Внеклассное мероприятие по литературе «а. Е. Кулаковский – зачинатель якутской литературы» в рамках года литературы.

Внеклассное мероприятие по литературе «А. Е. Кулаковский – зачинатель якутской литературы» в рамках года литературы.

Цель внеклассного мероприятия: пробудить интерес к личности и творчеству зачинателя якутской литературы А. Е. Кулаковского; расширить представление о значении великого сына народа саха и России в духовной жизни современников, культурном наследии прошлого.

Оборудование: проектор, экран, портрет А. Е. Кулаковского, репродукция картины известного современного художника Якутии А. Осипова, на которой изображен А. Е. Кулаковский; выставка книг А. Е. Кулаковского, презентация, которая в фотографиях отражает жизненный путь поэта-исследователя, мыслителя и патриота народа саха Кулаковского А. Е.

Музыкальное оформление: диск ''Играй, мой хомус'' исполняет Петр Оготоев.


Учитель:
В этом году республика отмечает 138 лет со дня рождения зачинателя якутской литературы А. Е Кулаковского – одного из великих сыновей саха и России. Он имел счастье быть свидетелем своей заслуженной славы и общественного признания. Ранняя смерть избавила его от тяжких мук и переживаний, которые готовили ему предстоящие годы политических репрессий. Пик травли великого якутского просветителя пришелся на 1952 год. Но правда и справедливость всегда торжествуют. В девяностые годы двадцатого века сбылись пророческие слова другого классика якутской литературы Платона Алексеевича Ойунского, сказанные им в 1926 году. Потрясенный смертью своего земляка, он заявил: ''Будущие исследователи-якутоведы особо отметят значение эпохи Кулаковского. Все они подтвердят, что письменная литература и творческая мысль в Якутии зародилась в период деятельности Кулаковского''. Чтобы осознать это, давайте мысленно перенесемся в начало теперь уже ушедшего столетия.
Среди множества больших и малых событий, которыми был отмечен первый год XX века, одно имело прямое отношение к рождению новой литературы. Школьный учитель в далеком якутском наслеге написал в том году стихотворение ''Заклинание Байаная'', послужившее началом якутской письменной литературы. Автором стихотворения был Кулаковский Алексей Елисеевич.
(Читают отрывок из стихотворения ''Заклинание Байаная'' на русском языке и якутском )

Ведущий 1:
Алексею Кулаковскому – Ёксёкюляху, как называют его сами якуты, – суждено было стать не только зачинателем родной литературы, но и одним из самых выдающихся ее представителей, классиком в полном смысле этого слова.

Ведущий 2:
Детство Кулаковского было типичным детством деревенского мальчика, живущего в глухом таежном наслеге, среди величественной и суровой сибирской природы. Единственным развлечением жителей таких глухих наслегов было в долгие зимние вечера слушать олонхосутов – народных сказителей.
(На фоне якутской мелодии).
Ведущий 3:
С воем проносится ветер - снеговей по необозримым пространствам якутской тайги. Кажется, нет нигде признаков жизни: спряталось в глубокие норы зверье, спят в илистых придонных ямах рыбы. Ни писка, ни крика, ни шорохаТолько гудение ветра в верхушках корабельных лиственниц, только ледяное дыхание Быка-зимы.

Ведущий 4:
Но лишь приблизишься к юртам, как почувствуешь признаки жизни: горький запах разносимого в клочья дыма, слабые сполохи света на узких оконцах. А когда откроешь дверь и с клубами морозного пара войдешь внутрь жилища, то поразишься многолюдью обитателей этих плывущих в тысячеверстном пространстве утлых домов-суденышек.

Ведущий 1:
У глинобитного камелька, с хрустом пожирающего поленья, древний старик, раскачиваясь в такт, поет протяжную песню. На низких лавках вдоль стен сидят многочисленные слушатели. Ближе к огню подсели, завернувшись в оленьи дохи, ребятишки, на их лицах отражается вся живость историй, рассказываемых стариком олонхосутом. А самые смелые мальчуганы притаились за углом камелька, радуясь теплу и слушая гул верхнего ветра.
(Звучит на якутском языке древнее сказание ).

