«Реферат на тему: «Герой морских сражений — крейсер Варяг»

Герой морских сражений – крейсер «Варяг»
Бронепалубный крейсер "Варяг" был заложен по заказу русского правительства 10 мая 1899 года в Филадельфии. 3 мая 1901 года, пройдя пять тысяч миль, "Варяг" стал на якорь на Большом Кронштадтском рейде, а 25 февраля 1902 года прибыл в Порт-Артур, пополнив боевой состав Тихоокеанской эскадры. Командиром "Варяга" был назначен капитан 1 ранга В. Ф. Руднев.
В. Ф. Руднев родился в городе-крепости Динамюнде (ныне микрорайон Риги Даугавгрива). В то время отец Руднева, капитан 2-го ранга Федор Николаевич Руднев был командиром Рижской брандвахты.
Род Рудневых, дворян Тульской губернии, с 1616 года владел имением у деревни Яцкой Ясенецкого стана Венёвского уезда (ныне Новомосковский район Тульской области).
Накануне войны, в конце декабря 1903 года, "Варяг" был назначен стационером в корейском порту Чемульпо (Инчхон). В его задачу входило - поддерживать связь между Порт-Артуром и Сеулом и должен был охранять русскую миссию и нести обязанности старшего стационера на рейде.
26 января (7 февраля) 1904 года японская эскадра остановилась на внешнем рейде залива. На внутреннем рейде были русские крейсер «Варяг» и канонерская лодка «Кореец», а также иностранные военные корабли.
Утром на рейде Чемульпо было спокойно. На "Варяге" и другом русском корабле - канонерской лодке "Кореец", английском, французском, итальянском и американском кораблях, также стоявших стационерами, в 8 часов были подняты флаги и гюйсы. Не хватало на рейде лишь японского крейсера "Чиода", скрытно ушедшего ночью из порта. После полудня был направлен с донесением в Порт-Артур "Кореец", но, встретив на выходе с рейда эскадру японцев, вскоре возвратился. Вслед за ним неподалеку от "Варяга" становились на якоря крейсера и миноносцы японской эскадры.
Утром 27 января (9 февраля) 1904 года Руднев получил ультиматум японского контр-адмирала Сотокити Уриу, объявлявший о том, что Япония и Россия находятся в состоянии войны. Японцы требовали от русских покинуть рейд до полудня, угрожая в противном случае открыть по ним огонь. Подобные действия в нейтральном порту явились бы нарушением международного права.
Окруженные со всех сторон неприятельскими кораблями, "Варяг" и "Кореец" оказались в ловушке. Тем временем японцы, вероломно нарушив международное право, с молчаливого согласия командира английского крейсера "Тэлбот", бывшего старшим на рейде, высадили на берег крупный десант. Несколько позднее командир японской эскадры Уриу передал ультиматум на "Варяг", требуя немедленного выхода крейсера и канонерской лодки из нейтрального порта. В. Ф. Руднев решил вместе с "Корейцем" прорвать блокаду и идти в Порт-Артур.
В 10 часов 20 минут "Варяг" снялся с якоря и направился на выход из гавани. Вслед за ним шла канонерская лодка "Кореец" под командованием капитана 2 ранга Г. П. Беляева. Выстроенные на палубах по Большому сбору экипажи английского "Тэлбота", французского "Паскаля" и итальянской "Эльбы" под звуки русского гимна с почтением провожали шедшие на верную смерть корабли.
В состав японской эскадры входили 1 броненосный, 5 легких крейсеров и 8 миноносцев. Таким образом, противник имел многократное превосходство в силах.
Отвергнув предложение Уриу сдаться, "Варяг" и "Кореец" сближались с врагом.
В. Ф. Руднев принял решение прорываться из залива. Перед строем офицеров и матросов крейсера он сообщил им об ультиматуме японцев и о своём решении. В частности, он сказал следующее:
«Безусловно, мы идем на прорыв и вступим в бой с эскадрой, как бы она сильна ни была. Никаких вопросов о сдаче не может быть мы не сдадим крейсер и самих себя и будем сражаться до последней возможности и до последней капли крови. Исполняйте каждый свои обязанности точно, спокойно, не торопясь.»
