Внеклассное мероприятие по творчеству марины цветаевой


МБОУ Брасовского района Брянской области ЛСОШ №1 имени П.А.Маркова
КОНКУРС «Литературный юбилей»
Номинация «Внеклассное мероприятие»
ЛИТЕРАТУРНО-МУЗЫКАЛЬНАЯ КОМПОЗИЦИЯ, ПОСВЯЩЁННАЯ ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВУ МАРИНЫ ЦВЕТАЕВОЙ
«Мне имя - Марина…»

Учитель русского языка и литературы
Кулицкая Антонина Алексеевна
(высшая квалификационная категория)
п. Локоть 2013 г.
Оформление зала: на экране портрет М. И. Цветаевой. Под ним на драпировке - листья клёна, гроздья рябины. Здесь же столик с тремя свечами, цветы. На пианино тоже свечи. На выставке
сборники стихотворений А.С. Пушкина, А.А. Блока, М.И. Цветаевой
Кто создан из камня, кто создан из глины,-
А я серебрюсь и сверкаю!
Мне дело- измена, мне имя- Марина,
Я - бренная пена морская.
М. Цветаева
1-й чтец.
Моим стихам, написанным так рано,
Что и не знала я , что я- поэт,
Сорвавшимся , как брызги из фонтана,
Как искры из ракет,
Ворвавшимся , как маленькие черти,
В святилище, где сон и фимиам,
Моим стихам о юности и смерти
-Нечитанным стихам!-
Разбросанным в пыли по магазинам,
( Где их никто не брал и не берёт!),
Моим стихам, как драгоценным винам,
Настанет свой черёд.
26 сентября 1892 года в семье И.В. Цветаева, профессора Московского университета, директора Румянцевского музея и основателя Московского музея изящных искусств, и Марии Александровны Мейн родилась дочь Марина.
2-й чтец
Красною кистью рябина зажглась.
Падали листья. Я родилась.
Спорили сотни колоколов.
День был субботний: Иоан Богослов.
3-й чтец (сидя за пианино).
Когда вместо желанного, предрешённого, почти приказанного сына Александра родилась всего только я, мать сказала: «По крайней мере будет музыкантша». Когда же первым, явно отчётливым словом оказалось «гамма», мать только подтвердила: «Я так и знала»,- и тут же принялась учить меня музыке. Могу сказать, что я родилась не в жизнь, а в музыку.
4-й чтец.
В очерке «Мать и музыка»(1934) Цветаева вспоминает о своём увлечении и занятиях музыкой и, той, которая щедро дарила ей сокровища своего таланта,- матери-Марии Александровне Мейн, прекрасной пианистке, сходившей на клавиатуру, «как лебедь на воду», привившей дочери любовь к Шуману, Бетховену. Моцарту, Чайковскому, Шопену…
« Музыка полнила дом радостью»,- отмечала сестра Анастасия.
Звучит музыка Е. Доги из телефильма «Гонки по вертикали». Свет гаснет, зажигаются свечи под портретом и на пианино.
5-й чтец
Кто создан из камня, кто создан из глины,-
А я серебрюсь и сверкаю!
Мне дело- измена , мне имя- Марина,
Я - бренная пена морская.
Кто создан из глины, кто создан из плоти-
Тем гроб и надгробные плиты…
- В купели морской крещена-
и в полёте
Своём - непрестанно разбита!
Сквозь каждое сердце, сквозь каждые сети
Пробьётся моё своеволье.
Меня - видишь кудри беспутные эти?-
Земною не сделаешь солью.
Дробясь о гранитные ваши колена.
Я с каждой волной - воскресаю!
Да здравствует пена - весёлая пена-
Высокая пена морская!
6-й чтец.
Шло время, и Марина из круглолицей девочки с глазами цвета крыжовника превратилась в невысокую светловолосую девушку с задумчивым взглядом близоруких глаз. Интерес к музыке у Марины постепенно угасает, особенно после смерти матери. У неё появилась более глубокая страсть- книги. С 6 лет Муся ( так называли её в семье) писала стихи, теперь же любовь к поэтическому творчеству захватывает её целиком
Звучит музыка Ф. Шопена.
