«РЕФЕРАТ НА ТЕМУ «мораль и право»


Реферат
Тема: «МОРАЛЬ И ПРАВО»
Содержание1. Мораль и право как формы нормативной регуляции поведения людей. 3
2. Соотношение моральных, правовых и организационно-управленческих норм в профессиональной деятельности сотрудников ОВД. 14
3. Заключение 20
4. Используемая литература . 21
Мораль и право как формы нормативной регуляции поведения людей
Мораль собой форму индивидуального и общественного сознания, один из нормативных способов регуляции поведения личности и социальных групп. Назначение морали заключается в гармонизации личных и общественных интересов. Моральная регуляция возникает при переходе к социально неоднородному обществу, ей присущи такие особенности, как:
а) опора на общественное мнение;
б) неинституциональный характер, неразделенность на объект и субъект регулирования;
в) свобода выбора конкретных норм и внешних правил поведения;
г) добровольно-принудительный характер морального долженствования.
Основными особенностями моральной регуляции нашего поведения следует считать добровольно-принудительный характер моральных норм, а также свободу выбора нормы поведения в конкретной ситуации. Все другие особенности (а их можно выделить гораздо больше четырех) присущи не только морали, но и другим внебиологическим способам регуляции сознания и поведения людей, таким как миф, обычай, право. Например, обычай талиона в первобытном обществе однозначно требовал от членов племени А, представитель которого получил увечье от представителя племени В, причинения такого же ущерба обидчику. Других вариантов поведения в данной ситуации для членов племени А попросту не существовало. В том случае, когда по каким-либо причинам члены племени А, избранные для отмщения, не совершали по отношению к представителю племени В требуемого действия, они подвергались осуждению со стороны общественного мнения членов племени А. Осуждение могло принять крайнюю форму остракизма, то есть изгнания из общины провинившихся членов племени А, что обрекало их на верную смерть.
Теперь представим аналогичную ситуацию в современном обществе. Возвращаясь вечером домой, вы подвергаетесь нападению со стороны случайного прохожего. Этот прохожий наносит вам серьезные повреждения. У вас в данной ситуации, в отличие от первобытного человека, существует моральная свобода выбора одного из по меньшей мере трех вариантов поведения. Вы можете отплатить обидчику той же монетой, вступив с ним в драку, убежать и постараться забыть о случившемся или обратиться в милицию с заявлением о возбуждении уголовного дела.
Право также представляет собой форму индивидуального и общественного сознания. Право – это “выражающая свободу личности система регулирования общественных отношений, которой присущи нормативность, формальная определенность в официальных источниках и обеспеченность возможностью государственного принуждения” (Теория государства и права: Учеб. для вузов / Под ред. В.М. Корельского, В.Д. Перевалова. Екатеринбург, 1996. С. 226). Особенностями норм права, как это следует из приведенного определения, являются:
а) институциональность, разделенность объекта и субъекта регулирования;
б) формальная определенность;
в) обеспеченность возможностью государственного принуждения;
г) предоставление личности определенных правомочий и правообязанностей.
Основными особенностями правовой регуляции поведения людей следует считать ее обеспеченность возможностью государственного принуждения и предоставление личности определенных правомочий и правообязанностей. Так, в рассмотренном выше примере с нанесением телесных повреждений в уличной драке пострадавший обладает правом обращения в милицию с заявлением о возбуждении уголовного дела, тогда как нападавший в возникшем правоотношении обязан понести наказание в соответствии с действующими нормами уголовного права.
Мораль и право роднит многое. Но главное, что следует понять: мораль и право неидентичны, они являются автономными способами регуляции сознания и поведения людей. Для доказательства данного тезиса следует выяснить, что общего имеется у морали и права и чем они отличаются друг от друга. Этот вопрос пока не получил должного освещения в современной литературе по этике и правоведению. Поэтому для выяснения этого вопроса обратимся к первым в истории формам морали и права.
Мораль и право имеют общий источник – древний обычай. Мораль и право выделяются из обычая с переходом к социально неоднородному обществу, с возникновением частной собственности и моногамной семьи. С появлением частной собственности и моногамной семьи в человеке усиливается личностное, индивидуальное начало. Индивид постепенно освобождается от плотной опеки общины, поэтому ему становятся нужны новые, индивидуальные средства ориентации в жизни. Причем, эти средства должны быть более гибкими, вариативными, чем миф или обычай, они должны выражать интересы общества и вместе с тем предоставлять личности определенную свободу выбора своего поведения. Такими средствами нормативной регуляции поведения людей в социально неоднородном обществе как раз и становятся мораль и право.
Разумеется, существуют и другие точки зрения на проблему происхождения морали и права: теологические, натуралистические, антропологические. Даже социоцентрический подход, который разделяют авторы этого издания, имеет множество версий. Согласно одной версии, мораль и право появляются вместе с коллективами первобытных людей, именно они изначально регулируют сознание и поведение членов первобытной общины. Согласно другой версии право возникает из морали путем кодификации важнейших нравственных норм: “не убий”, “не укради” и т.д. Но наиболее солидной и аргументированной на сегодняшний день является представленная нами позиция возникновения морали и права с переходом к социально неоднородному обществу на базе архаичного мифа и обычая (См.: Букреев В.И., Римская И.Н. Этика права. М., 1998. Гл. II; Дробницкий О.Г. Понятие морали. М., 1974. Гл. 5; Зеленкова И.Л., Беляева Е.В. Этика. Минск, 1998. Гл. 3; Семитко А.П. Русская правовая культура: мифологические и социально-экономические истоки и предпосылки // Государство и право. 1992. № 10; а также синкретическая концепция происхождения форм общественного сознания М.С. Кагана).Мораль и право как отличные от обычая и автономные друг от друга формы нормативной регуляции сознания и поведения людей впервые ярко проявляются в древнегреческих полисах (городах-государствах). Древнегреческие полисы – исток европейской цивилизации – формируются в VIII–VII вв. до н.э. и представляют собой не просто одну из ранних форм государства, но гражданскую общину, то есть особый уклад экономической, бытовой, политико-правовой и духовной жизни греков. “Полис… – не просто населенный пункт, скопление домов и жителей, архитектурно оформленное пространство, и не только административный центр определенной территории. Мало будет сказать и то, что это город-государство, единица административно-политической организации населения. Полис – гражданская община – это отличительный признак, сосредоточие и наиболее полное выражение античного мира. Греки или римляне не знали национальной или расовой исключительности в собственном, современном смысле слова, но они делили весь мир на зону цивилизации и зону варварства” (Кнабе Г.С. Древний Рим – история и повседневность. М., 1986. С. 20).Социальная организация греческих полисов складывается на основе мелкого крестьянского хозяйства и ремесленного производства как постепенный переход обычая и мифа к морали и праву – формам общественного сознания, нормативным способам регуляции сознания и поведения людей. Исторически и логически в древнегреческих полисах отчетливо выделяются две основные формы существования права и две основные формы существования морали. Выделим и рассмотрим эти формы. Сначала о праве.