Ведущий 2:
Что чудится старым и малым в древних сказаниях олонхосута? Какой отзвук в сердцах находят гортанные слова, волшебно складывающиеся в картины битв и подвигов богатырей?

Ведущий 3:
И кто этот немолодой уже якут, сидящий на низком табурете невдалеке от сказителя и что-то быстро записывающий в толстую тетрадь? По виду, кажется, учитель – в темном городском пиджаке, на ногах крепкие торбаса. Черные усы выделяются на бледном лице с живыми глазами. Он еле поспевает за речитативом олонхосута, размашисто занося каждое его слово на бумагу. Быстрее, быстрее!.. Не дать раствориться живому слову в морозной ночи. Не дать ему сгореть, подобно тлеющим в камельке головешкам.

Ведущий 4:
Он – поэт и ученый Алексей Кулаковский, не только сберегает древнее слово для потомков, но и использует его в своих собственных стихотворениях и поэмах. Чтобы и спустя столетие, в начале XXI века, читатели восхищались их эпической силой и проникновенным лиризмом.

Ведущий 3: Вновь мне видится он
в зимних сумерках после заката,
Черноусый, упрямый,
с горячим сиянием глаз,
И простые слова,
что запомнил я с детства когда-то,
Произносит неспешно
густой и раздумчивый бас:

Ведущий 1: «Слушай, знаешь ты край,
где живут, по легендам, герои,
А на деле царят
суеверия и темнота,
Где слепых да кривых
нынче больше, чем грамотных, втрое?
Нам приходится родиной
ширь беспредельная та!
Нам её освещать,
не мечтая ничуть о награде,
Это наша земля,
за неё мы в ответе вдвойне!..»

Ведущий 2:
Алексей Елисеевич Кулаковский родился 17 Марта 1877 года в живописной местности Уучай в семье крестьянина середняка. Его родители, Елисей Васильевич и Анастасия Кононовна Кулаковские, были, как и большинство населения Якутии в те времена, неграмотными. Трудности в содержании многодетной семьи, тяжелые условия жизни заставили отдать годовалого Алексея на воспитание деду по материнской линии. У него мальчик провел свои детские годы. Чем запомнились они ему? В одном из писем Алексей Кулаковский вспоминал:

Ведущий 3: ''Будучи малолетком, я целые ночи просиживал ''под челюстями'' сказочника, слушая его сказки, легенды''.

Ведущий 4:
Такие бродячие олонхосуты были частыми гостями в тогдашних якутских юртах. Именно они сохранили героический эпос олонхо – подлинное сокровище якутского фольклора. В старинных олонхо – бесценном духовном наследии, передаваемом из поколения в поколение, откристаллизовались исторические предания и вековые мечты народа о лучшей жизни, мудрость его речений, волшебство его сказочных вымыслов, его быт и нравы. В олонхо сплавились песня и присказка, пословица и легенда, героический сказ и юмористическая побасенка, мир жарких страстей, могучих характеров открывался перед слушателем древних сказаний.

Ведущий 1:
Несомненно, Алексей Кулаковский первое свое художественное и нравственное воспитание получил в этом великом ''театре одного актера''. Чтобы вы имели представление о завораживающем звучании олонхо, которое в детстве слушал Алексей Кулаковский и мелодика которого позднее стала основой его поэтического творчества, послушайте небольшой отрывок в переводе Владимира Державина из знаменитого эпического свода ''Нюргун Боотур Стремительный'', насчитывающего в записи более 36 тысяч строк:
(Отрывок звучит на якутском и русском языках.)


