Внеклассное мероприятие


Внеклассное мероприятие
«Ленинградский метроном»
(посвящено снятию блокады Ленинграда)
Звучит соната Бетховена
Ведущий 1
В холода, когда бушуют снегопады,
В Петербурге этот день особо чтут, –
Город празднует День снятия блокады,
И гремит в морозном воздухе салют.
Это залпы в честь свободы Ленинграда!
В честь бессмертия не выживших детей…
Беспощадная фашистская осада
Продолжалась девятьсот голодных дней.
Замерзая, люди близких хоронили,
Пили воду из растопленного льда,
Из любимых книжек печь зимой топили,
И была дороже золота еда.
Ели маленький кусок ржаного хлеба
По чуть-чуть… Никто ни крошки не ронял.
И бомбёжка вместо звёзд ночного неба…
И руины там, где дом вчера стоял…
Но блокаду чёрных месяцев прорвали!
И когда врага отбросили назад,
Был салют! Его снаряды возвещали:
– Выжил! Выстоял! Не сдался Ленинград!
От усталости шатаясь, ленинградцы
Шли на улицы, и слышалось: «Ура!»
И сквозь слёзы начинали обниматься, –
Всё! Закончилась блокадная пора!
Есть салют у нас весной – на День Победы,
Он цветами красит небо всей стране,
Но особо почитают наши деды
Тот салют в голодно-белом январе…
Звучит видеоклип «Ленинградский метроном»
Ведущий 2
Битва за Ленинград является одной из решающих битв Второй мировой войны и занимает особое место в мировой военной истории не только из-за своей продолжительности, но и благодаря героической стойкости, проявленной защитниками города.
Блокада города и вражеские обстрелы продолжались 900 дней. За это время на Ленинград обрушилось свыше 100 тыс. фугасных и зажигательных авиабомб, фашисты выпустили 150 тыс. снарядов.
(Слайд «Оборона Ленинграда»).
Звучит песня «Темная ночь» ( слова В. Агатова, музыка Н.Богословского).
1 чтец
Помню, как неожиданно было услышать, что каждый год осенью во Дворце пионеров – теперь это Дворец творчества юных – собираются на традиционные слеты те, кто в годы войны был юннатом. Юннаты – в замерзающем и вымирающем городе? Когда просто учить и учиться в те дни было уже подвигом, как сказал в очерке 42-го года очевидец – писатель Александр Фадеев. Но оказывается, да – юннаты! Я встречалась потом с некоторыми из них. Когда сейчас вспоминаю их рассказы, передо мной возникает образ маленькой девочки, балансирующей по тонкому канату: жизнь – смерть, жизнь – смерть… От голода. От холода. От бомбы. От снаряда. От осколка. Так балансировало их детство. Дети, пережившие блокаду. Но о себе они не говорят «пережили», говорят иначе – «выжили». «Мы все выжили на костях наших бабушек и мам». В первую блокадную зиму на улице, где жила Зина Иткина, появился мужчина с палочкой, в валенках: «Наверное, он был молодой, но тогда он нам казался солидного возраста. Он сказал, чтобы дети приходили в школу в бомбоубежище. Месяц он занимался с нами, а потом не пришел. Нам сказали, что учитель умер».
2 чтец
В мае сорок второго открылась школа: «Не помню, как звали нашу учительницу. Прозвище у нее было Наполеон. У нее была белая шляпа с большими полями. Наполеон умудрилась поставить с нами даже пьесу… А потом наша наполеон умерла». Короткое и горькое повторение: «А потом умер… умерла».
3 чтец
Учительница, которую они между собой называют Юлюшка, дожила с ними до Победы. Юлюшка «образовывала нас». И муштровала: требовала, чтобы девочки ходили непременно с белыми воротничками, хоть из бинтика сделай, хоть из тряпочки. Учила в столовой – обедали они в школе, - как пользоваться ложкой, вилкой. Они злились на нее, что заставляла съедать весь обед, а им хотелось что-нибудь унести домой. «Теперь мы понимаем, она хотела, чтобы мы выжили».
4 чтец
И о Людмиле Михайловне Голицынской я услышала: «Она помогала нам выжить». Самая молодая из их учителей. «Все вокруг нее приходило в движение. Мы все время что-нибудь делали, были заняты, нам было интересно, она заставляла нас забывать и о холоде, и о голоде. Около нее мы грелись».
5 чтец
Знаю, что в блокаду в Ленинграде не работали не водопровод, ни отопление, и все-таки так трудно переключиться из сегодняшнего дня в тот, недавний. А Людмила Михайловна, около которой грелись блокадные ребятишки, вспоминала и , мне кажется, словно вьявь видела и красное окно, и белые, покрытые инеем, стены. И ощущала спасительное и предательское тепло «буржуйки», около которой ляжешь – тело ватное, кажется уже и не встанешь. Крысы были явью, бедствием блокадного города.
