«Реферат на тему «Участие гвардейского экипажа в Бородинском сражении»


Содержание
Введение..................................................................................................................3
1. История создания гвардейского экипажа……………….................................3
2. Гвардейский экипаж в 1812г………………………………………………….7
3. Гвардейский экипаж в Бородинском сражении…………………………….10
Заключение.............................................................................................................13
Список литературы................................................................................................15
Введение
Актуальность данной работы состоит в том, что образованный человек должен знать историю своего Отечества, гордиться его прошлым, воспитываться на его боевых традициях. В моей родословной есть люди, которые служили в морских частях российского флота.
Цель работы: боевые заслуги Морского Гвардейского экипажа в Отечественной войне 1812 года.
Задачи :
изучить историю рождения Морского Гвардейского экипажа;
узнать какую роль имел гвардейский экипаж в 1812г.
1. История создания Гвардейского экипажа
Гвардейский экипаж – военно-морское формирование в составе российской императорской гвардии. Морской Гвардейский экипаж был создан в царствование Императора Александра I-го 16 февраля 1810 года, но свое начало он ведет от команды придворных гребцов, появившихся еще при Петре I в начале XVIII в. «Царские гребцы», не составлявшие тогда еще постоянной команды, участвовали в первых баталиях Северной войны, взятии на Неве крепостей Нотебург, Ниеншанп, пленении шведских кораблей «Гедан» и «Астрильд» и др. Когда столица была перенесена в Санкт-Петербург, для плавания государя по Неве, Мойке, Фонтанке были определены специальные шлюпки и в 1708 г. создана команда гребцов, получившая позднее особую форму одежды. В течение XVIII в. изменялось количество и подчиненность придворных гребцов. С середины ХVIII в. существовали команда придворных гребцов дворцового ведомства и экипажи придворных яхт, они в 1797 г. были объединены и переданы в ведение Адмиралтейств-коллегии. При Екатерине II число гребцов достигло 160 человек, их разделили на Придворную яхтенскую команду и Придворную гребецкую команду. В этот период гребцы обслуживали 6 яхт. При Павле I с 1797 г. обе команды вновь соединились и были названы Придворной гребецкой командой придворных парусных судов. Команда получила военную организацию.
Из этих частей 16 февраля 1810 г. и был сформирован «Морской  гвардейский экипаж»  из четырех (впоследствии восьми) рот, артиллерийского отделения с двумя полевыми орудиями, нестроевой ластовой роты и музыкантского хора (оркестра). По легенде, прообразом данного формирования послужил французский Гвардейский экипаж, который Александр I увидел во время встречи с Наполеоном в Тильзите в 1807 г. Экипажу было дано знамя гвардейского пехотного образца, введено обучение нижних чинов строевой службе, артиллерийскому делу. В Гвардейский  экипаж брали  из флота лучших офицеров по личному повелению Государя, за особые отличия; при выборе же команды руководствовались тем, чтобы люди были «рослые» и «чистые лицом»; особое  внимание обращалось на строевую пехотную службу, и за этим  наблюдал  сам  Великий Князь Константин  Павлович. Таким образом, Гвардейский экипаж начал свое существование как в высшей степени элитное подразделение и таким он оставался до его упразднения 3 марта 1918 года. (К этой дате в экипаже числился даже Император). 6 января 1811 г. состоялся смотр экипажа, где он заслужил похвалу императора, а офицерам и матросам были пожалованы награды.
Экипажу присвоили особую форму одежды, несколько отличную от общефлотской, с элементами обмундирования гвардейской пехоты: летняя форма была, как  на флоте, а зимняя – по образцу гвардейской пехоты.  
В фондах Центрального военно-морского музея хранятся мундир и вицмундир офицера Гвардейского экипажа первой четверти XIX в. (инв. № 11272, 11258). Мундир фрачного покроя сшит из тонкого темно-зеленого сукна, двубортный, с двумя рядами выпуклых позолоченных пуговиц на груди диаметром 19 мм. Подкладка фалд и воротника из мундирного сукна. На подкладке фалд сделаны поперечные прорезные карманы. Воротник стоячий, закрытый спереди, как было установлено в январе 1812 г., застегивается на четыре крючка и четыре петли. На воротнике размещено золотое шитье в виде горизонтально расположенного якоря, перевитого одним толстым и тремя тонкими канатами, и золотого канта по краю. На обшлагах рукавов по краю золотой кант, а на их клапанах по 3 шитых якоря, перевитых канатами.