Объективное право. Оно отделилось от обычая путем создания письменных законов. Кодификацию норм обычного права по преданию осуществили в VII в. до н.э. Залевк в Локрах и Харонд в Константе на Сицилии. Раньше нормы обычного права (они назывались “темис”) считались установленными богами и поэтому не подлежали поправкам и обсуждению. С момента записи нормы обычного права стали законами (они назывались “номос”), которые установлены людьми и поэтому доступны для обсуждения и подлежат поправкам. На основе кодификации норм обычного права и последующих административных реформ Клисфена и Солона возникает целый ряд государственно-правовых институтов в полисах: народное собрание, гласное судопроизводство, выборные государственные должности судей, архонтов и др.
Если в родоплеменных обществах суд осуществлялся по обычаю (прецеденту), то в греческих полисах он стал осуществляться по закону. Причем судебный прецедент в архаических обществах часто имел форму состязания, спора об заклад, пари или даже азартной игры. Например, согласно древнегерманским правовым обычаям, граница земельного надела определялась состязанием в беге или метании топора претендентами. У эскимосов в случае возникновения имущественных или иных претензий друг к другу обидчика вызывали состязаться в игре на барабане или в пении. “Иной формы правосудия, кроме этих барабанных боев, племена не ведают. Это единственный способ улаживать споры. Другого пути формирования общественного мнения просто нет. Даже убийства выявляются в этой форме. После исхода песенной баталии никаких официальных решений не выносится. Поводом для таких состязаний чаще всего бывают проблемы с женщинами” (Хейзинга Й. Homo ludens. В тени завтрашнего дня. М., 1992. С. 103).Элемент состязательности, но уже не в беге или пении, а в ораторском искусстве был присущ и полисному судопроизводству. Задачей спорящих сторон (обвинения и защиты) было убеждение судей и публики в наличии преступного деяния, подпадавшего под действующие законы, или в его отсутствии. Так, на знаменитом суде над Сократом в 399 г. до н.э. 281 голосом против 220 было признано, что Сократ виновен в нарушении законов Афинского полиса, которые запрещали критику богов. Эти же законы разрешали обвиняемому предложить для себя наказание более мягкое, чем выдвинутое обвинением. Сократ отказался от легкого наказания и выбрал смертную казнь.
Субъективное право. Его исток – в правовых представлениях древних греков о справедливости (дике). Согласно греческой мифологии, изложенной в “Теогонии” Гесиода, от брака Зевса (персонификации всего совершенного) и Фемиды (персонификации вечного естественного порядка) рождаются две дочери, Дике и Эвномия. Дике представляет естественный мировой порядок в жизни людей, карает за нарушение этого порядка. Эвномия печется о законности, о нормальном государственном устройстве. Русский правовед и философ права П.Г. Редкин подчеркнул, что в различении функций Дике и Эвномии имеется “зародыш двух понятий, проходящих через всю историю греческой философии права: понятие о праве по природе или естеству и понятие о праве по человеческому положению или установлению (или понятия о естественном и положительном праве)” (Редкин П.Г. Из лекций по истории философии права в связи с историей философии вообще. СПб., 1989. Т. 1. С. 395).В общественной жизни древних греков справедливость проявляется как равенство свободных граждан полиса. Самое четкое определение справедливости дал Аристотель: “Справедливость и справедливое состоят в равенстве обязательств… Справедливое – это, по-видимому, пропорциональное; общественная жизнь держится справедливостью” (Аристотель. Большая этика // Соч.: В 4 т. М., 1983. Т. 4. С. 325, 326). Это положение следует понимать в том смысле, что человек получает от общества за выполнение своих обязательств блага, пропорциональные своим заслугам перед этим обществом. Если, например, на Олимпийских играх возлагается лавровый венок на голову поэта, оды которого сограждане вовсе не считают выдающимися, то это несправедливость, а если такой венок присуждается великому Пиндару, то подобный поступок справедлив.
Идея равенства граждан полиса проявилась в выделении и соблюдении основных гражданских прав свободных греков. К таким правам относились: свобода слова (исегория), равенство в занятии государственных должностей (исотимия), равенство граждан перед законом (исономия). Принятие законов, объявление войн или заключение мира, заседания суда, народного собрания (орган верховной власти в Афинах) обычно проходили со строгим соблюдением этих норм субъективного права. Отметим, однако, что к числу свободных граждан полиса не принадлежали рабы, метеки и женщины. В этом заключается ограниченность античного понимания справедливости и равенства.
Помимо основных гражданских прав греки выделяли и соблюдали естественные, природные права человека. Природные права неотъемлемы от человека уже в силу его рождения в семье свободного гражданина полиса, они даны естественным порядком вещей, природой самого общества. Сюда относится право человека на свою собственную жизнь, духовное и практическое самоопределение, образ мыслей и образ действий. Правда, в соответствии с космоцентрической ориентацией своего мировоззрения греки понимали самоопределение как безусловное следование судьбе или року.
Теперь перейдем к морали.
Моральное сознание. Оно включало в себя представления древних греков о должном в виде понятий и оценок. Сюда же относился свод светских (не освященных мифом и религиозной традицией) правил поведения, нормы отношения греков друг к другу и к самим себе. К моральному сознанию принадлежали, далее, нравственные качества или добродетели как привычка поступать в целях, выгодных не только себе, но и другим людям, обществу в целом.
Точно установить время, когда в жизни древних греков (как и любого другого народа) возникает противопоставление морально должного сущему, вряд ли возможно. Ясно только, что такое противопоставление связано с появлением социального неравенства, с противоречиями жизненных (прежде всего, экономических) интересов разных социальных групп, населяющих полис, а также личности и общества. По утверждению А.Н. Чанышева, античная мифология, образы которой представлены в поэмах Гомера, еще не знает морального противоположения сущего и должного. “Упреки совести Одиссею неведомы. Между тем совесть – это переживание расхождения между должным и сущим в поведении человека… Но у Одиссея вообще нет никакого представления о должном” (Чанышев А.Н. Курс лекций по древней философии. М., 1981. С. 108, 109). Но уже Гесиод в своих поэмах ставит вопросы о причинах добра и зла, проповедует добро, сетует на то, что правда и справедливость попраны людьми. Гесиод первым из известных нам авторов-греков указал на то, что люди отличаются от животных знанием добра: “Звери не ведают правды” (Там же. С. 108).Основные понятия морального сознания древних греков были порождением экономического неравенства между основными социальными группами, населявшими полис: ремесленниками, земледельцами, купцами, свободной интеллигенцией и крупными собственниками. Рабы в расчет не принимались, так как считались не людьми, а “говорящими орудиями”. Имущественное расслоение населения полисов привело к возникновению основной социально-политической проблемы полисной жизни – достижению согласия, единства противоположных интересов разных социальных групп (того, что греческая философская мысль назовет “единством многообразного”). А этой социально-политической проблеме, в свою очередь, обязаны своим возникновением основные понятия античного морального сознания.
