: Ах, нет, не пестро.3-я Дама: Ах, пестро!4-я Дама: Да, поздравляю вас: оборок более не носят.1-я Дама: Как не носят?
4-я Дама: Всё фестончики: пелеринка из фестончиков, на рукавах фестончики, эполетцы из фестончиков, внизу фестончики, везде фестончики.2-я Дама: Нехорошо, Софья Ивановна, если всё фестончики.4-я Дама: Мило, Анна Григорьевна, до невероятности.. 1-я Дама: Уж как вы хотите, я ни за что не стану подражать этому.3-я Дама: Я сама тоже... Право, как вообразишь, до чего иногда доходит мода... ни на что не похоже! Я выпросила у сестры выкройку нарочно для смеху; Меланья моя принялась шить.4-я Дама: Так у вас разве есть выкройка? 3-я Дама: Как же, сестра привезла.
4-я Дама: Душа моя, дайте ее мне ради всего святого.
Ведущий 2: В конце 1828 года на балу у знаменитого московского танцмейстера Йогеля А.С.Пушкин увидел юную девушку. Ей только минуло 16 лет, но о ней уже заговорили как об одной из первых московских красавиц. « В белом воздушном платье с золотым обручем на голове она поражала всех своей классической царственной красотой»…Звали девушку Натали, Наталья Гончарова.
Сцена «Светские сплетницы»
Княгиня Лозенкова: Слыхали новость: Пушкин женится.
Княгиня Мягкоход: Вот это пассаж! После стольких приключений и амуров!
Княгиня Федулова: Но кто же она?
Княгиня Лозенкова: Мадемуазель Натали, самая младшая из сестёр Гончаровых.
Княгиня Федулова: Это не те ли Гончаровы, которые живут в Москве? Так их состояние так расстроено, что им не до свадеб.Матушка их мечтает о выгодной партии, а Пушкин совсем не богат.
Княгиня Мягкоход: Поэтому Пушкин оставляет невесту и едет в своё имение в Нижегородской губернии, чтобы вступить в права наследования.
Княгиня Лозенкова Но, слышно, там появилась холера!
Княгиня Федулова: Ах, бедный Пушкин, это большое препятствие к его скорому счастью. Брак для поэта – это такая проза!
Княгиня Лозенкова: Нет, нет, не говорите. Это очень интересный альянс. Натали – первая красавица. Её сам государь отметил своим вниманием. И Пушкин – первый поэт России.
Княгиня Мягкоход: Он, кажется, нашёл в ней свой идеал, о котором ещё в «Евгении Онегине» писал…
Княгиня Федулова:
Да, да, я помню. Учила с маменькой:
Она была нетороплива,
Не холодна, не говорлива,
Без взора наглого для всех,
Без притязаний на успех,
Без этих маленьких ужимок,
Без подражательных затей…
Всё тихо, просто было в ней…
Княгиня Лозенкова: Ай да Пушкин! Ему уже за тридцать, а ей нет и осьмнадцати. Она выше его на целую голову! Но как Божественна! Как он влюблён!
Ведущий 2. Ну, что ж, пусть дамы обсуждают новости моды и светской жизни, а мы оставим их.
Ведущий 1. На балах не только танцевали о обсуждали последние новости, но и играли в различные игры, в том числе литературные. В одну из них – буриме – и сама императрица Екатерина не прочь была поиграть. Давайте и мы попробуем   стихи сочинять.
Вот пары слов, составьте стихи, используя эти рифмы: 

моревал(во) взоре
скрывал  
 
ветерзнает(на) светемечтает    
кровьцветылюбовьмечты
нежный
хрусталь
безбрежный
даль
лучами
снега
ручьями
луга
(Звучит музыка. Все 5 минут играют в буриме)
Ведущий 2:  А мазурку мы сегодня будем танцевать? Помнишь у Александра Сергеевича Пушкина в романе "Евгений Онегин”:
Мазурка раздалась. Бывало,Когда гремел мазурки гром,В огромном зале все дрожало,Паркет трещал под каблуком,Тряслися, дребезжали рамы…
Ведущий 1: Мазурка говоришь? … Думаю мало, кто знает, что этот танец тоже пришел к нам из Польши.
Ведущий 2: Танец стремительный, динамичный, даже несколько воинственный, но вместе с тем, изящный и лиричный по манере исполнения. К сожалению, он не дошел до наших дней.
(звучит мазурка)
Ведущий 1: Я предлагаю поиграть. (игра «Ручеек»). 
 Ведущий 2. Вы знаете, что достаточно просто вспомнить продолжение стихотворения по первой строчке. А легко ли воссоздать первую строчку, по второй? Попробуем? Зрителей, правильно ответивших на вопрос, я попрошу, как лучших знатоков поэзии, выходить в центр зала, к сцене. Вы будете получать фанты!
Всё пройдёт, как с белых яблонь дым (не жалею, не зову, не плачу).
В тумане моря голубом (Белеет парус одинокий).
В моей душе угасла не совсем (Я вас любил, любовь ещё, быть может).
Принакрылась снегом, словно серебром (Белая берёза под моим окном).
Пряли поздно вечерком (Три девицы под окном).
Еще ты дремлешь, друг прелестный (Мороз и солнце, день чудесный)
Аплодисменты лучшим знатокам поэзии!
Ведущий 1. Друзья, вы получили фанты. Открою секрет – это части картины. Живые картины были одним из излюбленных развлечений как на балах, так и в салонах! Соедините, пожалуйста, части картин. И чрез минуту изобразите вашу картину! А зрители должны будут назвать название и автора этой картины.
(Васнецов. «Богатыри»)
Ведущий 1: Какой еще бальный танец мы не называли?
Ведущий 2: С середины XIX века широкое распространение получил танец "Полька”.
Ведущий 1: Полька? Бальный танец? А где она родилась, тоже в Польше, как и полонез? Полька – в Польше.
Ведущий 2: А вот и нет. Полька – это чешский танец и в переводе обозначает "половина”.
Ведущий 1: А…, я поняла. Так как танец исполняется парами, то у каждого танцующего есть вторая половина, так?
Ведущий 2: Совершенно верно, польку, как и вальс, танцуют, и по сей день.
Ведущий 1: Дамы и господа! Полька!
учащиеся танцуют польку
Ведущий 2: Да, бегут годы, мчатся дни, мелькают минуты. Уходят в прошлое старые традиции, им на смену приходят новые. И слово «бал» мы теперь произносим лишь в сочетаниях «литературный бал», «выпускной бал», «осенний бал», «бал – маскарад».
Ведущий 1: Но прошлое не исчезает. Какие бы цифры ни значились на наших календарях, мы все незримо связаны с историей, с судьбами людей знаменитых и безызвестных. И все они составляют один большой «русский сюжет».

Приложенные файлы


Добавить комментарий