Вицмундир сшит из такого же сукна, но отличается тем, что на его воротнике четыре, а на клапанах обшлагов по три шитых золотых петлицы. Пуговицы вицмундира плоские диаметром 23 мм.
Нижние чины в это время носили двубортный темно-зеленый мундир без фалд с медными пуговицами, красными погонами, белыми выпушками по краям воротника, обшлагов и клапанов. На воротнике и обшлагах петлицы из гвардейской красно-желтой «клетчатой» тесьмы. У унтер-офицеров воротник и обшлага, кроме того, были обшиты золотым галуном. К мундиру при зимней форме полагались брюки из темно-зеленого сукна, а при летней – белые. По штату матросам экипажа были положены боевые средства и имущество сухопутного образца с включением шанцевого инструмента и обоза. Личный состав нес службу на императорских яхтах и плавсредствах загородных дворцов, привлекался наравне со всей гвардией к караулам, смотрам, парадам, торжествам.
Само слово «гвардия» происходит от итальянского «guardia», что означает караул. Лейб-гвардией традиционно называлась элитная часть войск, которым доверялась защита и охрана монарха, а также других высочайших особ. Отличная выучка, высокий профессионализм и твёрдое следование полковым традициям были отличительными признаками русской гвардии с момента её возникновения на рубеже XVII–XVIII веков.
Наряду с несением службы в столице и загородных резиденциях моряки участвовали в дальних походах российских кораблей. Почти на каждом паруснике, отправлявшемся в кругосветное плавание, находился офицер-гвардеец. Совершали заграничные плавания и отдельные корабли, комплектовавшиеся гвардейцами. Во Францию, Англию и Пруссию в 1819 г. ходили фрегат «Гектор» и бриг «Олимп». В 1823 г. фрегат «Проворный» подходил к Фарерским островам и Исландии, обошел Великобританию и вернулся через Английский канал и Северное море на Балтику; через год он ходил в Гибралтар, Брест и Плимут. Линейный корабль «Эмгейтен» плавал в район Ростока.
Первым кораблем Гвардейского экипажа России стал 74-х пушечный парусный линейный корабль «Азов», которым командовал капитан 1 ранга М. П. Лазарев, в будущем известный флотоводец. Он участвовал 8 октября 1827 г. в знаменитом Наваринском сражении объединенного флота России, Англии и Франции против турецко-египетского флота.
При создании Гвардейский экипаж был подчинен морскому руководству – Адмиралтейств-коллегии; но, являясь составной частью Государевой гвардии, он находился также в подчинении у сухопутных властей.
2. Гвардейский экипаж  в войне 1812 года
Боевое крещение экипаж получил в Отечественной войне 1812 г. С началом 1812 года Государева гвардия начала готовиться к походу, но Морской гвардейский экипаж  указаний на этот счёт не получал. Однако 28 февраля военный министр Барклай-де-Толли экипажу выступить в г. Вильну 2 марта. Экипаж был зачислен в I Дивизию 5 Гвардейского корпуса, которым командовал Его Высочество Великий Князь Константин Павлович. На подготовку к походу было дано только два дня. При выступлении в поход в экипаж было зачислено 436  нижних чинов и 18 офицеров и служащих. В составе экипажа было 17 георгиевских кавалеров. 91 человек из экипажа оставался  в Петербурге. 1 марта артиллерийская команда в числе 40 человек была откомандирована в подчинение генерал-майора артиллерии Ермолова. Команда получила от сухопутного ведомства два легких орудия. 5 марта она выступила в поход вместе с лейб-гвардии артиллерийской бригадой в составе одной легкой роты под начальством командующего бригадой полковника Эйлера и с этой бригадой находилась почти неразлучно во все время кампаний 1812-14 гг. Командиром Гвардейского экипажа был капитан 2 ранга Иван Петрович Карцев.
2 марта в 10 часов утра экипаж в полной готовности и со своим обозом предстал на Высочайшем смотре вместе с лейб-гвардии Егерским и Финляндским полками. Прощаясь с каждым полком в отдельности, Государь говорил: «Прощайте, ребята, надеюсь, что я не ошибся, взявши вас с собою, и что вы покажете мне вашу службу». Моряки под командованием капитана 2-го ранга И. Карцева в составе 1-й дивизии Гвардейского корпуса выступили в поход из Санкт-Петербурга в Вильно.