Основные понятия морального сознания древних греков утверждают приоритет общинного образа жизни, не исключая, однако, интересов индивидуальности. К числу таких моральных понятий относятся ответственный, взаимно обязательный труд (греки даже своих богов представляли как неутомимых тружеников-демиургов), свобода как право на духовное и практическое самоопределение граждан мужского пола (в ограниченном античном понимании, когда целые группы населения изначально были лишены права на свободу).
Понятием, определявшим моральное сознание древних греков, был также патриотизм. “Преданность городу и Греции в целом, готовность без колебаний отдать родине жизнь, труд, талант – наихарактернейшая черта поведения, сознания, ценностного мира, то есть “доблестей” древних греков. Греческий патриотизм – традиционная черта духа и нравственности, выкованная в многовековой борьбе за независимость от иноземного ига, за самостоятельность, полноценное участие в процессах мировой цивилизации, за шанс в течение столетий играть ведущую роль на авансцене всемирной истории” (Мотрошилова Н.В. Рождение и развитие философских идей. М., 1991. С. 69).И последнее понятие, характерное для индивидуального и массового морального сознания древних греков – выполнение своего социального долга, то есть всей совокупности обязанностей перед обществом. Общественные дела рекомендовалось выполнять наряду с делами частными, а в случае конфликта между ними – отдавать безоговорочное предпочтение нуждам полиса. Конфликт между общественными и частными интересами – одна из излюбленных тем древнегреческих трагедий. Так, Антигона у Софокла жертвует жизнью за право похоронить с подобающими для представителя царского рода почестями тело своего брата Полиника в ущерб своей личной безопасности и благополучию.
Что касается моральных качеств или добродетелей, то они, по определению Аристотеля, представляют собой “способность поступать наилучшим образом во всем, что касается удовольствий и страданий” (Аристотель. Никомахова этика // Собр. соч.: В 4 т. М., 1983. Т. 4. С. 82). Среди прочих добродетелей древние греки особо почитали рассудительность, мужество, умеренность и справедливость. Кратко определим каждую из них.
Рассудительность представляет собой “способность принимать верные решения в связи с благом и пользой для себя самого” (Там же. С. 176).Справедливость – качество не только моральное, но и правовое. От Аристотеля идет различение этих двух аспектов справедливости. Морально справедливыми Аристотель полагал поступки, соответствующие общепринятым нормам нравственности. Человек справедлив в том случае, если он сознательно и добровольно руководствуется в своих действиях нравственными законами. О справедливости в правовом смысле как о равенстве взаимных обязательств свободных граждан полиса было сказано выше (см.: Аристотель. Большая этика // Соч.: В 4 т. М., 1983. Т. 4. С. 324, 325).И, наконец, умеренность представляет собой привычку личности к самоограничению и самоконтролю, избегание крайностей в удовольствиях и страданиях. Это моральное качество особенно высоко ценилось и тщательно воспитывалось у граждан в греческих полисах. “Богатство греки не презирают, хотя постоянно подчеркивают пагубность чрезмерного богатства, безудержной погони за деньгами и роскошью. На более богатых полис возлагает весьма значительные по размерам денежные и всякие иные повинности в пользу города. Вместе с тем, не вызывает особого сочувствия и обнищание: оно для грека, скорее всего, означает, что не было приложено упорного труда, не обнаружено сноровки, сообразительности или что человек впал в такие пороки, как погоня за удовольствиями, расточительность. В имущественном положении, как и во всем, греки ценят “золотую середину” и умеренность” (Мотрошилова Н.В. Рождение и развитие философских идей. М., 1991. С. 60).В основании всех моральных качеств личности, как видим, лежат разумное самоограничение и самоконтроль.
Моральное самосознание. Оно представлено философской рефлексией по вопросам нравственной жизни греков. Моральное самосознание греков воплощено в античном идеале мудреца, который сформировался в V–IV вв. до н.э. Античный идеал мудреца существовал в жизненных практиках и философских сочинениях Сократа, киников и киренаиков, Демокрита, Платона, Эпикура, стоиков. Мудрец – тот, кто живет по законам природы, своим разумом постиг порядок и законы космического Логоса, преодолел свои страсти и страхи, настойчивым трудом выработал у себя добродетели благоразумия, мужества, умеренности и справедливости. Благодаря всему этому мудрый обладает величайшим жизненным благом, достигает счастья, которое никто и ничто не в силах отнять. Это счастье (эвдемония) представляет собой состояние духа, которое киники называют автаркией (самодостаточностью), стоики – апатией (бесстрастием, невозмутимостью), эпикурейцы – атараксией (покоем). В достижении счастья заключается подлинная забота человека о себе, о своем теле и своей душе. Древнегреческие философы, начиная с Гераклита, выдвинули интересную мысль о том, что только мудрецы, в силу того, что им ведом существующий порядок вещей и необходимость, могут управлять государством и создавать справедливые законы.
Этот античный идеал здоровой физически, душевно и духовно, целостной и свободной личности направлял и направляет философские искания ведущих мыслителей современности – К. Маркса, Ф. Ницше, З.Фрейда, М. Хайдеггера, в России – В.С. Соловьева и др.
Из изложенного следует, что мораль и право как два основных способа нормативной регуляции сознания и поведения людей имеют общие черты. Во-первых, мораль и право имеют общий источник – обычаи и мифы родоплеменного общества. Во-вторых, существует некая смежная область, пограничная зона, между моралью и правом. Сюда входят исторически изменчивые представления о свободе человека и справедливости, которые составляют моральное содержание права, или на философском языке – естественное право.
Но мораль и право имеют не только общие черты. Эти формы сознания с самого своего возникновения в европейской культуре отличаются друг от друга, во-первых, по формам своего существования, во-вторых, по предмету нормативной регуляции, в-третьих, по целям и способам регулирования сознания и поведения людей. Рассмотрим отличия морали и права подробнее.