Особенно комендоры, помня, что каждый выстрел должен нанести вред неприятелю. В случае пожара тушить его без огласки, давая мне знать».
К 11 часам 45 минутам дистанция до флагманского корабля - одного из сильнейших в японском флоте броненосного крейсера "Асама" - была уже менее 45 кабельтовых. Японцы открыли по русским кораблям огонь. И тотчас последовал первый орудийный залп с "Варяга".
Русские моряки действовали с большим мужеством и умением. За час боя они выпустили по врагу 1105 снарядов. От их метких выстрелов на "Асаме" загорелась кормовая артиллерийская башня, был сбит командирский мостик. Серьезные повреждения получили два других крейсера, потоплен один миноносец.
Но согласно японским сведениям, попаданий в японские корабли не было, потерь и повреждений они не имели. «Варяг» вернулся в порт, имея сильный крен на один борт. Машины вышли из строя, порядка 40 % орудий было разбито. В бортах и надстройках зияли пробоины
Убедившись после осмотра крейсера в полной невозможности вступить в бой и не желая дать неприятелю возможность одержать победу над полуразрушенным крейсером, общим собранием офицеров решили потопить крейсер, свезя раненых и оставшуюся команду на иностранные суда, на что последние изъявили полное согласие. Перевозка раненых и команды с крейсера производилась на гребных судах иностранных крейсеров. Командир французского крейсера "Паскаль" капитан 2 ранга В. Сенес, прибыв на крейсер, лично помогал при перевозке раненых и команды.
Когда команда покинула крейсер, старший и трюмный механики совместно с хозяевами отсеков открыли клапана и кингстоны и отвалили от крейсера. Пришлось остановиться на потоплении крейсера вследствие заявлений иностранных командиров не взрывать крейсер в виду крайней опасности для них и, тем более, что крейсер уже начал погружаться в воду. Командир, раненный в голову и контуженный, со старшим боцманом, удостоверившись еще раз, что никого на судне не осталось, последним покинул крейсер в 3 часа 40 минут, сев на французский катер, который ожидал его у трапа вместе с командиром крейсера "Паскаль". Крейсер, постепенно наполняясь водой и продолжая крениться на левый борт, в 6 часов 10 минут дня погрузился в воду.
Распределение числа раненых и команды было сделано по взаимному согласию командиров трех судов:
французского крейсера "Паскаль", английского крейсера "Тэлбот" и итальянского крейсера "Эльба". Американский авизо "Виксбург", хотя и прислал своего доктора для перевязки, но принять людей с тонущего крейсера отказался за неимением разрешения от своего министра. Ввиду того что перевозка раненых заняла очень много времени, с перевозкой остальной команды пришлось слишком спешить вследствие заявления командиров окончить погрузку около 4 часов. Были взяты судовые документы и команда отправлена с малыми чемоданами; офицеры же, занятые отправкой раненых и исполнением своих обязанностей, не успели захватить ничего из своих вещей.
Моряки «Варяга» и «Корейца» несколькими эшелонами вернулись на родину через нейтральные порты. Дома им устроили достойную встречу. Офицеры и матросы были награждены Георгиевскими крестами IV степени. Капитан 1-го ранга В. Ф. Руднев был награждён орденом св. Георгия 4-й степени, получил чин флигель-адъютанта и стал командиром эскадренного броненосца «Андрей Первозванный» (ещё только строившегося в Петербурге).
Люди помнят и свято чтят память героев "Варяга"
Славные боевые традиции экипажа легендарного крейсера ныне бережно хранят и приумножают моряки гвардейского ракетного крейсера "Варяг" Краснознаменного Тихоокеанского флота.

Приложенные файлы


Добавить комментарий