Исследовательская работа. Любовь в жизни и творчестве А.П.Чехова.

Исследовательский очерк.

Любовь в жизни и творчестве А.П.Чехова.

Автор:
Хабовец Татьяна Вячеславовна,

МБОУ «Лицей №13» г.Ростова-на-Дону

То, что мы испытываем, когда бываем влюблены, быть может, есть нормальное
состояние человека. Влюблённость показывает человеку, каким он
должен быть.
А.П. Чехов. Из записных книжек.


I. Чехов и мир человеческой души.
Антон Павлович Чехов был удивительно светлым, образованным и умным человек. Читателей привлекают не только его рассказы, наполненные добротой, теплом, иногда юмором, очень правдивые и гуманистические, но, прежде всего личность самого писателя.
Чехов в своём творчестве уделял огромное внимание миру сложных, зачастую непредсказуемых движений человеческой души и особенно чувству любви. Безусловно, любовь – самое светлое и прекрасное чувство, но жизнь в обществе накладывает на человека ограничения и запреты, призванные направить могучую стихию любви в спокойное семейное русло, где страсть узаконена и становится лишь одним из элементов повседневной жизни.
В России во время Чехова были очень сильны патриархальные представления о любви и браке. Считалось вполне нормальным жениться и выходить замуж не по любви, а либо по «разумному расчёту», либо по договорённости родителей, либо из каких-то других соображений житейского здравого смысла. Однако прожить без любви или же загнать в тесные рамки живое свободное чувство далеко не просто. Если человека, обделённого любовью, не поглощали целиком интересы практического или духовного свойства, то в какой-то момент он с мучительной остротой и болью ощущал бессмысленность и бесцельность жизни. Ему становилось страшно и скучно жить лишь для того, чтобы, – по словам Пушкина – благополучно «скончаться посреди детей, плаксивых баб, да лекарей».
Любовь для героев Чехова – всегда переломный момент, путь в иную реальность. Полюбив, человек неизбежно прерывает привычное течение жизни, останавливается. Это время самоосознания. Так, даже забаррикадировавшийся от жизни Беликов пусть на минуту задумывается о

собственной душе и личности. Познав любовь, чеховский герой перестаёт быть человеком из толпы, одним из многих. Он внезапно обнаруживает собственную индивидуальность. Это человек очнувшийся, вступивший в духовную реальность. Вместе с тем само течение жизни в чеховском мире противостоит любви: эта жизнь не предполагает чувства, противится ему.
В последний год жизни у Антона Павловича была мысль написать пьесу. Она была ещё неясна, но он говорил о том, что герой пьесы – учёный, любит женщину, которая или не любит его, или изменяет ему, и вот этот учёный уезжает на Дальний Север. Третий акт ему представлялся именно так: стоит пароход, затёртый льдами, северное сияние, учёный одиноко стоит на палубе, тишина, покой и величие ночи, и вот на фоне северного сияния он видит: промчится тень любимой женщины
Чью тень хотел видеть писатель в предсмертном итоговом произведении? Или же это был собирательный образ любимых женщин великого драматурга?..
1. Работа в Мелихово. Лика Мизинова.
Творчество любого мастера неразрывно связано с теми событиями, которые проходят через его жизнь. В 1880 году был напечатан его первый рассказ «Письмо к учёному соседу», а ещё через некоторое время талант Чехова был признан в писательских кругах столицы.
Все сюжеты его произведений были взяты из жизни. И главное, что волновало писателя, это показ жизни « такою, какова она есть». Чехов в своих произведениях предостерегает нас от обывательства, от житейской пошлости, которые в самых разных проявлениях встречаются на каждом шагу. От этого предостерегал читателей и этого боялся сам.
Как это ни странно, но у юного Чехова совсем нет рассказов о любви. Поэзия, красота мира предстаёт перед Антошей Чехонте как ненужная, неуместная иллюзия в мире толстых и тонких, хамелеонов, унтеров пришибеевых, в мире людишек, которым она « ни к чему», из неё штанов не сошьёшь, стало быть, « она нам без надобности».
В это время у Антона Павловича нет серьёзных любовных увлечений, и сам он полностью был погружён в работу над обличением мещанства и пошлости. И тема любви в произведениях этого периода отражается по-особому.
Красота, любовь возникает в ранних рассказах Чехова как мимолётный проблеск, маленький просвет, как кусочек чистого синего неба, заволакиваемого свинцовыми тучами. Но с каждым годом всё сильнее свет, пробивающийся сквозь тучи.
В «Припадке»(1888 год), в « Палате № 6»(1892 год) действие происходило как бы во мраке. До рассвета ещё далеко
В 1892 году Чехов покупает имение Мелихово в Подмосковье. С этого момента в его рассказах появляются новые нотки.
Что же повлияло на привычный строй и порядок работы писателя?
Среди гостей Мелихова одной из самых желанных была Лика (Лидия Стахиевна) Мизинова. Отношения Чехова с этой женщиной были сложными и неоднозначными при его жизни и остались таковыми в сознании потомков. Лика была подругой сестры Чехова Марии Павловны. Обе они преподавали в Московской гимназии С.Ф.Ржевской.В 1889 году она впервые появилась у Чеховых. «Прекрасная Лика» называли её в дружеском кругу.
Она действительно была девушкой удивительной красоты. Настоящая Царевна-Лебедь из русских сказок. Т.Л.Щепкина-Куперник так описывала её внешность и характер: « Её пепельные вьющиеся волосы, чудесные серые глаза под «соболиными» бровями, необычайная женственность и мягкость и неуловимое очарование в соединении с полным отсутствием ломанья и почти суровой простотой – делали её обаятельной».
Мария Павловна Чехова некоторое время считала, что Антон Павлович был влюблён в Лику, но не встретил взаимности. Однако, после опубликования переписки Чехова и Мизиновой, сестра была вынуждена признать, что дело обстояло прямо противоположным образом. Мизинова любила Чехова без взаимности, и это печально сказалось на её судьбе. Антон Павлович вносил в их отношения шутку и лёгкую иронию.