Нормативная регуляция представляет собой целенаправленное, результативное воздействие на сознание и поведение личности, на общественные отношения с целью их охраны, упорядочивания, приведения в соответствие личных и общественных интересов. Такое воздействие осуществляется с помощью особых средств, главное из которых – нормы. Нормы же – это ограничения, дозволения и запреты, которые существуют в межличностных и коллективных взаимодействиях, в индивидуальном и массовом сознании. Нормы могут закрепляться в законах, подзаконных актах, инструкциях, кодексах и др. О.Г. Дробницкий определил нормативную регуляцию как внебиологический способ детерминации поведения личности в обществе (См.: Дробницкий О.Г. Понятие морали: Историко-крит. очерк. М., 1974. С. 233).Следует выделить два аспекта всякой нормативной регуляции.
Первый аспект – социальный. С этой стороны личность, подчиняясь нормам, ограничивает свои интересы в пользу общества, ее поведение становится социально полезным, а преследуемые цели – общественно значимыми. Например, нормы профессиональной морали и соответствующие нормы трудового кодекса РФ требуют соблюдения режима работы, недопущения прогулов и опоздания на работу, добросовестного выполнения своих служебных обязанностей, использования рабочего времени строго по назначению. Обстоятельства частной жизни работников данными нормами совершенно справедливо в расчет не принимаются. По своей общественной природе нормативные регуляторы – это уже особые установления, способы управления социальным поведением. Они являются орудием социального контроля над массово-индивидуальным поведением, поскольку оно направляется множеством других факторов (естественных, экономических, психологических, частно-ситуационных), действие которых может в основном совпадать с объективными потребностями социальной жизни, но может и вступать с ними в противоречия (Дробницкий О.Г. Там же. С. 239).Второй аспект – индивидуальный. С этой стороны личность, следуя норме, удовлетворяет и свои интересы, обеспечивает свои экономические, гражданские и культурные права, самореализуется в разных видах деятельности и общения. Например, в 1998 г. районные суды г. Екатеринбурга рассмотрели 8 исков о нарушении права детей школьного возраста на получение образования. Детям, по заявлениям родителей, необоснованно ставились неудовлетворительные оценки, некоторые ученики несправедливо были оставлены на второй год, учителя редко проверяли тетради, не выставляли оценки в дневники и т.д. В результате постановлений судов учителей обязали устранить недостатки в своей профессиональной деятельности, дети смогли продолжить обучение в школах, а родители получили денежную компенсацию от школ в размере 4 тыс. руб.
Добавим, что в обществах с тоталитарным политическим режимом во главу угла ставятся интересы немногочисленных экономически и политически господствующих социальных групп и представители этих групп используют социальную сторону нормативного регулирования для манипулирования массовым сознанием и поведением остальных членов общества. В обществах с демократическим политическим режимом во главу угла ставятся права и свободы человека и гражданина, и преимущественное внимание уделяется индивидуальной стороне нормативной регуляции.
Регулировать с помощью норм можно лишь то, что многократно повторяется в индивидуальной и общественной жизни, поддается типизации. Поэтому объект нормативной регуляции у морали и права совпадает. Им является индивидуальное и массовое поведение людей. Но предметы нормативной регуляции у морали и права различны, мораль и право регулируют разные стороны поведения личности и социальных групп.
Моральные нормы регулируют сферу мотивации, намерений личности таким образом, что в выборе целей наших поступков согласуются интересы как личные, так и групповые, общественные. Моральные нормы регулируют сами поступки личности и социальных групп так, что интересы личности и общества согласуются между собой. Предметом моральной регуляции, иными словами, является сфера духовной и практической свободы человека. Под духовной свободой понимается выбор целей человеческой деятельности, под практической свободой – достижение поставленных целей в поступках и действиях, причем наши поступки и действия необходимо ограничены интересами других людей.
Моральные нормы регулируют все многообразие межличностных отношений в экономике, политике, культуре, частной жизни, а также отношение личности к себе самой. Мораль начинается там, где два человека встречаются для совместной деятельности или общения. «Мораль есть такая нацеленность людей друг на друга, которая мыслится существующей до каких-либо конкретных, многообразно расчлененных отношений между ними и делает возможными сами эти отношения… Все расчленения отношений, в том числе на отношения сотрудничества и вражды, являются расчленениями внутри задаваемого моралью пространства человеческих отношений» (Гусейнов А.А., Апресян Р.Г. Этика. М., 1998. С. 22).Предмет моральной регуляции оказывается, таким образом, куда более широким, чем предмет регуляции правовой. Моральные нормы действуют там, где нормы права бессильны. Например, в семейном кодексе РФ нет (и не может быть) закона, который бы запрещал заводить роман с женой собственного друга. Запрещает подобные намерения и действия моральный долг.
Предмет правовой регуляции уже, чем у морали. Право регулирует только поступки личности и социальных групп, и то не все, а лишь социально значимые. Социально значимыми в правоведении и юриспруденции считаются такие поступки и действия, которые влекут за собой юридические последствия, то есть нарушение (или, наоборот, обеспечение) основных прав и свобод личности или социальной группы. Коренными интересами всякой личности и социальной группы является обеспечение своих экономических и социальных потребностей. По меткому замечанию Н. Макиавелли, “люди скорее простят смерть отца, чем потерю имущества” (Макиавелли Н. Государь. М., 1990. С. 50). Поэтому предмет правовой регуляции следует определить как сферу гражданской и экономической свободы личности и социальных групп.
Важно отметить, что помимо своих социально значимых действий личность попросту не существует для закона, не является его объектом. Нормы права регулируют гражданские и экономические действия личности и социальных групп. Эти действия связаны с обеспечением основных прав личности или социальной группы и выполнением ими своих основных обязанностей. Например, ст. 156 УК РФ (от 24 мая 1996 г.) предусматривает наказание от штрафа в размере от 100 минимальных заработных плат до лишения свободы сроком до двух лет за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего ребенка родителем или опекуном, если подобное деяние соединено с жестоким обращением с несовершеннолетним. Отметим, что данная статья впервые введена в отечественное уголовное законодательство, она реализует требования ст. 18 и 19 Конвенции ООН о правах ребенка (от 20 ноября 1989 г.).
Следует добавить также, что в отличие от предмета моральной регуляции предмет регуляции правовой отчетливо подразделяется на объект и субъект. Объектом здесь является социально значимое поведение людей, субъектом (точнее, субъектами) – представители правоохранительных органов, в том числе и сотрудники милиции.