6 чтец
В этой квартире умер от голода её брат, четырнадцатилетний мальчик с редким именем Либерий. Она завернула его в одеяло, привязала к гладильной доске и с помощью мальчика-соседа, который тоже вскоре умрёт, отвезла на санках в больничный двор. Оттуда потом погибших от голода людей увозили на кладбище.
7 чтец
Она сдавала госэкзамены. «Ботанику я сдала до смерти Ливы, 26 января, а 27 января он умер. 18 февраля умерла мама, а первого марта-последний госэкзамен. Я пошла отказаться, сказать, что не могу. Но декан уговорила «Подумай – последний экзамен. Ты во что бы то ни стало должна сдать. Мы тебе диплом уже приготовили с отличием».
Немеющими пальцами писала формулы. До «отлично» не дотянула. Мой экзамен был последним перед эвакуацией института. Незадолго перед тем в ясли, где была Наташа, попал снаряд. Ясли сгорели. Всех детей спасли. Но переносили их по сорокаградусному морозу. У Наташи были обморожены ноги. Началось крупозное воспаление лёгких. Врач, узнав о предстоящей эвакуации, покачал головой «Дорогу через Ладогу ребёнок не перенесёт. Поедете – умрёте наверняка. Останетесь – положитесь на судьбу». Она осталась.
Ведущий 1. По этой дороге вывозили из города маленьких детей, раненых, самых больных, истощенных и слабых. «Дорогу жизни» постоянно обстреливали и бомбили фашисты, образовывались огромные полыньи и часто машины тонули. Огромный героизм проявляли водители автомобилей. Приходилось устранять поломки и разогревать моторы тогда, когда руки застывали от мороза и ледяного ветра.
1 чтец.
В роно сказали: «Ты молодая, возьми несколько школ Куйбышевского района». И она стала преподавать сразу в четырёх школах. «Много детей умирало, особенно мальчиков. Видишь – лицо серое, как у Ливы перед смертью, думаешь, завтра он уже не придёт. И действительно, назавтра он уже не приходил. Но дети до последнего ходили в школу. Только в день смерти их находили мёртвыми дома… Меня спасли Наташа и дети, которые ждали в школе». Она должна была научить детей живой природе. Золотых рыбок она для них достать не сумела, а вот худого лисёнка достала. И дети, оберегая, водили его на поводке.
Звучит песня «Дожить до победного дня»
Ведущий 2.
Несмотря на страшные испытания, осаждённый город продолжал жить. В Ленинграде работали фабрики и заводы, работали театры и музеи. В первую блокадную зиму в городе работало 39 школ.
Ленинградские школьники не только учились, но чем могли, помогали взрослым. Они работали на заводах и фабриках, помогали взрослым тушить зажигательные бомбы, приносили воду из Невы больным и старым людям.
2 чтец
Учительница умудрилась создать «живой уголок» и организовала юннатский кружок. Однажды Людмила Михайловна «выменяла на что-то» лягушку. Ходили за ней на другой конец города, торжественно несли в банке, и вдруг – тревога. Побежали в бомбоубежище, а банку оставили у подъезда. Но Надя Тимошенко всё же вернулась. Вот так же на улице чуть однажды не погибли моллюски: банка упала, разбилась. Зина Иткина кинулась собирать их. Идёт трамвай, а он – никакого внимания, ползает, собирает своих моллюсков. Моллюски были Зининой слабостью. Она написала по поручению Людмилы Михайловны доклад, и та обещала его отправить в Москву на выставку работ детей блокадного Ленинграда. Зина только огорчалась, что не умеет рисовать и не сможет хорошо оформить свою работу.
3 чтец
«Неожиданно с фронта приехал мой папа – старший лейтенант, танкист. Он разрисовал титульный лист, посадил меня она санки и повёз в бомбоубежище школы, где жила наша Людмила Михайловна. В этот раз я последний раз видела своего папу. Через две недели он погиб на Невской Дубровке».
4 чтец
Весной Людмила Михайловна стала водить ребят на экскурсии в Летний сад, в Михайловский. Зимой люди погибали от холода, но деревья в знаменитых ленинградских садах были целы.
И тут не скажешь:
Сохранились чудом.
Здесь чудо или случай
Ни при чём…
…Деревья!
Поклонитесь низко людям
И сохраните
Память
О былом.
Они зимой
Сжигали всё, что было:
Шкафы и двери,
Стулья и столы,
Но их рука
Деревьев не рубила.
Сады не знали
Голоса пилы.
Они зимой,
Чтоб как-нибудь согреться-
Хоть на мгновенье,-
Книги, письма жгли.
Но нет
Садов и парков по соседству,
Которых бы они не сберегли.