Ведущий 4: На широком нижнем кругу
Восьмислойных, огненно-белых небес,
На вершине трехъярусных
Светлых небес,
В обители полуденных лучей,
Где воздух ласково голубой,
Среди озера – никогда
Не видавшего ни стужи, ни льда,
На престоле, что вырублен целиком
Из молочно-белой скалы,
Нежным зноем дыша,
В сединах белых, как молоко,
В высокой шапке из трех соболей,
Украшенной алмазным пером,
Говорят – восседает он,
Говорят – управляет он,
Белый Юрунг Аар Тойон.
Ведущий 3:
В 1886 году Алексей Кулаковский поступил в Чурапчинскую школу, которую успешно закончил через 4 года. У будущего поэта и его родителей сомнений насчет дальнейшего пути не было: надо дальше продолжать образование. Но куда податься? Выбор школ и училищ был невелик. Так Алексей оказался в Якутске, где его приняли в Духовное училище. Но вскоре возникли трудности с оплатой обучения. Нужно было опять что-то решать. И Алексей поступает в Якутское реальное училище, которое, по свидетельству известного исследователя и биографа поэта Г. П. Башарина, ''давало довольно солидные знания по всеобщей истории, по языкам и по русской литературе, а также по естественным наукам''. Кулаковский был единственным представителем коренного населения в классе.

Ведущий 2:
До наших дней дошли два учебных реферата молодого выпускника реального училища. В одном из них ''Главнейшие достоинства поэзии Пушкина'' двадцатилетний юноша формулирует свое понимание основ творчества великого поэта:

Ведущий 1:
''Пушкин обладал изумительной способностью понимать дух, положение, быт своей нации Пушкин – поэт реализма Широта творчества давала возможность Пушкину переноситься в какую угодно эпоху не только русского, но и других народов''.

Ведущий 2:
К этим духовным и эстетическим вершинам стремился и сам Алексей Кулаковский.



Ведущий 4:
Представляет интерес и другой реферат юноши ''Вправе ли русский гордиться своим именем?'', в котором он с большой душевной симпатией говорит:

Ведущий 1:
''Русский человек отличается мужеством, глубокой преданностью, самоотверженной любовью и сердечной привязанностью к русской земле. Вот на этих-то главных положительных качествах русский народ создал свое государство, русские имеют полное право гордиться своим именем''.

Ведущий 4:
А. Е Кулаковский в своей последующей жизни делал все для того, чтобы народ саха тоже гордился своим именем.

Ведущий 2:
В 1897 году Алексей Кулаковский возвращается в родные места. Пора было начинать самостоятельную жизнь. Он устраивается на должность письмоводителя, женится на богатой невесте. Казалось бы, – вот оно, счастье. Но оно лишь поманило поэта. Жизнь с первых же самостоятельных шагов складывалась трудно. Похоронил отца, умерла и жена Женился вторично, семья еще больше разрослась. Нужно было в буквальном смысле биться, чтобы прокормить детей.
Единственной душевной отрадой для Алексея Кулаковского стало самообразование и собственное литературное творчество.

Ведущий 1:
''У меня обнаружилась одна черта натуры, которую не умею, не знаю – отнести ли к достоинствам или к недостаткам; я увлекаюсь родной поэзией, а, следовательно, формой, в которую она облекается для своего выражения, т.е. якутскими сказками и песнями''.

Ведущий 2:
Писал он в послании к составителю ''Словаря якутского языка'' Э. К. Пекарскому.

Ведущий 4:
Алексей Кулаковский попеременно работает сельским писарем, народным учителем, переезжая из одного улуса в другой. Народная жизнь развертывается перед ним во всей пестроте и сложности. Значительную часть своего времени Кулаковский посвящает исследованиям, сочетая в одном лице путешественника – географа, фольклориста, этнографа, языковеда и социолога. Так появляются его работы, относящиеся к якутским пословицам и поговоркам, к растительному и животному миру, якутскому языку, поверьям, обрядам, легендам.

Ведущий 3:
Вновь мне видится он,
прижимающий к сердцу тетради,
Где пешком, где на нартах
спешащий по снежной стране.
То мороз, то пурга,
то бегущие вешние воды
Путь ему преграждают.
Но сеет он знаний зерно,
А взамен по крупице
сбирает он мудрость народа:
Песни, притчи, пословицы –
все, что пропасть не должно.