Цели регулирования индивидуального и массового поведения с помощью норм морали и права также различны. Цель моральной регуляции – гармонизация личных и общественных интересов, достижение социально полезного и при этом добровольного образа мыслей и поступков личности, действий социальных групп. Нормы морали, по четкой формулировке Л.И. Петражицкого, имеют критически-императивный характер. Это означает, что моральные нормы предписывают людям должную мотивацию и должные поступки, а также позволяют оценить свои и чужие поступки с позиций должного.
Цель правовой регуляции иная. Она заключается в реализации основных прав личности путем выполнения этой личностью определенных обязанностей по отношению к другому лицу. По столь же четкой формулировке Л.И. Петражицкого, нормы права носят императивно-атрибутивный характер. Это означает, что нормы права действуют только в конкретном и практическом отношении между людьми, при этом они, предписывая что-либо одному лицу (обязанному), предоставляют что-либо другому лицу (управомоченному). Например, собственник земельного участка за право владения им, которое включает в себя возможность его использования, продажи, сдачи в аренду, передачи по наследству обязан платить государству ежегодный налог.
Что касается способов нормативной регуляции, то у морали и права они также различаются между собой.
Нормы позитивного права институциональны, то есть четко отделены от сознания людей и действуют в рамках социальных институтов. Правовые нормы воздействуют на социально значимое поведение людей через механизм правового регулирования. Правовое регулирование подробно изучается курсантами в рамках курса теории государства и права. С помощью целенаправленного воздействия на поведение людей юридическими средствами правовое регулирование переводит общие правовые нормы, закрепленные в законах, в конкретные права и обязанности личностей, а эти права и обязанности реализуются в возникших правоотношениях.
Способы правового регулирования определяются характером предписания, зафиксированного в норме права, приемами воздействия на поведение людей. Напомним, что в теории права принято выделять три главных способа правового регулирования.
1-й способ – управомочивание. Это предоставление лицу – участнику правоотношения субъективных прав. Управомочивание выражается в предоставлении дозволения лицу на совершение определенных действий. Так, согласно ст. 46 УПК РСФСР обвиняемому по уголовному делу дозволяется среди прочего «иметь защитника с момента, предусмотренного ст. 47 настоящего Кодекса; участвовать в судебном разбирательстве в суде первой инстанции; заявлять отводы; приносить жалобы на действия и решения лица, производящего дознание, следователя, прокурора и суда; защищать свои права и законные интересы любыми другими средствами и способами, не противоречащими закону» (Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР с изм. и доп. на 15 февраля 1999 г. М., 1999. С. 24).2-й способ – предписание совершить определенные действия. Так, согласно ст. 107 УПК РСФСР суд обязан возложить судебные издержки на подсудимого (подсудимых), признанного виновным, а также признанного виновным, но освобожденного от наказания. «Судебные издержки в случае прекращения дела или оправдания подсудимого либо при несостоятельности лица, с которого они должны быть взысканы, а также судебные издержки, связанные с выплатой сумм переводчику при признании подсудимого виновным, принимаются на счет государства» (Там же. С. 49).3-й способ – запрет, то есть возложение обязанности воздерживаться от определенных действий. Например, ст. 11 УПК РСФСР запрещает подвергать аресту любого гражданина, «иначе как на основании судебного решения или с санкции прокурора» (Там же. С. 10).В случае неэффективности или недостаточной эффективности основных способов правового регулирования они подкрепляются дополнительными способами. К числу таких дополнительных способов относятся: применение мер принуждения (например, возложение юридической ответственности), угроза применения мер принуждения, предупредительное воздействие норм, предусматривающих применение правового принуждения (например, чтение норм Уголовного кодекса РФ лицами, склонными к совершению преступлений). К числу дополнительных способов правового регулирования следует отнести также такие поддающиеся воспитанию у граждан качества, как уважение к закону, элементарная юридическая грамотность и страх перед наказанием за возможное правонарушение или преступление.
В отличие от правовых норм моральные нормы, как уже отмечалось, не являются институциональными, моральный способ регулирования не обеспечивается государством или механизмами правового регулирования. Моральная регуляция осуществляется непосредственно через сознание людей путем воздействия общественного сознания на индивидуальное и путем саморегуляции индивидуального сознания.К числу социально-психологических механизмов воздействия общественного сознания на личность относятся принуждение и угроза, поощрение и осуждение, сила массового примера и общественного мнения. Сюда же следует отнести такой замечательный инструмент, как все виды комического: от мягкой шутки до злого сарказма. По замечанию Жан-Поля, насмешки боится даже тот, кто уже ничего не боится на свете. Важно отметить, что любой человек восприимчив к такому воздействию мнения значимой для него группы, весь вопрос заключается в степени такой восприимчивости.
Интериоризация отмеченных способов внешнего воздействия на личность, опыт собственных нравственных поступков постепенно приводят к образованию самого сильного способа моральной регуляции – саморегуляции. Сюда входят самообязывание личности к нравственным намерениям и действиям (то, что обычно называют моральным долгом) и совесть – показатель выполненности или невыполненности долга, сознательно-бессознательный механизм критики собственных намерений и поступков.
Как точно заметил И. Кант: «Сознание внутреннего судилища в человеке… есть совесть» (Этическая мысль: Науч.-публицист. чтения. М., 1990. С. 289).Соотношение моральных, правовых и организационно-управленческих норм в профессиональной деятельности сотрудников ОВД
Как субъекты правового регулирования сотрудники милиции имеют предметом своей профессиональной деятельности сферы гражданской и экономической свободы людей. По своему содержанию профессиональная деятельность сотрудников ОВД является охраной экономической и гражданской свободы людей, интересов общества и государства силой властного государственного принуждения. Это положение прямо вытекает из 1 статьи Федерального закона «О милиции»: «Милиция в РСФСР – система государственных органов исполнительной власти, призванных защищать жизнь, здоровье, права и свободы граждан, собственность, интересы общества и государства от преступных и иных противоправных посягательств и наделенных правом применения мер принуждения» (О милиции. О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступления. Екатеринбург, 1998. С. 3). Из приведенных положений о предмете и содержании профессиональной деятельности сотрудников основных подразделений ОВД следует, что эта профессиональная деятельность в первую очередь регулируется правовыми нормами. И, если продолжить вывод, в профессиональной деятельности сотрудников ОВД собственно моральные нормы очень часто не работают, так как деятельность сотрудников милиции лежит в сфере правового регулирования, а у моральных норм другой предмет, цели и способы регуляции. Профессиональная деятельность и профессиональное сознание сотрудников ОВД регулируются лишь некоторыми специфическими, и к тому же закрепленными в нормах права, морально-правовыми дозволениями, ограничениями и запретами или нормами о правах человека.