5 чтец
Это стихотворение Юрия Воронова-мальчика, который тоже пережил блокаду. Автора знаменитого блокадного цикла стихов, строки из которых начертаны на стенах мемориала на площади Победы. Директор школы, узнав об экскурсиях, строго-настрого запретила. Она по-своему была права, ведь город жестоко обстреливался. Людмила Михайловна говорила детям: «Нельзя!». А сама шла. И за ней шли все ребята. У неё не хватало духа лишить их радости.
6 чтец
Благодаря людям деревья выстояли зиму. Но теперь могли погибнуть – от того же, от чего умирали многие люди: от ран. Обломанные ветки, покорёженные, развороченные осколками снарядов стволы. «Они погибнут, - сказала Людмила Михайловна, - если мы им не поможем. Стали обследовать каждую рану на дереве, чтобы там не остались осколки. Где-то в парковом хозяйстве Людмила Михайловна раздобыла специальную замазку. «Это есть нельзя», - первым делом сказала, потому что они все, что попадалось, сразу тянули в рот. Разводили небольшой костерок и в солдатском котелке размягчали эту замазку. Мальчишки забирались на деревья, девочки пломбировали деревья внизу. Эти пломбы, сделанные ребятами, целы до сих пор. И я думала: сколько раз ходила здесь и не знала, и ходят люди – и тоже не знают, что вот перед ними – живые памятники блокады.
7 чтец
Во дворце пионеров юннаты ставили свои опыты, обсуждали доклады, устраивали утренники. Летом для госпиталя выращивали овощи. Каждый метр зелёной площади в городе был превращён в огород. Но у Дворца пионеров на грядках росли не только обычные овощи. По заданию ВИРа юннаты посеяли рожь, пшеницу, овёс из знаменитой вавиловской коллекции, сбережённой учёными во время войны. Весной появилась ещё одна забота – птицы. Делали скворечники, кормушки. Птиц надо было кормить. Искали им корм. Мамы нам отдавали, и мы отдавали… Жадности в нас не было.
Тимуровцы выкупали для одиноких стариков хлеб. И даже умудрялись иной раз принести соевую оладью – их давали в школе на обед.
1 чтец
Перед Новым годом в сарае, куда ещё до войны были снесены многие вещи, Зина достала коробку с ёлочными игрушками. Т там вместе с шариками, хлопушками, картонными барабанами оказались довоенные лакомства, которые вешали на ёлку: печенье, ириски «Кис-кис»… Но не знаешь, чему больше поражаться – фантастичности находки или тому, что девочка тут же этой находкой поделилась с подругами. «Это, знаете, как потребность была – оказать помощь», - запомнились слова Людмилы Михайловны, когда речь шла о том, как юннаты «лечили» деревья и спасали птиц. И, видимо, такой же необходимой, естественной была потребность поделиться с другим. И, может быть, именно эта, не сосредоточенная на себе, а обращённая вовне – к людям – жизнь и помогла им выстоять вопреки всему? И взрослым, и детям. В одиночку не выживают…
2 чтец
Наташа, дочь Людмилы Михайловны, стала юннаткой. Потом – преподавателем биологии в вузе. В прошлом году вышла книга «Мы – дети твои, дорогая земля!», посвящённая юннатам Ленинграда – Петербурга. Наталья Владимировна – её научный редактор.
Ведущий 1.
Меняя облик города – зимой подчёркивая его графичность, летом разнообразя оттенками зелёных красок, осенью перекликаясь с золотом шпилей и куполов, деревья парков и скверов Петербурга, - так же неотъемлемы от него, как Нева, как его каналы и речки, решётки мостов, кони Клодта у Фантанки.
«Деревья! Поклонитесь низко людям…»
(На экране слайд – Пискарёвское мемориальное  кладбище.)
Ведущий 2.
За мужество и героизм нашему городу было присвоено высокое звание: город — герой!
Город выстоял и победил, но эта победа досталась дорогой ценой. Очень много ленинградцев не дожили до победы. В память обо всех погибших в нашем городе поставлены памятники на братских могилах Пискаревского мемориального  кладбища.
Фильм «Непокорённые»
4 чтец
Под шелестом опущенных знамён
Лежат бок о бок дети и солдаты.
На пискарёвских плитах нет имён,
На пискарёвских плитах только даты.
Год сорок первый…
Год сорок второй…
Полгорода лежит в земле сырой.
Ведущий 1
Над всем мемориалом возвышается величественный монумент Матери-Родины и стена-стела. В центре стены выбиты полные трагизма слова поэтессы Ольги Берггольц.
Здесь лежат ленинградцы.
Здесь горожане - мужчины, женщины, дети.
Рядом с ними солдаты - красноармейцы.
Всею жизнью своей они защищали тебя,
Ленинград …
Их имен благородных мы здесь перечислить не сможем.
Так их много под вечной охраной гранита,
но знай, внимающий этим камням:
Никто не забыт, и ничто не забыто.
Звучит «Ленинградский метроном» (все встают)


Приложенные файлы


Добавить комментарий