Ведущий 2:
В народе до сих пор бытует немало легенд о подвижничестве поэта. Так, рассказывают, что однажды он встретил незнакомого человека и в разговоре с ним выяснил, что в соседнем аласе проживает некий старик, который знает немало сказок и легенд. Кулаковский тут же собрался, предупредив домашних, что вернется к вечеру. От старика же узнал, что в других местах живут лучшие знатоки фольклора. Алексей Елисеевич, не мешкая, пустился в путь по указанным адресам. Домой он вернулся через три года. Это дало повод известному якутскому поэту Семену Данилову сказать, что ''длина всех путей Кулаковского равна трем экваторам''.

Ведущий 3:
Он читает русскую классику, заучивает наизусть стихи, переписывает
в тетрадь многие страницы из Пушкина и Лермонтова, Крылова и Кольцова, Никитина и Жуковского
Алексей Кулаковский много размышляет о том, какими путями должно пойти развитие молодой якутской письменности. Чей пример более всего подходит, чей опыт заслуживает внимания? ''Первым и существенным шагом к созданию якутской литературы, – настаивает он, – должны быть переводы с русского на якутский язык''.

Ведущий 4:
В 1908 году он печатает в газете ''Якутская жизнь'' перевод на родной язык отрывка из поэмы Лермонтова ''Демон''. Этот перевод – первое опубликованное произведение зачинателя якутской литературы. Можно предполагать, что его поэма ''Дары реки'' (Лены) написана в 1909 году под влиянием ''Даров Терека''. Хотя ничего общего в самой поэме со стихотворением Лермонтова нет, но замысел
Чем больше вчитываешься в поэзию Кулаковского, тем больше красот в ней открываешь. (Учащиеся читают отрывки из стихотворения ''Дары реки'').

Ведущий 1:
Одно за другим создаются им поэтические произведения, составляющие ныне славу и гордость якутской культуры: ''Портреты якутских женщин'', ''Скупой богач'', ''Песня старухи, которой исполнилось сто лет'', ''Благословение по-старинному'', ''Оборотень'', ''Хомус'', ''Спор между умом и сердцем'', ''Городская девушка'', ''Я знаю''. (Учащиеся читают отрывок из стихотворения ''Я знаю'').



Ведущий 2:
Стихотворные строки Алексея Кулаковского открывают нам своеобразный мир якутской жизни – неповторимой природы края, колоритного быта, народных поверий, обычаев, традиций? И разве не есть это одновременно открытие самого поэта, чье самобытное слово было подобно звонким мелодиям хомуса, воспетого в одном из его стихотворений? (Учащиеся читают отрывок из стихотворения ''Хомус''; на хомусе играют).

Голосистый,
милый сердцу хомус
С дрожащим пружинистым
язычком,
С железкой,
звенящей вроде струны
На сто разнообразных
ладов
(Перевод В. Солоухина)

Ведущий 3:
Многое было по силам этим струнам – едкая ирония и гневный сарказм обличений человеческих слабостей и общественных пороков, будь то глупость или алчность, праздность или спесивость, невежество или пьянство в стихотворениях ''Скупой богач'', ''Бахвальство пьяного богача'', ''Оборотень'', которые могут служить образцом бытовой сатиры. (Звучит отрывок из стихотворения '''Скупой богач'' на якутском языке).
По силам струнам хомуса и скорбь, и печаль, и неизбывная отзывчивость на боль, которую всегда остро вызывали в нем сородичи, ''отягощенные семьями изнуренные голодом, от борьбы ослабевшие, от трудов отощавшие, морозом теснимые, темнотой загоняемые''. Недаром так горька и отчаянна была его дума о них, перераставшая в думу о человеке и времени. ''Усталая дума моя'', ''изнуренная дума моя'', ''потускневшая дума моя'', настойчиво повторял он.