Для лучшего понимания этого принципиального вывода, а также для рассмотрения вопроса о соотношении моральных, правовых и организационно-управленческих норм в профессиональной деятельности сотрудников милиции следует развести и четко определить понятия естественного права, прав человека и правовой морали.
На понятие естественного права мы вышли в предыдущем вопросе, когда рассматривали формы существования морали и права в древнегреческих полисах.
Естественное право представляет собой нравственное содержание права, которое образуют идеи свободы личности и справедливого общественного устройства. Такие идеи существуют в индивидуальном и массовом (в том числе профессиональном) сознании как критерии позитивного права, как способ мышления о праве. Вся трудность в понимании естественного права заключается в том, что философы, правоведы и юристы находили и находят разные основания права, причины и источники естественного права, мыслят о естественном праве в разных философских традициях.
Естественное право выводилось из естественного порядка и законов природы (софисты, Демокрит, Ульпиан и другие римские юристы, Т. Гоббс); источник естественного права усматривали в едином богоустановленном порядке, который господствует в природе и в человеческих отношениях (греческий и римский стоицизм, Д. Скотт, Ф. Аквинский, средневековые юристы-схоластики, Вл. Соловьев, Н. Бердяев, Е. Трубецкой и др). Основа естественного права усматривалась также в природе человека как существа разумного и свободного (Сократ, М. Лютер, Г. Гроций, И. Кант, П. Гольбах, П. Новгородцев, Н. Алексеев) или в социальных связях и отношениях людей (Аристотель, Г. Гегель, К. Маркс, Э. Фромм и др.).
Понятие прав человека входит составной частью в корпус естественно-правовых учений, является современной модификацией понятия естественного права. Проблема того, что считать естественным правом, а что искусственным, а также генезиса и содержания понятия прав человека на сегодняшний день остается открытой. Это важная исследовательская задача для философов и теоретиков права, для юристов-практиков, и решается она на всех уровнях, вплоть до международных конференций по человеческому измерению. Здесь сильны не модели, которые пока только складываются, но отработка традиций, а иногда и прямая конвенция.
Одной из солидных традиций в понимании прав человека является та, что идет от Г. Гроция и И. Канта и через идеологию Просвещения приходит в современный мир. С долей условности эту традицию можно назвать антропологической. В рамках антропологической традиции права человека основываются на человеческом разуме. Разум – это способность, которой человек отличается от животных, путем деятельностного самоопределения организовывать, упорядочивать и познавать природную, социальную и культурную действительность. Соответственно, права человека, с точки зрения антропологической традиции, представляют собой притязания разумного человека на свободу или основные правомочия на распоряжение своей жизнью, имуществом, безопасность, достойное существование. Иначе говоря, права человека – это требование личностью определенных действий со стороны других людей, общественных организаций, государства, которые бы обеспечивали условия для удовлетворения основных потребностей личности.
Как сказано в «Декларации прав человека и гражданина» 1789 г. (один из нормативных актов Великой французской революции, вошел как преамбула в первую Конституцию Франции 1791 г.): «Свобода состоит в возможности делать все, что не приносит вреда другому. Таким образом, осуществление естественных прав каждого человека встречает лишь те границы, которые обеспечивают прочим членам общества пользование теми же самыми правами. Границы эти могут быть определены только законом» (Сб. док. по истории Нового времени стран Европы и Америки. 1640–1870 гг. М., 1990. С. 97).Права человека неотъемлемы от индивида, они внетерриториальны и вненациональны, существуют в индивидуальном и общественном нравственно-правовом сознании независимо от закрепления в нормативных актах. Права человека являются объектом международного правового регулирования. Если права человека закрепляются в законодательных актах государства, то они становятся правами гражданина данного государства. Нормы о правах человека являются конституционными. Так, гл. 2 Конституции Российской Федерации «Права и свободы человека и гражданина» является прямым перенесением норм международного права. Права человека в современном мире подразделяются на экономические, гражданские, культурные, экологические и информационные, а также на индивидуальные и коллективные права (См.: Права человека: Учеб. для вузов / Отв. ред. Е.А. Лукашева. М., 1999. Гл. I, V, IX).И, наконец, правовая мораль представляет собой нормы и принципы, которые регламентируют, охраняют и защищают основные права человека и гражданина в конкретных отраслях материального и процессуального права. Эти нормы и принципы частично закреплены в законодательных актах государства, а частично существуют в профессионально-нравственном сознании субъектов правового регулирования. Кроме норм и принципов правовая мораль включает в себя нравственно-правовые качества субъектов правового регулирования, нравственно-правовые понятия и оценки, понимание предназначения и смысла своей профессиональной деятельности. В понимаемой таким образом правовой морали основными являются понятия юридической справедливости, профессионального долга, совести, достоинства и чести. Профессиональная деятельность и общение сотрудников ОВД регулируются именно такими нормами правовой морали, а не общеморальными ограничениями, дозволениями и запретами. Правовая мораль является предметом профессиональной этики сотрудников ОВД, а также инструментом исследования острых нравственно-правовых проблем в деятельности сотрудников милиции. Не входя в подробное обсуждение этого вопроса, отметим, что структура профессиональной морали сотрудников ОВД совпадает со структурой обычной, неправовой морали.
Важно понять, что применение в профессиональной деятельности сотрудников ОВД чисто нравственных, а не нравственно-правовых критериев ведет к профессиональным ошибкам, невыполнению профессионального долга, злоупотреблению служебным положением и иным проявлениям профессионально-нравственной деформации. В нашей стране до сих пор и население, и средства массовой информации, и сами сотрудники милиции часто оценивают профессиональную деятельность сотрудников ОВД не нравственно-правовыми, а чисто нравственными нормами. Примеров тому множество. Приведем только один.
По сюжету фильма “Я сама” (1987 г.) на глазах у женщины и трехлетней дочери трое киллеров в упор расстреливают ее мужа. Следствие топчется на месте из-за того, что в ход пущены обширные связи подозреваемых. Разуверившись в правосудии, женщина приобретает пистолет, прячет дочь у родственников в деревне, выслеживает убийц своего мужа и по одному расстреливает их. Следователь, ведущий дело об убийстве мужа, задерживает женщину. Но он испытывает к ней симпатию и сочувствие. Поэтому по дороге в следственный изолятор он останавливает машину и выбрасывает в реку главное вещественное доказательство – пистолет. Очевидно, что с точки зрения профессиональной морали, следователь грубо нарушил свой профессиональный долг, а заодно и целый ряд норм уголовного и уголовно-процессуального права. Его поступок квалифицируется как должностное преступление. Примечательно, что примерно половина курсантов нашего института в пяти группах из семи, где на практических занятиях по профессиональной этике сотрудников ОВД разбиралась эта ситуация, заявили, что следователь поступил с точки зрения профессиональной морали абсолютно правильно.