7-й чтец. Стремительно и властно в жизнь будущей поэтессы вошёл Пушкин и стал постоянной духовной опорой этой гордой, тонкой мятежной души.
8-й чтец.
Нет, бил барабан перед смутным полком.
Когда мы вождя хоронили:
То зубы царёвы над мёртвым певцом
Почётную дробь выводили.
Такой уж почёт, что ближайшим друзьям-
Нет места. В изглавьи, в изножьи.
И справа, и слева - ручищи по швам-
Жандармские груди и рожи…
Кого ж это так - точно воры вора
Пристреленного выносили?
Изменника? Нет. С проходного двора-
Умнейшего мужа России.
Великому русскому поэту Цветаева посвятила цикл стихотворений «Стихи Пушкину» и эссе «Мой Пушкин», «Пушкин и Пугачёв».
9-й чтец.
Марина Цветаева принадлежала к людям той эпохи. которая была необычна сама по себе и делала необычными всех живущих в ней. Поэтесса посвящала свои стихи В. Брюсову, Б. пастернаку, А. Ахматовой и другим талантливейшим людям 19 века. Особенной любовью проникнуты строки, посвящённые её поэтическому кумиру - А. Блоку.
10-й чтец
Имя твоё - птица в руке,
Имя твоё - льдинка на языке.
Одно-единственное движенье губ.
Имя твоё - пять букв.
Мячик, пойманный на лету.
Серебряный бубенец во рту.
Камень, кинутый в тихий пруд,
Всхлипнет так, как тебя зовут.
В лёгком щёлканье ночных копыт
Громкое имя твоё гремит.
И назовёт его нам в висок
Звонко щёлкающий курок.
Имя твоё ,- ах, нельзя!-
Имя твоё - поцелуй в глаза,
В нежную стужу недвижных век.
Имя твоё - поцелуй в снег.
Ключевой, ледяной, голубой глоток.
С именем твоим - сон глубок.
11-й чтец.
В 1906 году поэтесса знакомится в Крыму с Сергеем Эфроном, ставшим впоследствии её мужем. Именно ему, любимому, мужу, другу, будут посвящены лучшие стихи.
Я тебя отвоюю у всех земель, у всех небес,
Оттого, что лес - моя колыбель ,и могила-лес,
Оттого, что я на земле стою - лишь одной ногой,
Оттого. Что я о тебе спою - как никто другой.
Я тебя отвоюю у всех времён, у всех ночей,
У всех золотых знамён, у всех мечей,
Я закину ключи и псов прогон. С крыльца-
Оттого, что в земной ночи я вернее пса.
Я тебя отвоюю у всех других - у той, одной,
Ты не будешь ничей жених, я - ничьей женой,
И в последнем споре возьму тебя - замолчи!-
У того, с которым Иаков стоял в ночи.
Но пока тебе не скрещу на груди персты,-
О, проклятье!- у тебя остаёшься – ты:
Два крыла твои, нацеленные в эфир,-
Оттого, что ми - твоя колыбель, и могила- мир!
Звучит музыка А. Петрова из к/ф «Жестокий романс»
12-й чтец
Я с вызовом ношу его кольцо.
-Да, в Вечности – жена, не на бумаге!-
Чрезмерно узкое его лицо
Подобно шпаге.
Безмолвен рот его, углами вниз,
Мучительно – великолепны брови.
В лице его трагически слились
Две древних крови.
Он тонок первой тонкостью ветвей.
Его глаза прекрасно -бесполезны!-
Под крыльями раскинутых бровей-
Две бездны.
В его лице я рыцарству верна,
-Всем вам, кто жил и умирал без страху!-
Такие - в роковые времена-
Слагают стансы – и идут на плаху.
Звучит вальс Е. Доги из к/ф «Мой ласковый и нежный зверь».
13-й чтец.
Мне нравится, что вы больны не мной,
Мне нравится, что я больна не вами,
Что никогда тяжёлый шар земной
Не уплывёт под нашими ногами.
