РЕФЕРАТ «Биография и творчеств В. Скотта».


РЕФЕРАТ
Тема: «Биография и творчеств
В. Скотта».

ВАЛЬТЕР СКОТТ (1771-1832)
Вальтер Скотт родился 15 августа 1771 года в шотландском городе Эдинбурге в семье обедневшего дворянина, судьи. Свою родословную писатель довольно выразительно представил в автобиографическом очерке: "Я родился не в блеске, однако и не в ничтожестве. В согласии с условностями моей страны происхождение мое сочли благородным, так как по отцовской, да и по материнской линии тоже я был связан родством, хоть и дальним, со старинными семействами. Дедом отца был Вальтер Скотт, его хорошо знали в долине Тивиота под прозвищем "Борода".
Он был вторым сыном Вальтера Скотта, первого лорда Рэйберна, а тот в свою очередь - третьим сыном Вильяма Скотта и внуком Вальтера Скотта, именуемого в семейных преданиях "Старым Уоттом", - хозяина Хардена. Стало быть, я прямой потомок сего древнего предводителя, чье имя прозвучало во многих моих виршах, и его прекрасной жены, Цветка Ярроу, - недурная родословная для менестреля Пограничного края". Пограничный край - область на юге Британии, где Шотландия граничит с английскими графствами. Там жили предки Вальтера Скотта и он сам. Прадеда писателя прозвали "Бородой" из-за данного им обета не бриться до тех пор, пока низложенная в 1688 году династия Стюартов не возвратится на трон.
Отец Вальтера Скотта первым в роду обзавелся профессией, получив образование адвоката, стал королевским стряпчим и вошел в привилегированное сословие шотландских законников. Он был мягким, трудолюбивым человеком и настолько совестливым, что даже не сумел сколотить состояние, имея богатую клиентуру. Мать Вальтера была дочерью профессора медицины Эдинбургского университета Джона Резерфорда, который одним из первых ввел в курс обучения практические занятия в клинике.
Малыш родился слабеньким, но кормилица выходила его и до самой смерти любила вспоминать, как из ее "мальчугана" вырос "великий джентльмен". Полутора лет от роду Вальтера Скотта поразил недуг, оставивший его на всю жизнь хромым. Биографы предполагают, что это был детский паралич. В надежде на целительный деревенский воздух ребенка отправили к деду по отцу в Сэнди-Hoy, где у того была ферма. Там Вальтер Скотт впервые, по его словам, "осознанно воспринял бытие". Мальчика пытались лечить всевозможными народными способами, о чем позже он не без юмора вспоминал: "Среди примечательных средств, коими меня пользовали от хромоты, кто-то присоветовал, чтобы всякий раз, как в доме будут резать овцу, меня гольем пеленали в только что снятую, еще теплую шкуру. Хорошо помню, как в этом басурманском облачении лежу я на полу маленькой гостиной фермерского дома, а дедушка, седой и почтенный старик, пускается на всевозможные хитрости, дабы заставить меня ползать".
Дед умер, когда внуку не исполнилось и четырех лет, но невероятно цепкая память ребенка удержала впечатления тех лет.
Окончив школу, в двенадцать лет он поступил в Эдинбургский университет на юридическое отделение. Как в эдинбургском училище, так и в университете Вальтер изучал только те предметы, которые ему нравились. Уже с юношеского возраста будущий поэт и романист любил рассказывать придуманные им истории о замках и рыцарях.
Первыми стихотворными произведениями Вальтера Скотта были стихотворения "Буря" и "Извержение Этны", а также поэма "Гвискар и Матильда". Следствием этого было избрание Вальтера Скотта в члены нескольких литературных обществ, где он приобрел дружбу многих писателей. Посещая эдинбургскую библиотеку ("Меня швырнуло в этот великий океан чтения без кормчего и без компаса", - вспоминал Скотт), будущий писатель впервые увидел там Роберта Бёрнса, а чуть позже имел возможность слушать знаменитого поэта в доме своего друга Адама, сына философа Адама Фергюсона.