С учетом сказанного, кратко рассмотрим вопрос о соотношении моральных, правовых, нравственно-правовых и организационно-управленческих норм в профессиональной деятельности сотрудников ОВД.
Цель профессиональной деятельности сотрудников ОВД, как уже отмечалось, нравственно-правовая. Она заключается в охране и защите основных прав человека и гражданина, предотвращении и раскрытии преступлений против личности, общества и государства (См.: ст. 1, 2 федерального закона «О милиции». Екатеринбург, 1998. С. 3; ст. 1, 2, 3 федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности”: Научно-практ. комментарий. Екатеринбург, 1997. С. 6–10).Цель профессиональной деятельности сотрудников ОВД определяет ее содержание, которое также является нравственно-правовым. Это содержание заключается в достижении юридической справедливости. Напомним, что современное понимание справедливости включает в себя, во-первых, равенство прав и обязанностей личностей; во-вторых, равенство граждан перед законом; в-третьих, адекватное наказание за преступление против жизни, свободы, имущества личности, безопасности общества и государства.
Так, содержанием профессиональной деятельности следователей органов внутренних дел является производство предварительного следствия по уголовным делам, что включает в себя осуществление следственных и иных действий. Напомним, что под следственными действиями понимается “предусмотренная уголовно-процессуальным законом и обеспеченная мерами процессуального принуждения совокупность операций и приемов, осуществляемых при расследовании преступления в целях обнаружения, собирания, закрепления и проверки доказательств. Следственные действия делятся на следующие виды: осмотр места происшествия, местности, помещений, предметов, документов; допрос подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, потерпевшего, эксперта; обыск в помещении, на местности; личный обыск; выемка предметов, документов, почтово-телеграфной корреспонденции; освидетельствование подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, потерпевшего, эксперта; очная ставка между свидетелями, потерпевшими, подозреваемыми, обвиняемыми, между свидетелем и обвиняемым (подозреваемым), потерпевшим и обвиняемым (подозреваемым), свидетелем и потерпевшим; экспертиза; предъявление для опознания лиц, предметов, документов, трупов, строений, участков местности, фотоснимков (для опознания лиц); следственный эксперимент” (Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания. Стадия предварительного расследования. М., 1996. С. 8). К иным процессуальным действиям относятся: задержание подозреваемого в совершении преступления, истребование от учреждений, должностных лиц или граждан документов и предметов, которые имеют значение для дела, получение доказательств, которые по своей инициативе предоставили участники процесса, граждане, учреждения или организации. Все перечисленные операции являются начальным звеном в восстановлении юридической справедливости, о которой Глеб Жеглов – герой знаменитого телесериала «Место встречи изменить нельзя», снятого по роману братьев Вайнеров, – сказал: «Вор должен сидеть в тюрьме».
Нравственно-правовые нормы регулируют процесс общения участников уголовного процесса, которое часто бывает конфликтным. Нравственно-правовые дозволения, ограничения и запреты направлены на соблюдение прав всех участников уголовного процесса, они определяют круг их обязанностей, а также ограждают честь и достоинство потерпевшего, подозреваемого, свидетеля.
Такие нравственно-правовые нормы, во-первых, являются институциональными, они закреплены в соответствующих ст. УПК РСФСР. Последние конкретизируют конституционные нормы о правах человека. Например, в ст. 170 УПК РСФСР «Порядок производства выемки и обысков» дозволяется производить выемку и обыск только после предъявления постановления об этом, запрещается производство выемки и обыска в ночное время (кроме случаев, не терпящих отлагательства), следователю предписывается «принимать меры к тому, чтобы не были оглашены выявленные при обыске и выемке обстоятельства интимной жизни лица, занимающего данное помещение и других лиц» (УПК РСФСР. М., 1999. С. 75). Эти дозволения, ограничения и предписания являются конкретизацией ст. 23 Конституции Российской Федерации о праве каждого гражданина на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайны, а также ст. 25 о неприкосновенности жилища.
Такие нравственно-правовые нормы, во-вторых, могут быть не институциональными, то есть не закрепленными в действующем законодательстве, а стихийно сложившимися в практике уголовно-процессуальной деятельности и нравственно-правовом сознании его участников. Такие нормы в нашей стране, к сожалению, далеко не всегда соответствуют конституционным нормам о правах человека, они могут даже противоречить им. Примером может служить часто встречающееся в уголовно-процессуальной практике несоблюдение принципа презумпции невиновности в отношении подозреваемого. Другой пример – следование оперативными работниками, а иногда дознавателями и следователями, негласной норме «цель оправдывает средства», что приводит к применению физической силы, морально-психологического давления на подозреваемого, обвиняемого или свидетеля с целью получения у них «нужных» для следователя показаний. Подобные нормы отражают особенности национального правосознания, уровень правовой культуры личности (в том числе профессиональной) и, в конечном счете, господствующие экономические отношения.
Собственно правовые и организационно-управленческие нормы (они обязательно закреплены в законах) определяют технологию, то есть способ осуществления профессиональной деятельности сотрудниками всех подразделений ОВД. Такие нормы являются средством для достижения профессиональных целей. Так, в гл. 11 УПК РСФСР определен порядок предъявления обвинения и допроса обвиняемого; в гл. 12 – порядок допроса свидетеля и потерпевшего; в гл. 13 – порядок проведения очной ставки и предъявления для опознания; в гл. 14 – порядок проведения выемки, обыска, наложения ареста на имущество; в гл. 15 – порядок проведения осмотра и освидетельствования; в гл. 16 – порядок производства экспертизы; в ст. 183 – порядок производства следственного эксперимента. Организационно-управленческие нормы, кроме этого, определяют структуру основных подразделений органов внутренних дел, порядок приема сотрудников на службу и увольнения с нее, порядок прохождения службы, подготовки к службе, порядок оплаты труда, предоставления отпусков и социальных льгот, гарантий социальной и правовой защищенности сотрудников, контроль за деятельностью основных подразделений ОВД, а также финансирование и материально-техническое обеспечение этой деятельности (См.: разд. II, V, VI, VII, ст. 37, 38 федерального закона «О милиции»; ст. 13, 16, 18, 19, 20, 21, 22 федерального закона “Об оперативно-розыскной деятельности”).