Мне нравится, что можно быть смешной-
Распущенной - и не играть словами,
И не краснеть удушливой волной,
Слегка соприкоснувшись рукавами.
Мне нравится ещё, что вы при мне
Спокойно обнимаете другую,
Не прочите мне в адовом огне
Гореть за то, что я не вас целую.
Что имя нежное моё, мой нежный, не
Упоминаете ни днём, ни ночью - всуе…
Что никогда в церковной тишине
Не пропоют над нами :аллилуйя!
Спасибо вам и сердцем и рукой
За то, что вы меня- не зная сами!-
Так любите: за мой ночной покой,
За редкость встреч закатными часами,
За наше негулянье под луной,
За солнце ,не у нас над головами,-
За то, что вы больны- увы!- не мной,
За то, что я больна - увы!- не вами!
Звучит музыка Е. Доги из к-/ф «Гонки по вертикали»
1-й чтец.
Тихо плещется море. Тёмно-синее небо, мерцающие звёзды и стихи:
В огромном липовом саду-
Невинном и старинном-
Я с мандолиною иду
В наряде очень длинном.
Вдыхая тёплый запах нив
И зреющей малины,
Едва придерживая гриф
Старинной мандолины.
Пробором кудри разделив…
Тугого шёлка шорох,
Глубоко вырезанный лиф
И юбка в пышных сборах.
Мой шаг изнежен и устал,
И стан, как гибкий стержень,
Склоняется на пьедестал,
Где кто-то ниц повержен.
Упавшие колчан и лук
На зелени так белы!
И топчет узкий мой каблук
Невидимые стрелы…
2-й чтец
Бежит тропинка с бугорка,
Как бы под детскими ногами,
Всё так же сонными лугами
Лениво движется ока;
Колокола звонят в тени,
Спешат удары за ударом,
И всё поют о добром, старом,
О детском времени они.
О, дни, где утро было рай,
И полдень рай, и все закаты!
Где были шпагами лопаты
И замком царственным сарай.
Куда ушли, в какую даль вы?
Что между нами пролегло?
Всё так же сонно - тяжело
Качаются на клумбах мальвы.
3-й чтец
Стихи Марины Цветаевой мелодичны, задушевны и чарующи, к ним постоянно обращаются композиторы, и тогда они превращаются в удивительные по красоте романсы.
Удачный литературный дебют, счастливый брак, рождение дочери-всё, что так или иначе составляло радость бытия, неожиданно подверглось нападению демонических сил. Империалистическая война, уход С. Эфрона на фронт, предчувствие близких перемен, без понимания, к лучшему они или к худшему, всё возрастающая тревога:
4-й чтец
А этот колокол там,
Что кремлёвских тяжеле,
Безостановочно ходит и ходит в груди,-
Это, кто знает?- не знаю,- быть может,-
Должно быть-
Мне загоститься не дать на российской земле!
5-й чтец
Бурные события 1917 года. Революция: муж-с белыми, она- в красной столице, где её духовное одиночество становится невыносимым: «Всё истрепала, изорвала, -только осталось, что два крыла»
Звучит музыкальный фрагмент из «Крейслерианы».
6-й чтец
В декабре 1920 года в заснеженной Москве, в переполненном зале Политехнического музея проходил вечер поэтесс. Одна за другой на сцене появлялись представительницы московской богемы, читая стихотворения. Публика заметно скучала. Как вдруг… словно из темноты студёной ночи, явилась взору насторожённо притихшего зала женщина в чёрном, похожем на облачение монахини платье, в стоптанных валенках, с военной сумкой через плечо. Коротко остриженные волосы делали её лицо вызывающе независимым. А вся она дышала каким-то внутренним протестом, вызывающим ответную подобную реакцию у рафинированной части зрителей.
7-й чтец
Я расскажу тебе- про великий обман:
Я расскажу тебе- как ниспадает туман
На молодые деревья, на старые пни.
Я расскажу тебе, как погасают огни
В низких домах, как – пришелец египетских стран-
В узкую дудку под деревом дует цыган.