В 1785 году из-за болезни Вальтер прервал занятия в университете. После
выздоровления отец взял его в свою контору и часто посылал по делам клиентов впограничные графства. Скотт посещал места, связанные с якобитскими восстаниями, слушал рассказы о старой Шотландии, знакомился с народными обычаями, преданиями, собирал предметы старины (впоследствии он сделается страстным антикваром). К этому времени относится его увлечение немецкой романтической поэзией.
Вернувшись в университет, в 1792 году Вальтер Скотт выдержал экзамен на звание адвоката, а летом следующего года вместе с Адамом Фергюсоном совершил
путешествие по Шотландской "глубинке", осматривая развалины феодальных замков, старинные погосты. Но это вряд ли можно назвать запланированными вылазками начинающего романиста в героическое прошлое своей страны "Он тогда превращался в себя настоящего, только, видно, смекнул, что к чему, уже через несколько лет. А поначалу, смею сказать, все это было ему один интерес да забава", - вспоминал его современник Роберт Шортрид.
Гордясь своим шотландским происхождением, древностью рода, к которому принадлежал, Скотт рано начал интересоваться историей — особенно историей Англии. Он читал в архивах хроники, собирал и изучал народные баллады и предания. Глубокое знание народного творчества и увлечение историей отразились в его поэзии и, позже, в его романах.
Свою литературную деятельность Вальтер Скотт начинал как поэт. Первой его публикацией в 1796 году стал перевод романтической поэмы немецкого поэта
Готфрида Бюргера "Ленора". Да и сам переводчик переживал в то время первый
романтический приступ, грозящий перейти в трагедию. Вальтер Скотт был влюблен. Его пылкие чувства вызвала Вильямина Белшес, дочь сэра Джона Стюарта Белшеса, господина достаточно рассудительного, чтобы отдать руку своей дочери человеку без определенных видов на будущее. Несмотря на симпатию к начинающему поэту, Вильямина подчинилась отцу и вскоре вышла замуж за состоятельного и еще не старого банкира.
Женой Вальтера Скотта в 1797 году стала француженка Шарлотта Шарпантье, дочь шталмейстера Лионской военной академии. В Лондон ее и брата в 1784 году привезла мать, а через пару лет, оставив детей на попечении лорда Дауншира, вернулась во Францию и вскоре там умерла. Шарлотта выросла в семье лорда. Биографы так до конца и не разгадали эту таинственную историю. В некоторых жизнеописаниях Вальтера Скотта мадам Шарпантье представляют как француженку-роялистку, бежавшую вместе с детьми в Англию от Революции. Характер ее отношений с лордом Даунширом тоже остался загадкой, но именно к нему обратился Вальтер Скотт, чтобы получить согласие на брак с Шарлоттой.
Через год жена подарила ему дочь Софью Шарлотту, а он подарил читателям балладу "Канун Иванова дня", блестяще переведенную В.А. Жуковским. В это же время были написаны и другие поэмы, но они не имели такого успеха и были слабее "Иванова дня".
В 1799 году Вальтер Скотт опубликовал перевод драмы Гете "Гец фон Берлихинген", а вскоре и свое первое оригинальное произведение - романтическую балладу "Иванов вечер" (1800), известную у нас в переводе Жуковского как "Замок Смальгольм".
Еще в юности Вальтер Скотт начал собирать шотландские народные песни, они составили два тома, которые он издал в 1802 году под названием "Песни шотландской границы", а через год выпустил третий том.
Крупный литературный успех пришел к В.Скотту после выхода в свет в 1805 г. поэмы "Песнь последнего менестреля". Некоторое время он даже пользовался славой первого поэта Англии. Но в историю литературы Скотт вошел все же не как создатель замечательных поэм, а как реформатор жанра исторического романа.
На пике своей поэтической славы Вальтер Скотт неожиданно оставил поэзию и с 1813года начал писать романы Спустя много лет на вопрос, почему он не возвращается больше к поэтическому творчеству, Скотт ответил: "Уже давно я перестал писать стихи. Некогда я одерживал победы в этом искусстве, и мне не хотелось бы дождаться времени, когда меня превзойдут здесь другие. Рассудок посоветовал мне свернуть паруса перед гением Байрона"
К моменту прихода в литературу Вальтера Скотта жанр исторического романа был достаточно известен в Англии, но популярностью не пользовался и интереса у читателя не вызывал.