Ведущий 4:
Почти каждое их этих произведений было новаторским как по форме, так и по содержанию. На смену героям-богатырям олонхо, сказочным витязям былинного прошлого, Кулаковский привел в якутскую литературу героя-современника. С бесстрашием подлинного реалиста рассказал он о горькой участи труженика-якута, на жизненном пути которого жестокая судьба возвела столько преград, что для преодоления их не хватило бы богатырских сил героев олонхо.

Ведущий 1:
Поэзия Кулаковского так пришлась по сердцу якутским слушателям, так отвечала их душам, истосковавшимся по живому, современному родному поэтическому слову, что сразу же после первого устного исполнения его стихи становились достоянием деревенских певцов и декламаторов, заучивались наизусть, записывались со слуха и как бы независимо от автора начинали самостоятельную жизнь в народе.
(Учащиеся читают отрывок из стихотворения ''Благословение по-старинному''. Звучит старинное заклинание на якутском языке.)

Ведущий 2:
Поэт был известен множеству своих почитателей, слово его дошло до самых отдаленных улусов, и имя Кулаковского произносилось с уважением, как имя учителя и наставника.

Ведущий 3:
Алексей Кулаковский взял из народного эпоса то, что представлялось ему живым и созвучным современности, мастерски использовал многие фольклорные стилистические приемы и изобразительные краски, творчески пересоздал богатейший метафорический словарь эпоса, аллитерационные богатства его стиха. Но он был бы простым подражателем народным образцам, всего лишь умелым реставратором, если бы не внес в свою поэзию страсть гражданина и пытливость исследователя, если бы не наполнил строки своих стихов обжигающим ветром правды.

(Звучит отрывок из стихотворения ''Красивая девушка'',
отрывок их стихотворения ''Деревенская женщина''.)

Ведущий 2:
Излюбленный композиционный прием Алексея Кулаковского – рассказ человека о себе, о своей жизни, своей любви, своем горе, своей радости, своей старости и даже своей смерти. Женщина плачет по умершему мужу. И сквозь бессвязные причитания, сквозь привычные слова и фразы, диктуемые вековым обычаем, прорывается рассказ о жизни, о том, как она вышла замуж, как появились первые дети, как ''хлевы городили, деньги копили'', как ''прорехи латали'', как пришел к ним вроде бы достаток, когда можно ''о прошлом думать мирно'', о ''будущем думать тихо'', и вот нелепая смерть главы семьи все разом разрушила.
(Звучит на якутском языке обрядовая песня-плач).

Ведущий 1:
В рассказе этом, то эпически сдержанном, то полном стенаний и жалоб, вырисовывается уже не просто жизнь одинокой женщины, а как бы картина человеческой жизни вообще, биография Человека.
Редко можно встретить такое бесстрашное приземление поэзии, обычно чурающейся ''низких'' подробностей. Алексей Кулаковский этого не боится. В его поэзии рядом с героикой вы встретите прозаический быт, рядом с патетикой – шутку, рядом с прекрасным – уродливое Он не разрешает себе пользоваться только светлыми, ''поэтическими'' красками. Он словно бы следует пословице ''кто любит пить кумыс, не должен гнушаться запаха навоза''.

Ведущий 3:
В исповеди столетний старухи он, следом за солнечными страницами ее детства и юности, за рассказом о ее любви, помещает словно бы прогнувшиеся под тяжестью бытовых подробностей страницы зрелой жизни своей героини, когда душа ее как бы онемела от забот по хозяйству, по дому. А в конце старуха спокойно и просто, скорее удивляясь, чем жалуясь, говорит о том, как уходит из нее жизнь, как она превратилась в обузу своим детям и внукам. Эти заключительные страницы потрясают своей правдой.
(Звучит отрывок из стихотворения ''Песня старухи, которой исполнилось сто лет'').
А как перевалило и за сто лет,
Голову приподнять – силы нет.

Всем надоела я
Хуже горькой редьки.

Утащили меня в самый темный угол
И там угнездили детки,

В очаге поленья ярко горят,
А дети вокруг очага сидят – говорят:

Старая карга
Сто лет прожила,
Хорошо, если бы
Поскорей умерла.
Прежде чем сгниет
До конца на корню.