В Вильну прибыли 28 мая. По прибытии моряки недолго квартировали в окрестностях города. 2 июня по предписанию командира 1-й гвардейской пехотной дивизии А. П. Ермолова три роты экипажа выступили в поход к Дриссе для участия в работах по укреплению Дрисского лагеря, где по проекту немецкого военного специалиста Фуля, предполагалось дать сражение наступавшим. 16 июня экипаж приступил к строительству мостов для переправы отступавших войск. 2-я рота была послана в Неменчин в распоряжение инженер-полковника Манфреди для постройки мостов на р. Вилейке для переправы отступавшего корпуса П.Х. Витгенштейна, а также через р. Вилию, по которым затем переправились обоз всей русской армии, 4-й корпус под командованием П.А. Шувалова и 2-й корпус К.Ф. Багговута. Все мосты строились из плотов, сделанных из бревен и досок с подведенными под них для плавучести бочками, а якорями служили корзины, наполненные камнями. После постройки команды экипажа продолжали оставаться около мостов для охраны переправы.
К 11 июня армия Наполеона была расположена вдоль нашей границы.
В числе старой гвардии Наполеона находился гвардейский морской экипаж в составе около 1000 человек, сформированный в 1798 году и уже успевший заслужить славу в войнах с Испанией и Австрией. Под Березиной почти весь этот экипаж погиб.  
В ночь с 11 на 12 июня (по старому стилю) французские войска и их союзники перешли границу. Началось отступление наших войск.   На третьи сутки после получения известия о переходе границы Наполеоном прибыли первые отступавшие части корпуса графа Шувалова. Переправа прошла успешно, и по окончании ее было приказано уничтожить мост, так как появился отряд французской кавалерии.
Вместе с войсками 1-й Западной армии генерала М.Б. Барклая-де-Толли моряки-гвардейцы отходили в глубь страны под натиском превосходящих сил Наполеона. Экипаж следовал в арьергарде, использовался главным образом вместе с инженерными подразделениями при наведении переправ, постройке мостов и укреплений, разбивке лагерей; зачастую морякам приходилось уничтожать постройки и имущество, чтобы они не достались врагу. После решения об оставлении Дрисского лагеря 2 июля, экипаж обеспечивал переправу русской армии на правый берег Двины, а затем вместе с понтонными ротами занимался разборкой мостов и уничтожением строительных материалов, которые могли достаться французам, а также разрушали на реках водяные мельницы, чтобы затруднить французам заготовку муки. 14-15 июля для переправы 1-й Западной армии через Двину экипажем были построены мосты, которые после прохода войск были немедленно уничтожены.  За мастерские действия при наводке мостов в районе Дриссы в присутствии Александра I морякам были пожалованы от императора денежные премии.
Вместе с 5 Гвардейским корпусом экипаж двинулся на Смоленск. Важным заданием для 3-й роты экипажа под командованием лейтенанта Титова была постройка совместно с понтонной ротой мостов через Днепр, по которым переправилась 2-я Западная армия П. И. Багратиона для соединения с 1-й Западной армией в Смоленске. В период сражения под Смоленском 4-6 августа Гвардейский экипаж обеспечивал проход русских войск по мостам через Днепр, а после этого осуществил подрыв мостов минами.Первый бой экипаж провел 4 августа при обороне Смоленска, отразив атаки французской кавалерии на Королевский бастион и мост через Днепр. При вынужденном оставлении города моряки и понтонеры уничтожили этот мост.
Закончив свои действия у переправ в Смоленске, экипаж  и понтонные роты двинулись с нашими армиями по московской дороге. Из-за непрерывных дождей и большой нагрузки путь был очень тяжёлым.
17 августа обе армии расположились в Царево-Займище, куда прибыл новый главнокомандующий.
21 августа 5 Гвардейский корпус прибыл в Колоцкий монастырь, а 22-го к селу Бородино. От Смоленска до Бородино армии шли более 300 верст – небывалое организованное отступление более чем стотысячной армии. Порядок в немалой степени зависел от исправности переправ, в устройстве которых   участвовали моряки Гвардейского экипажа.
