Гкоу ро нежелательное поведение ребёнка с рас


ГКОУ РО «Новочеркасская специальная школа- интернат №1»
«НЕЖЕЛАТЕЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ РЕБЕНКА С РАС И МЕТОДЫ ЕГО КОРРЕКЦИИ»
Подготовила
воспитатель 1 категории
Диль Е.Ю.
г. Новочеркасск
В качестве основных поведенческих проблем аутичных детей традиционно рассматриваются:
страхи,
агрессия,
самоагрессия,
влечения,
непреодолимая стереотипность и др.
Но мы с Вами рассмотрим три основных проблемы которые настораживаю педагога в процессе работы с детьми с РАС – это страхи, агрессия.
В процессе коррекционной работы невозможно обращаться к одной из них, не затрагивая другие. Пытаясь преодолевать агрессивные тенденции, мы часто обнаруживаем, что они порождаются страхами ребенка. Вместе с тем, уменьшая «зажатость», аффективное напряжение ребенка, провоцируя его активность, мы можем вызвать ответные агрессивные действия. Поэтому, рассматривая последовательно все эти поведенческие трудности аутичных детей разных групп, мы неизбежно будем рассматривать каждую из них с разных сторон и предлагать коррекционные приемы, направленные на одновременное решение ряда проблем.
Страх.
Аутичный ребенок не просто безразличен к окружающему. Большей частью он его боится.
Страхи, тревога часто мучают даже внешне самых безразличных, отрешенных от окружающего аутичных детей. Чем прочнее будет эмоциональный контакт с ребенком, тем больше взрослый будет знать о его страхах. Чем больше ребенок будет искать защиты у близкого ему человека, тем скорее тот сможет его успокоить.
Страхи у ребенка возникают, с одной стороны, от его сверхчувствительности, а с другой от его беспомощности, непонимания окружающего.
Необходимо, чтобы вся обстановка жизни ребенка была спокойной, не травмирующей, негромкой, нерезкой, неяркой.
Из-за постоянной тревоги, неуверенности в себе такой ребенок нуждается в подбадривании, подчеркивании его умений, силы, храбрости. Не следует подчеркивать опасность, фиксировать на ней внимание словами «не бойся». Лучше стараться внушить ребенку ощущение силы, уверенности в себе. Под влиянием слов о его силе, смелости («Ты ведь такой храбрый, совсем большой.») самый боязливый ребенок собирает свои душевные силы и старается забраться на пугающую его лестницу, съезжает с горки, прыгает, ловит мяч. И, наоборот, если взрослый много говорит о страхе ребенка, этот страх может стать еще более устойчивым. Поэтому взрослые не должны обсуждать страхи ребенка в его присутствии.
Женя Д. Долгое время не мог зайти в кабинет, при открытой двери в незнакомое помещение начинал плакать и убегать. Узнав что мальчик очень любит машинки, была выложена дорога в кабинет из маленьких машинок, мальчик собрал их все и уверенно зашел в кабинет, больше такой проблемы не возникало.
Однако надо точно знать, чего ребенок боится. Это можно выяснить, понаблюдая за его поведением, когда аутичный ребенок оказывается рядом с тем, что его пугает, внешне он может остаться безучастным, но почти обязательно напряжется всем телом или отвернется в сторону. Пройдя за руку с ним по комнате, можно выявить многих его «врагов». Это могут быть и заводные игрушки, и куклы, неподвижно открытые глаза, которых часто пугают такого ребенка.
В пугающей его ситуации ребенок может произносить внешне нелепые слова, фразы («. Разбилась ваза», отражающие его прошлый неприятный опыт; может начать громко петь, хохотать, прыгать, заглушая пугающие его впечатления. Часто на окружающих такое поведение ребенка производит впечатление дурашливости. Однако всегда обращает внимание диссоциация хохота, громкой веселой песни с тревожным, испуганным взглядом, общим мышечным напряжением.