Лучше бы оставила нас,
Всю свою родню.
И вот я,
С коротким жизненным путем впереди,
С запахом навоза вокруг себя,
Кашляя,
Хрипя,
Сипя,
Бормоча,
Лежу на подстилке
И жду свой последний час.

Ведущий 2:
Вершиной творчества Алексея Кулаковского стала поэма ''Сновидение шамана''.
В поэме нарисована широчайшая панорама событий начала XX века, увиденных глазами пророка-шамана, который поднялся во сне на ''блестящую высоту могущественного, гремящего, широкого неба'' и оттуда зорко наблюдает ''средний черно-пятнистый мир'', т.е. нашу планету.

Ведущий 1:
Всеобъемлющим зрением я
Всю матерь – землю – из края в край –
Объял от морей огромных до
Отдаленных ее уголков.
О дети мои,
В вышине, недоступной вам,
Все вызнал и понял я.

Ведущий 4:
Когда вслушиваешься в страстную, обличительную речь героя поэмы, невольно на память приходит образ пушкинского ''восставшего пророка'', который, ''обходя моря и земли, глаголом жжет сердца людей''. Кулаковскому был близок этот пушкинский образ. В поэте он видел, прежде всего, провидца людских и народных судеб, поводыря народа и лишь во вторую очередь художника, мастера песнопений.

Ведущий 2:
С высоты, на которую вознесся во сне шаман, планета показалась ему маленькой, ''как круглая серебряная пластинка на лбу меховой якутской шапки''. Но постепенно открываются перед ним отдаленные углы ''срединного мира'', и матушка-земля предстает перед ''вещими зеницами'' пророка во всей громадности своих пространств.
Шаман обращается к землякам-якутам, ''малым детям своим'', с пророчествами одно страшнее другого. Он рисует перед их смущенным взором поистине апокалипсическую картину гибели мира, вызванной несчастной, жадной миллионноликой людской массой.

Ведущий 4:
Человек, по словам шамана, слишком много наук усвоил, ''слишком высоко о себе возомнил''. Высосал из земли все ее изобильные соки, замутил реки и омертвил моря, вырубил леса и изрыл норами горы...
Сам же он,
Раздираемый думами нечистыми,
Раздоры стал замышлять –
Хитрыми мыслями,
Греховным разумом
Вселенную всю всполошил,
Срединный опутал мир,
Везде проникнуть успел,
Везде хозяйничать посмел.
По морскому дну,
Подобно рыбе большой,
Проскальзывать стал,
Как абаасы вороватый,
Прячась в седых облаках,
На летучих кораблях
Бороздит воздушный океан,
Словно демон озорной,
Споря с самой грозой,
На крыльях гремящих тешится,
Над миром тенью носится.
Желая от гибели уйти,
Жизнью вечной насладиться,
Задумал непременно найти
Воду бессмертия он.
Смерти чтоб не сдаваться,
Сил спешит набраться –
Соки живительные земли
Стремится до дна испить.
Возгордился очень,
Возомнил себя чрезмерно,
Возмездие забыл
Высоких духов добра отвратил,
Враждой ко Всевышнему воспылал.

Монолог белого шамана представляет собой авторскую проповедь в защиту добра и справедливости, мира и спокойствия всех людей Земли. В видениях этого жреца современному читателю близка его тревога за сохранение среды обитания человека, глубоко волнует протест против всемирной бойни, надвигающейся в начале века на целые народы планеты.
Много времени,
Долгие дни,
Длинные ночи,
Драки великие,
Битвы жестокие,
Схватки смертельные шли,
Несчастья-беды
Неизмеримые,
Смерть-разрушения
Страшные,
Сотрясают мир,
Объятый ужасом
Отчаянным.
Не слышно птиц,
Не видно зверей,
Не стало и рыб –
Исчезло все живое.