Размышляя над тем, как сделать роман в равной мере увлекательным и поучительным, Скотт совершает художественное открытие, определившее в дальнейшем его писательский метод: чтобы заинтересовать читателя, давно прошедшие события, изображенные в произведении, нужно "перевести" на современные нравы и современный язык. Такой подход к истории как художественному материалу определяет особенности романов Вальтера Скотта: сочетание подлинных исторических событий и персонажей с вымышленными, введение в современную английскую речь старинных слов и выражений, избрание переломных исторических моментов в качестве сюжетно ключевых.
Говоря о своих прототипах, Скотт писал: «Хотя это близкое сходство встречается так часто и бывает столь значительно, что может показаться, будто автор писал с натуры, а не при помощи одной только фантазии, все же мы боимся прийти к какому-либо заключению, принимая во внимание, что образ, созданный как представитель особого круга лиц, если он точно воспроизводит общие их черты, должен походить не только на «рыцаря такого-то округа», но и на какое-нибудь частное лицо. Иначе и не могло быть. Когда актер Эмери играет на сцене йоркширского крестьянина с повадками, манерами и речью, характерными для этого класса и воспроизведенными с такой правдой и точностью, те, кто не знаком с этой областью и ее обитателями, видят только общую идею, «beau ideal» йоркширца. Но тем, кто знает Йоркшир и йоркширцев, игра и манера актера почти наверно напомнят какого-нибудь тамошнего жителя с такими же манерами и внешностью и, вероятно, совершенно незнакомого актеру. Вот почему мы, в общем, склонны думать, что отдельные события романа часто воспроизводят то, что случилось в действительности, но персонажи или целиком вымышлены, или же сочетают некоторые черты, заимствованные из реальной жизни и старательно завуалированные, с чертами, целиком вымышленными»
Так Скотт сформулирует свой метод создания персонажей и вместе с тем метод исторической живописи. Отдельные черты, выхваченные из истории и современности, облегчают работу, воображения и дают картине точность и остроту, которые производят впечатление живой реальности. Но портретов в романе нет и быть не может, так как все в нем подчинено замыслу художника и сплавлено в некое единство, более правдивое, чем реальная правда жизни.
Историзм Скотта заключался не в точном соответствии романа с документами, а в воспроизведении психологии и проблематики эпохи ее "души". А «душа» эпохи может быть выражена вымышленными персонажами так же, как и персонажами историческими. Этот вывод "подсказан самим творчеством Скотта. И все же между историческими и вымышленными персонажами есть большая и принципиальная разница.
В. Скотт написал 28 романов, несколько повестей и рассказов. Ежедневно он поднимался на рассвете и с пунктуальностью небесных светил усаживался за письменный стол, чтобы провести за ним пять-шесть часов.
Романы Скотта распадаются на две основные группы. Первая посвящена недавнему прошлому Шотландии, периоду гражданской войны — от пуританской революции XVI века до разгрома горных кланов в середине XVIII века и более позднему времени.
В этих романах Скотт развертывает необыкновенно богатый реалистический типаж. Это целая галерея шотландских типов самых разнообразных социальных слоев, но преимущественно мелкой буржуазии, крестьянства и деклассированной бедноты. Ярко конкретные, говорящие сочным и разнообразным народным языком, они составляют фон, который можно сравнить только с «фальстафовским фоном» Шекспира. В этом фоне немало ярко комедийного, но рядом с комическими фигурами многие персонажи художественно равноправны с героями из высших классов. В некоторых романах — они главные герои, в «Эдинбургской темнице» героиня — дочь мелкого крестьянина-арендатора. Скотт по сравнению с «сентиментальной» литературой XVIII века делает дальнейший шаг на пути демократизации романа и в то же время дает более живые образы. Но чаще все же главные герои — это условно идеализированные молодые люди из высших классов, лишенные большой жизненности.