Целесообразны и специальные игры, в которых взрослый может помочь ребенку освободиться от пугающего его конкретного страха либо смягчить его. Можно под столом построить дом, норку, вагон, шалаш уютное маленькое укрытие, где ребенку и взрослому хорошо, тепло. Вокруг, по игре идет дождь, ветер, ночь, лают собаки. «А мы, - говорит взрослый, ничего не боимся».
В этой игровой ситуации «острой безопасности» дети испытывают подъем чувства смелости, начинают выглядывать наружу, выскакивать из укрытия на «опасную» территорию и с победой возвращаются обратно. Часто именно в эти моменты душевного подъема ребенок начинает рассказывать о том, что его пугает сейчас и чего боялся раньше.
Эффективным способом смягчения, а часто и преодоления устоявшихся страхов является игра «психодрама», которая позволяет ребенку почувствовать себя выше того, что его пугает.
Сначала целесообразно занять ребенка просто приятной игрой, создавая для него атмосферу безопасности, затем пытаться осторожно вводить в игру сюжет травмирующей его ситуации и проигрывать их, подбадривая ребенка, подчеркивая его силу, храбрость. На последнем этапе этой работы нужно изменить фабулу игры так, чтобы пугающие объект или ситуация превратились в смешное, забавное, и лишь тогда свободно манипулировать ими. Иногда после таких игр, подытоживая их, ребенок сам находит нужную формулировку: «Было страшно, когда я был маленький».
Конечно, справиться со страхами удается далеко не сразу. Это очень длительный процесс. Игротерапии вполне доступна задача постепенного формирования большей эмоциональной устойчивости ребенка в отношении к травмирующим факторам.
Страх не может быть оценен однозначно как отрицательный симптом. Если он препятствует адаптации ребенка к окружению, порождает неадекватное поведение, является тормозом в развитии, то это — патологический способ реагирования, требующий коррекции. Если же проявления страха возникают у ребенка, не имевшего до этого чувства края, не реагировавшего на боль, на уход матери, то это, несомненно, является прогностически благоприятным признаком развития, свидетельствующим о большей возможности осознания ребенком происходящего вокруг, большей его включенности в окружающее.
Агрессия.
Агрессивные тенденции, так же как и страхи, не должны рас-цениваться как однозначно отрицательные. Они могут отражать разлаженность поведения ребенка, его расторможенность, проявляться в форме влечений, выполнять функцию защиты от непереносимых воздействий, исходящих от окружения, но могут свидетельствовать и о положительном росте активности ребенка, представляя собой спонтанные попытки преодоления страха, выхода на контакт.
Однако агрессия - явление неоднозначное. Отношение взрослого к агрессивным действиям ребенка должно основываться на понимании того, эти действия могут выражать различные тенденции. Агрессия может быть проявлением влечений, формой защиты, примитивным способом взаимодействия с окружающим, а также интуитивным методом разрядки напряжения.
Агрессия как проявление влечения характеризуется тем, что ребенок испытывает потребность причинить близким боль, будучи сам в спокойном состоянии. Он может пытаться ущипнуть, ударить, оцарапать. Эти агрессивные действия должны быть пресечены до достижения ребен-ком желаемых результатов. При этом не следует ребенка ругать, наказывать, но нужно перехватить его руку, отстранить от себя и постараться отвлечь его внимание. Если пресечь агрессивные действия ребенка не удается, взрослый не должен внешне реагировать на боль, так как его эмоциональная реакция может доставить ребенку удовольствие и закрепить этот неприемлемый тип поведения.
Агрессия может быть и средством обороны, защиты от окружающего.
Агрессия как средство обороны проявляется у аутичных детей на высоте отрицательных эмоций. Она возникает, как сопротивление ребенка попыткам взрослых нарушить его аутистическую отгороженность, привычный порядок жизни. За ней стоит страх перед окружающим миром.