3. Гвардейский экипаж в Бородинском сражении
На позиции у села Бородино Гвардейский экипаж вместе с другими войсками участвовал в строительстве укреплений, а во время сражения большая его часть находилась в резерве. Утро Бородинского сражения 26 августа 1812 г. экипаж встретил на крайнем правом фланге русской армии. По приказу Барклая-де-Толли моряки были направлены на помощь гвардейским егерям, оборонявшим село Бородино от атак дивизии Дельсона. Отряд из 30 человек охотников под командованием мичмана М.Н. Лермонтова располагался вместе с 2-м батальоном лейб-гвардии Егерского полка в селе Бородино у моста через реку Колочу, им было поручено уничтожить мост в случае прорыва неприятеля. Для этого на мосту заготовили горючие материалы. 26 августа в четыре с половиной часа утра дивизия Дельсона, пользуясь темнотой и туманом, незаметно подошла к селу и начала наступление на Бородино. Лейб-гвардии Егерский полк около часа отражал натиск французов, но вынужден был отступить. Вслед за ним через мост перешел 106-й линейный полк французов. В это время на помощь защитникам моста главнокомандующим 1-й Западной армией М.Б. Барклаем-де-Толли были посланы 19-й и 21-й егерские полки. Вместе с ними в контратаку пошли и матросы Гвардейского экипажа. Моряки-гвардейцы отбросили врага, а затем разрушили мост через реку Колочу. 106-й полк французов  понес большие потери. Вслед за этим матросы зажгли и уничтожили мост. В бою геройской смертью пали четыре матроса и унтер-офицера, семеро получили тяжелые ранения, впоследствии двое из них скончались. 26 августа после потерь Семеновских флешей, когда начались бои за Семеновский овраг, вместе с другими частями резерва были вызваны два орудия гвардейского экипажа, входившие в состав 1-ой Артиллерийской роты. В середине дня под командованием штабс-капитана Лодыгина они выдвинулись на позицию к селу Семеновское на левом фланге. Расположившись на возвышенности вместе с вставшими в каре гвардейскими пехотными полками, артиллеристы отбивали атаки тяжелой кавалерии врага. За пять часов ожесточенного боя они потеряли убитыми и ранеными всех офицеров, погибли четыре матроса. Рота пробыла более 4 часов под губительным огнем батареи противника и снялась с позиции только тогда, когда заметила, что атака фрацузов прервались. В 9 часов вечера штабс-капитан Лодыгин опять привел роту к Семеновскому, когда лейб-гвардии Финляндский полк отбивал атаку французской пехоты. Уже в наступившей темноте артиллеристы помогли справиться с врагом. Это были последние артиллерийские выстрелы Бородинского сражения. Несколько офицеров Гвардейского экипажа в тот день выполняли обязанности адъютантов при высшем командовании. Мичман Н.П. Римский-Корсаков неоднократно под градом ядер и пуль доставлял на передовую приказы главнокомандующего М.И. Кутузова, заслужив похвалу своей неустрашимостью и сообразительностью. На Семеновских флешах сражался капитан-лейтенант П. Колзаков, первым бросившийся на помощь раненому П.И. Багратиону.
В Бородинском сражении Гвардейскому экипажу выпала доля, не принимая всем экипажем участия в бою, иметь своих бойцов в числе первых войск, начавших сражение, и в числе последних, закончивших его.
Потери французов при Бородино составили 28 тысяч, русских – 46,5 тысяч человек, в том числе 29 генералов. Большие потери и задержка с прибытием обещанных резервов не позволили Кутузову на следующий день возобновить сражение. Он отдал приказ об отступлении к Москве.1 сентября в деревне Фили, в трех верстах от Москвы, был собран военный совет. Кутузовым был поставлен на обсуждение вопрос: «Ожидать ли нападения на невыгодной позиции или уступать неприятелю Москву?» Мнения разделились, но Кутузов принял решение: оставить Москву, чтобы сохранить армию, ибо с потерей армии будет потеряна и Москва и проиграна вся кампания.

Заключение.
Работа над данной темой расширила круг наших знаний о героическом прошлом русского народа в Отечественной войне 1812 года. Мы гордимся прошлым и настоящим своего Отечества. Россия с ее богатым прошлым – благодатная почва для формирования у подрастающего поколения чувства патриотизма, нравственности, гордости за свой народ, государство.
В заключение мы можем сказать, что роль Морского Гвардейского экипажа в Отечественной войне трудно переоценить. Это было действительно уникальное воинское формирование. Сооружая мосты и переправы для других родов войск, моряки-гвардейцы вместе со всеми вели боевые действия, показывая примеры беззаветной храбрости и выносливости. Морской Гвардейский экипаж в буквальном смысле прокладывал дорогу своей армии и затруднял путь армии неприятеля. Уникальность Морского Гвардейского Экипажа заключалась в совмещении морской службы на придворных гребных судах, яхтах и кораблях и береговой службы в качестве пехотного батальона Гвардейского корпуса Российской императорской армии. В истории отечественного флота уже не будет такой универсальной части, способной решать одновременно столь многообразные и, казалось бы, несовместимые задачи.