И наконец, собственно нравственные нормы в профессиональной деятельности сотрудников ОВД имеют весьма ограниченную сферу применения. Во-первых, нравственные (или безнравственные) нормы определяют личную мотивацию поступления на службу в органы внутренних дел. Во-вторых, нравственные (или безнравственные) нормы определяют отношения сотрудников милиции в служебных коллективах. Рассмотрению таких нравственных отношений и норм будет специально посвящена гл. 8 нашего курса. В-третьих, нравственные нормы с неизбежностью всплывают в общении сотрудника милиции с гражданами различных категорий, в том числе с участниками уголовного процесса. Ведь и сам следователь, и подозреваемый, и обвиняемый, и свидетель – это, в первую очередь, живые люди с их пристрастиями, симпатиями и антипатиями, а главное, с их особенными интересами. Здесь важно понять, что одним из критериев профессиональной культуры сотрудника ОВД является умение руководствоваться в общении с участниками уголовного процесса нравственно-правовыми нормами, а возникающие нравственные отношения и конфликты либо затушевывать, либо ставить на службу делу.
Примером сглаживания возникающего конфликта между участниками уголовного процесса может быть случай, рассказанный слушателем факультета заочного обучения.
На очередном допросе подозреваемый вел себя вызывающе и употребил в адрес следователя ругательства и оскорбления. Следователь спокойно призвал подозреваемого к достойному поведению и предупредил о дополнительной юридической ответственности за оскорбление должностного лица. В протокол допроса данный эпизод внесен не был.
Примером использования нравственных отношений между участниками уголовного процесса в интересах дела может быть другой случай, рассказанный тем же слушателем. Следователь случайно узнал, что подозреваемый неравнодушен к поэзии и перед допросом выложил на свой стол томик стихов С. Есенина. В начале очередного допроса между следователем и подозреваемым состоялось краткое и заинтересованное обсуждение творчества народного поэта. Возникшие симпатию и доверие подозреваемого следователь умело использовал для получения нужной для продвижения дела информации.Вопросы классификации нравственно-правовых норм в профессиональной деятельности сотрудников ОВД, их практического использования, возникающих при этом проблемах и нравственных конфликтах, будут специально рассматриваться в следующей главе. В этой главе нам важно было выявить общее соотношение нравственно-правовых, правовых, моральных и организационно-управленческих норм в профессиональной деятельности сотрудников милиции.
В заключение отметим, что особенности отечественного правосознания и правовой культуры пока что мало способствуют четкому разделению правовых, моральных, нравственно-правовых и организационно-управленческих норм в профессиональной деятельности сотрудников ОВД, а также оценке этой деятельности по нравственно-правовым критериям. К числу таких особенностей следует отнести приоритет защиты общих интересов, общего дела в ущерб интересам личности (что ведет к слабости правового регулирования и экспансии регулирования морального), правовой нигилизм (он традиционно присущ русскому правосознанию), слабость структур гражданского общества в современной России (См.: Семитко А.П. Российская правовая культура в пространстве Совета Европы: проблемы взаимодействия и интеграции // Экономическая, правовая и духовная культура России на рубеже тысячелетий: Тезисы конференции Гуманитарного университета 21–22 мая 1999 г. Екатеринбург, 1999. Т. 1. С. 16–18).Заключение:
1. Общее между моралью и правом прослеживается по трем основным позициям:
а) мораль и право представляют собой два основных способа нормативной регуляции сознания и поведения людей в социально-неоднородном обществе.
б) мораль и право имеют общий источник – обычаи и мифы родоплеменного общества.
в) существует смежная область, “пограничная зона” между моралью и правом – естественное право.
2. Мораль и право отличаются по предмету, целям и способам регулирования сознания и поведения людей. Отношения между моралью и правом следует определить как автономные и взаимодополнительные.
3. Субъектом правового регулирования являются представители правоохранительных органов, в том числе сотрудники ОВД. Предмет профессиональной деятельности сотрудников ОВД – сфера гражданской и экономической свободы личности и социальных групп.
4. Целью профессиональной деятельности сотрудников ОВД является защита основных прав и свобод человека и гражданина, раскрытие и предотвращение преступлений против личности, общества и государства. Поэтому профессиональная деятельность сотрудников основных подразделений ОВД регулируется не собственно моральными нормами, а нормами правовой морали.
5. Правовая мораль представляет собой ограничения, дозволения и запреты, которые регламентируют, охраняют и защищают основные права человека и гражданина в конкретных отраслях материального и процессуального права, в профессиональной деятельности и профессиональном общении сотрудников ОВД с основными категориями граждан. Нормам правовой морали принадлежит безусловный приоритет в регулировании профессиональной деятельности и профессионального общения сотрудников милиции.
Используемая литература
Международные и внутригосударственные нормативно-правовые акты
1. Закон Российской Федерации “О милиции”. М., 2000.
2. Конституция Российской Федерации. Екатеринбург, 1996.
3. Кодекс чести рядового и начальствующего состава Российской Федерации.
4. Международные стандарты правоохранительной деятельности и уголовно-исполнительной системы: Сб. док. Екатеринбург, 1999.
5. Сборник нормативно-правовых актов МВД России / Сост. В.В. Черников. М., 2000.
6. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР с изм. и доп. от 15 февраля 1999 г. М., 1999.
7. Федеральный закон “Об оперативно-розыскной деятельности”. М., 1997.
Основная
1. Кобликов А.С. Юридическая этика: Учеб. для вузов. М., 1999. Гл. III, IV.
2. Профессиональная этика сотрудников правоохранительных органов: Учеб. пособие / Под ред. А.В. Опалева, Г.В. Дубова. М., 1998. Гл. 3, 5.
3. Права человека: Учеб. для вузов /Отв. ред. Е.А. Лукашева. М., 1999. Гл. I, V, IX.
4. Теория государства и права: Учеб. / Под ред. В.М. Корельского, В.Д. Перевалова. Екатеринбург, 1996. Гл. 16–19, 31.
Дополнительная
1. Аристотель. Большая этика // Соч.: В 4 т. М., 1983. Т. 4.
2. Аристотель. Никомахова этика // Там же.
3. Букреев В.И., Римская И.Н. Этика права. М., 1998. Гл. 4.
4. Государство и право. 1992. № 10. С. 5–15.
5. Дробницкий О.Г. Понятие морали: Историко-крит. очерк. М., 1974. Гл. 5.
6. Москалькова Т.Н. Этика уголовно-процессуального доказывания. Стадия предварительного расследования. М., 1996.
7. Мотрошилова Н.В. Рождение и развитие философских идей. М., 1991. Разд. I.
8. Редкин П.Г. Из лекций по истории философии права в связи с историей философии вообще. СПб., 1989. Т. 1. Гл. 1–3.
9. Сборник документов по истории Нового времени стран Европы и Америки 1640–1870 гг. М., 1990.

Приложенные файлы


Добавить комментарий