В этот момент насилие со стороны взрослого только усилит страх ребенка, укрепит его аутистические установки. Если же взрослый проявит осторожность и терпение, станет постепенно приучать ребенка к новым впечатлениям, объяснять ему смысл происходящего вокруг, эта агрессивность проходит сама.
Глубоко аутичный ребенок в ситуации усиления напряжения, сенсорного дискомфорта при волевом вмешательстве взрослого нередко проявляет агрессию не по отношению к окружающему, а самоагрессию: начинает плакать, бить себя, кусать себе руки.
Проявления самоагрессии легко снимаются в комфортных условиях, если требования взрослого не превышают возможностей ребенка. Однако даже при продвижении ребенка в социальном развитии самоагрессия может периодически возвращаться. При этом она может грансформироваться в агрессию, направленную на любимую вещь, любимого человека, может перейти в словесную форму.
Агрессивные действия аутичного ребенка могут быть и начальными формами контакта с окружающим миром. Они возникают на фоне усиления психической активности ребенка, поднятия его эмоционального тонуса, появления направленности вовне. Каждый аутичный ребенок в процессе коррекционной работы с ним проходит более или менее выраженную стадию подобной агрессивности. Эволюция форм агрессии, например переход от агрессивного действия к агрессии словесной, отражает усложнение форм его контактов с внешним миром.
В момент установления контакта с ребенком его внутреннее напряжение начинает разряжаться вовне и нередко принимает форму генерализованной агрессии, как бы направленной на все окружающее. Он начинает разбрасывать игрушки, стремится их уронить, рассыпать, фабула игры принимает агрессивную форму. Ребенку нужно помочь освободиться от сковывающего его напряжения. Взрослому следует предложить игру, которая позволила бы осуществить агрессивно насыщенные действия ребенка в социально приемлемой форме: стрелять из пушки по «врагам», играть в солдатиков, фейерверк и т. д.
Например, Денис развалил сооруженную им башенку, разбросал кубики, бьет по ним. Тогда взрослый быстро начинает комментируя агрессивные действия ребенка как игру в салют, восклицая: «Какой замечательный салют ты устроил!», и они подбрасывают вместе эти кубики. Ребенок впервые улыбается, напряжение его почти проходит; он уже терпеливо ждет, после каждого «залпа» бурно радуется, просит: «Давай еще!»
Однако необходимо следить, чтобы ребенок не застревал на агрессивных сюжетных развязках игр. Общая трактовка игры должна быть обязательно социально приемлема.
Агрессивные действия аутичного ребенка, как указывалось, могут быть и примитивным способом контакта с другим человеком, отражать его первые неумелые обращения к другим людям, попытку играть с детьми. Ребенок может толкнуть другого, сорвать с него шапку и отбежать со смехом, как бы вызывая того на игру. Часто это толкуется как агрессивность, между тем как взрослый может подхватить эту внешне грубую попытку контакта и постараться, придать ей форму подвижной игры.
Максим М. часто отбирает у детей игрушки и бегает по комнате в желании привлечь к себе внимание как детей так и взрослых, испытывает желание играть с другими детьми, начавшись совместная игра в сухом бассейне помогла Максим удовлетворить свое желание в общении на его уровне.
Как указывалось выше, один постоянный агрессивный сюжет игры может быть стихийной попыткой ребенка организовать «психодраму» достичь катарсиса (момента наивысшего напряжения и эмоциональной разрядки). Возникающий при этом выраженный положительный аффект помогает ребенку освободиться от пугающего его впечатления. В этом случае взрослый должен помочь ему найти благополучное и социально правильное разрешение пугающей ситуации.
Таким образом, следует еще раз подчеркнуть, что агрессия аутичного ребенка явление неоднозначное. Отношение взрослого к агрессивным действиям ребенка должно строиться в зависимости от их природы. И если одни формы агрессии следует игнорировать либо подавлять социальной организацией форм поведения, то другие являются необходимым этапом адаптации ребенка к социальным формам отношений.

Приложенные файлы


Добавить комментарий