Экипаж участвовал практически во всех войнах, которые вела Россия. Гвардейцы действовали при осаде Варны в 1828 г., участвовали в подавлении освободительных восстаний в Польше в 1831 и 1863 гг., в Венгерском походе 1849 г., отличились при обороне Кронштадта в Крымскую войну.
Во время русско-турецкой войны 1877-1878 гг. моряки под командованием великого князя Алексея Александровича сражались на Балканах. Гвардейцы участвовали в минировании на Дунае, наведении переправ. Ими были укомплектованы паровые катера с шестовыми минами. Катер «Цесаревич» взорвал турецкий монитор, а катер «Шутка» успешно атаковал пароход. За героизм и доблесть в этой войне экипаж награжден серебряными Георгиевскими рожками, а нижним чинам присвоено ношение георгиевских ленточек на бескозырках. В конце XIX в. гвардейские фрегаты «Светлана», клипер «Стрелок», корвет «Рында» совершили дальние плавания.
Прославились гвардейцы и в русско-японскую войну 1904-1905 гг. С погибшего, но не спустившего флага корабля не спасся ни один моряк. В Петербурге, в сквере у Никольского морского собора, установлен памятный обелиск в честь моряков броненосца. Гвардейцами была укомплектована во Владивостоке и одна из первых русских подводных лодок «Фельдмаршал граф Шереметьев».
После Отечественной войны 1812 г. в Гвардии распространяются революционные настроения, и часть её участвовала в восстании декабристов. Офицеры экипажа приняли участие в тайных обществах. После подавления восстания большинство из них осуждены на каторжные работы или направлены на отдаленные флотилии, часть матросов сослана на Кавказ. Гвардейские полки составили ядро войск, вышедших на Сенатскую площадь 14 декабря 1825 года, а из пяти казненных декабристов четверо были гвардейскими офицерами.
В фондах Центрального военно-морского музея находится немало экспонатов, настоящих реликвий, связанных с историей Гвардейского экипажа. Многие из них были переданы в хранилища в 1918 г. из музея Гвардейского экипажа, который существовал при нем по примеру всех старейших полков русской армии. Значительная часть предметов связана с участием экипажа в кампаниях 1812-1814 гг.: обмундирование, две Андреевские орденские ленты к знамени, памятные нагрудные экипажные знаки, альбом, который был преподнесен офицерами экипажа императрице Марии Федоровне, три картины академика батальной живописи И. С. Розена, написанные в 1905-1910 гг., показывающие Гвардейский экипаж в период пребывания русской армии в Париже в 1814 г., образцы холодного и огнестрельного оружия, бывшего на вооружении экипажа, а также модели императорских яхт и кораблей рассматриваемого времени.
Но один из самых дорогих экспонатов – фрагмент Георгиевского знамени, пожалованного Гвардейскому экипажу за мужество в сражении при Кульме высочайшим приказом от 26 августа 1813 г., в котором говорилось: «В достопамятный день седьмого на десять числа сего месяца, храбрые гвардейские воины, покрыли вы себя новыми неувядаемыми лаврами, и оказали важную Отечеству услугу. Вы в малом числе удержали и с неслыханным мужеством поразили превосходного в силах врага, порывавшегося с лютостью при Теплице простирать далее шаги свои в Богемию... В знак должной признательности дарую вам: Преображенскому и Семеновскому полкам и Гвардейскому Морскому экипажу георгиевские знамена; Измайловскому же и Егерскому – георгиевские трубы...» Небольшой кусок шелкового полотнища длиной около 30 см помещен в золоченую рамку под стеклом, укрепленную на доске из светлого лакированного дерева. Внизу привинчена латунная табличка с надписью: «ЧАСТЬ ПОЛОТНА ЗНАМЯ ГВАРДЕЙСКОГО ЭКИПАЖА 1810-1910 ГОДОВ ОТ СТАРАГО ЭКИПАЖНАГО АДЪЮТАНТА». Рядом древко этого знамени с двумя серебряными кистями и золоченой наградной скобой, пожалованной в 1838 г. в память 25-летия сражения при Кульме.
Список использованной литературы.
Международный ВИК «Морской Гвардейский Экипаж» 
www.imha.ruЛопарев. Д., Лопарев, А. Военно-морской исторический справочник
http://www.cnsr.ru/projects.php?id=38
Боевая летопись флота. Первая половина XIX  века. Отечественная война 1812 г. Война с Францией. 
Козловский, И.В.Морской гвардейский экипаж в отечественной войне 1812 г. и при изгнании противника из оккупированных стран Европы

Приложенные файлы


Добавить комментарий