Я расскажу тебе - про великую ложь:
Я расскажу тебе, как зажимается нож
В узкой руке, как вздымаются ветром веков
Кудри у юных и бороды у стариков.
Рокот веков. Топот подков.
Звучит соната №30 Л. Бетховена
8-й чтец
А вот и финал вечера поэтесс. Марина Цветаева читает своё стихотворение:
Пригвождена к позорному столбу
Славянской совести старинной,
С змеёю в сердце и с клеймом на лбу,
Я утверждаю, что - невинна.
Я утверждаю, что во мне покой
Причастницы перед причастьем,
Что не моя вина, что я с рукой
По площадям стою за счастьем.
Пересмотрите всё моё добро,
Скажите - или я ослепла?
Где золото моё? Где серебро?
В моей руке - лишь горстка пепла!
И это всё, что лестью и мольбой
Я выпросила у счастливых.
И это всё, что я возьму с собой
В край целований молчаливых.
9-й чтец
Это была Марина Цветаева. Поэтесса, которую уже стала забывать литературная Москва. Её появление, столь неожиданное, воспринималось как вызов происходящему:
И не на то мне пара крыл прекрасных
Дана , чтоб на сердце держать пуды.
Спелёнатых, безглазых и безгласных
Я не умножу жалкой слободы.
10-й чтец
Политехнический музей негодовал, не соглашался, молча сочувствовал…и преклонялся перед силой духа и таланта поэтессы.
В мае 1922 года М. Цветаева с дочерью покинула Россию, направившись в Прагу, где находился С. Эфрон, порвавший с « белым движением». Начались долгие годы эмиграции. Берлин, Прага, Париж… Эмигрантская публика, поначалу встретившая поэтессу с распростёртыми объятиями , как единомышленницу, скоро отшатнулась, увидя в ней обличителя. Духовное одиночество, тоска по родине. Частичная изоляция, полунищенское существование переносить было очень тяжело. Находясь в эмиграции, М. Цветаева постоянно думала о родине. В стихотворении, обращённом к Б. Пастернаку, звучат ноты непередаваемой тоски и грусти:
11-й чтец
Русской ржи от меня поклон,
Ниве, где баба застится…
..Друг! Дожди за моим окном,
Беды и блажи на сердце.
Ты, в погудке дождей и бед-
То ж, что Гомер в гекзаметре.
Дай мне руку – на весь тот свет!
Здесь – мои обе заняты.
12-й чтец
Где-то в водовороте гражданской войны, в белой гвардии, между жизнью и смертью находился любимый человек поэтессы, муж С. Эфрон. Ему она посвятила цикл стихотворений « Георгий», в котором воспела мужество воина, ратоборца.
Синие вёрсты
И зарева горние!
Победоносного
Славьте- Георгия!
13-й чтец
Быть может, читая эти стихи, она вспоминала об их первой встрече, свадебном путешествии.
Годы летят один за другим. Короткие и длинные письма. Сестра М. Цветаевой узнаёт, что та с сыном Георгием 1939 году возвращается в Россию (муж и старшая дочь к тому времени были уже на родине). Однако надежды, связанные с возвращением, не оправдались. Тяжёлые удары судьбы обрушились на поэтессу. Арест мужа и старшей дочери Али. Начало войны. Высылка в Елабугу. Постоянная тревога за жизнь близких ей людей. И думы, думы… Испепеляющие душу, не оставляющие места желанию жить. «В 1943 году, - вспоминает Анастасия Цветаева,- пришла страшная телеграмма».
14-й чтец
«Я раскрыла листок. В нём две строки от друзей: Марина погибла два года назад, 31 августа. Целуем ваше сердце. Лиля. Зина».
Звучит «Реквием» М, Цветаевой в исполнении Аллы Пугачёвой: «Уж сколько их упало в эту бездну…»( с первыми звуками песни гаснет свет и зажигается свеча по портретом поэтессы).
15-й чтец
Рябину рубили зорькою.
Рябина- судьбина горькая.
Рябина седыми спусками…
Рябина! Судьбина русская.


Приложенные файлы


Добавить комментарий