Красивые такие
Изуродованы,
Самые стройные
Покалечены,
Прекрасные из людей
Погублены.
Несчастий сын ликует
Илбиса дочь торжествует.
Мир гремит проклятием,
Месть горит в сердцах,
Множится зло.
Горем вдов, калек, потом кровавым,
Слезами сиротскими обильно
Полита кормилица-земля.
Постигло Вселенную зло,
Померкло сияние дня,
Настала такая беда,
Наш мир и не знал никогда

Философское осмысление жизни присуще творчеству Кулаковского. Поэтом владела духовная тревога, но взгляд его на мир отнюдь не пессимистичен.

Ведущий 2:
Удача в делах придет,
Если не станет пустопорожних слов,
Если нужно – и отступи чуток,
Не свернув с прямого пути,
Не накренясь на правый бок,
Не разливаясь влево, будто весной,
Неистово, куда попало, поток,
Если искать дорогу свою –
Посредине видна

Только тогда
Десятки лет труда,
Долгие годы борьбы
Дивные дадут плоды –
Дело поправится,
Добро восславится,
Счастье устроится

Ведущий 3:
Как много Кулаковский увидел и угадал, почувствовал и принял сердцем. Именно сердцем: как истый лирик, Алексей Кулаковский нередко предпочитал его безудержные порывы безупречным расчетам разума. Вот и в стихотворении ''Спор между умом и сердцем'' не рационалистический ум, но порывистое сердце прорывается ко всеобщим истинам, раскрывающим смысл жизни, сущность бытия.
( Звучит отрывок из стихотворения ''Спор между умом и сердцем'').

Ведущий 1:
В декабре 1925 года Алексей Кулаковский выехал делегатом от Якутии на Первый тюркологический съезд в Баку. В свою последнюю поездку он отправился, будучи тяжелобольным. Умирая в нечеловеческих муках, после трех тяжелейших операций, Алексей Елисеевич нашел в себе остатки сил и мужества, чтобы заняться проектом расположения якутского шрифта на пишущей машинке, чтобы отрецензировать грамматику родного языка, чтобы продолжить отложенные научные исследования. Его последний творческий подвиг стал в народе такой же легендой, как и вся его нелегкая жизнь.

Ведущий 2:
Великий просветитель и поэт Якутии умер 6 июня 1926 года в Москве.

Ведущий 4:
В июне 1992 года на его могиле на Даниловском кладбище города Москвы Правительством Республики Саха (Якутия) открыт надгробный памятник, в марте учреждена Государственная премия имени А. Е. Кулаковского за выдающуюся подвижническую общественную деятельность по возрождению духовной культуры народов Якутии. Именем А. Е. Кулаковского названы многие учебно-образовательные учреждения и культурные центры в городах и улусах Республики Саха.
Поэт отразил в своем творчестве сложное противоречивое и бурное время с присущей ему предельной честностью, страстностью и мудростью. В этом заслуга и непреходящее значение его творческого наследия. Его мудрый мужественный голос отчетливо слышен теперь далеко за пределами Якутии.

Ведущий 1:
Алексей Елисеевич – бесконечно современный человек. Он останется современником и живым примером для многих поколений саха, для всех патриотов своих народов – больших или малых. Он не был сыном своего времени, потому что перешагнул через грани времен. Он был верным любящим сыном, причем не только своих родителей, но и своего народа саха.

Ведущий 3:
Вновь мне видится он – вдохновенный, в порыве высоком.
В тесной юрте, в пути, у трепещущего камелька
Песню-гимн создает он, пронзая пророческим оком
Полуночную тьму, проницая года и века.
И – в дорогу опять! В мир большой и холодный, как космос,
С жарким пламенем сердца в широкой и сильной груди
Он идет побеждать темноту вековую и косность,
За полвека до нас, на полвека от нас впереди!
Из наслега в наслег он идет по горам и долинам,
И его современники, люди Якутии всей
Называют недаром его Алексеем Орлиным,
По-якутски, по-нашему – Ёксёкюлях Ёлёксёй!
(Звучит на якутском языке прославление зачинателя якутской литературы Алексея Елисеевича Кулаковского)













13 PAGE 14115



Заголовок 115

Приложенные файлы


Добавить комментарий