Вторая основная группа романов Скотта посвящена прошлому Англии и континентальных стран, преимущественно средним векам и XVI веку. Здесь нет того интимного, почти личного знакомства с ещё живым преданием, реалистический фон не столь богат. Но именно здесь Скотт особенно развертывает свое исключительное чутье прошлых эпох, заставившее Огюстена Тьерри назвать его «величайшим мастером исторической дивинации всех времен».
Историзм Скотта — прежде всего внешний историзм, воскрешение атмосферы и колорита эпохи. Этой стороной, основанной на солидных знаниях, Скотт особенно поражал своих современников, не привыкших ни к чему подобному.
Первое прозаическое произведение Вальтера Скотта "Уэверли, или Шестьдесят лет назад" (1814) открыло серию романов, посвященных истории Шотландии, - так называемый "Уэверлеевский цикл".
Лучшие романы "Уэверлеев-ского цикла" до сих пор остаются популярными Почти каждый год был ознаменован появлением шедевра, а то и двух (в кругу других романов): "Гай Маннеринг" (1815), "Антикварий" (1816), "Пуритане" (1816), "Роб Рой" (1818) и др.
Историческое прошлое Англии ожило в таких романах, как: "Айвенго" (1820), "Монастырь" (1820), "Аббат" (1820), "Кенилворт" (1821), "Вудсток" (1826). В "Квентине Дорварде" (1823) описаны события, происходившие во Франции во время правления Людовика XI.
Роман "Айвенго" (1819 г.) - один из лучших романов Вальтера Скотта - посвящен той эпохе в истории Англии, когда страна из феодально-раздробленной, раздираемой распрями и междоусобицами постепенно превращалась в сильную, централизованную, объединенную мощной королевской рукой. Король Ричард Львиное Сердце (в романе - мудрый, любящий своих подчиненных) и его доблестный сподвижник рыцарь Айвенго вершат справедливость: предают наказанию феодалов - притеснителей крестьян, вступаются за слабых, карают предательство. Их поддерживает простой народ. Его представитель отважный Локсли - Робин Гуд - один из самых ярких образов в романе, подсказанный В.Скотту хорошо ему известными народными балладами.
Слава принесла В.Скотту колоссальные доходы. Желая упрочить будущее своих детей, он решился стать компаньоном издательской фирмы, выпускающей его книги. В 1826 году фирма обанкротилась, и на писателя был списан долг в 117 тысяч фунтов.
Королевский банк предложил ему помощь, но щепетильный Вальтер Скотт отказался.
Кто-то из друзей попытался дать ему взаймы сумму, достаточную, чтобы уладить дела с кредиторами, на что он ответил: «Мне поможет моя правая рука!» И с этого времени работал до беспамятства, выпуская роман за романом... Через пять лет, пережив несколько инсультов, 21 сентября 1832 года Вальтер Скотт ушел из жизни. Читая воспоминания о нем, можно заметить, что им восхищались не только как писателем, его искренне любили как человека.
Можно полностью согласиться с мнением А. Долинина, писавшего, что «Вальтер Скотт, бесспорно величайший исторический гений новых времен, принадлежал к тем гибким подвижным умам, которые всегда готовы запечатлеть в себе формы тех предметов, к которым они приближаются; которые способны воскресить прошедшие во всех веках ярких ослепительных цветах местности и века; которые, так сказать, постоянно оглядываются назад, как бы прощаясь со знакомыми местами, с близкими друзьями и родственниками, и в час разлуки силятся в последний раз припомнить малейшие обстоятельства минувших дней, прежние страдания и радости, и в свежем воспоминании рисуют черты и характеры знакомых лиц, читают их чувства и мысли, и в душевном восторге вглядываются даже в их одежду, их привычки, их странности. Каждый из нас, кто только со вниманием читал творения Вальтера Скотта, согласится, что в его романах более истинной истории, нежели в исторических произведениях большей части писателей-философов, изображавших одну с ним эпоху».

Приложенные файлы


Добавить комментарий