« Увы, я уже старый молодой человек, любовь моя не солнце и не делает весны ни для меня, ни для той птицы, которую я люблю!» – пишет он Лике.

Чехов был, без сомнения увлечён Мизиновой. В Москве они посещали вместе концерты, театры и общих знакомых. Лика делала для Чехова выписки о Сахалине в Румянцевском музее. Они переписывались. Но его письма к ней отличаются ерничеством, изобилуют остротами, каламбурами, насмешливыми прозвищами:

« Золотая, перламутровая и фильдекосовая Лика позвольте моей голове закружиться от ваших духов и помогите покрепче затянуть аркан, который вы уже забросили мне на шею», - в этих строчках трудно разглядеть настоящее, сильное чувство.

Отношения Чехова и Мизиновой ни к чему не привели. Существовало предположение, что Чехов боялся стать пленником сильного чувства, которое бы помешало ему писать. Скорее всего, это не так. Любовь только помогает мастеру творить. Чехов боялся не сильных, а фальшивых и блёклых чувств. Он был крайне сдержан в разговорах на темы личной жизни, но, вероятно, можно доверять тому, что было им выказано в письме А.С.Суворину после первого мелиховского лета, в которое Лика была его гостьей: « Жениться я не хочу, да и не на ком. Да и шут с ним. Мне было бы скучно возиться с женой. А влюбиться весьма не мешало бы. Скучно без сильной любви».


В том, что он не испытывал к Лике глубокого чувства, Чехов был склонен винить не её, а себя. В 1894 году он написал в Швейцарию, где Мизинова жила одна, ожидая ребёнка:
« Я не совсем здоров. У меня почти непрерывный кашель. Очевидно, и здоровье прозевал так же, как Вас».

В этих словах чувствуется не раскаяние и не желание повернуть время вспять, а по-чеховски мужественное, суровое восприятие реальности.
И после впечатлений, оставшихся от отношений с Лидией Стахиевной, появляется ряд произведений, где тема любви раскрывается уже в новом качестве по сравнению с ранним периодом творчества.

Свою излюбленную тему – трагизм судеб обычных людей, запутавшихся в житейских мелочах и в результате приходящих к печальному финалу, мы находим в рассказе «Цветы запоздалые»(1882 год).

В центре – любовь. Здесь писатель затрагивает мысль о том, что человек не может освободиться от зависимости, даже, можно сказать, жертвенной привязанности к человеку, недостойному такого отношения. И это чувство героиня принимает за любовь. Маруся – благородное, честное сердце. Своей любовью она пыталась спасти от нравственного падения близких и дорогих ей людей – доктора Топоркова и брата Егорушку. А.П.Чехов показал, как мелочная жизнь разрушила судьбы людей, которые могли бы прожить жизнь счастливо и полноценно.

В « Учителе словесности»(1889 год) развёртывается борьба любви и пошлости. Эта борьба происходит на фоне поэтического сада, образ которого проходит через всё творчество Чехова 90-х и 1900-х годов.
« Никитин и Манюся молча бродили по аллеям, смеялись, задавали изредка друг другу отрывистые вопросы, на которые не отвечали, а над садом светил полумесяц и на земле из тёмной травы, слабо освещённой этим полумесяцем. Тянулись сонные тюльпаны и ирисы, точно прося, чтобы и с ними объяснились в любви».

А как поэтична встреча человека и красоты в «Чёрном монахе» (1893), какой необыкновенный сад окружал Коврина – «царство нежных красок».
« Он звал Таню, звал большой сад с роскошными цветами, обрызганными росой, звал парк, сосны с мохнатыми корнями, ржаное поле, свою чудесную науку, свою молодость, смелость, радость, звал жизнь, которая была так прекрасна».

Чехов считал, что у человека должна быть высокая жизненная цель, а когда она ничтожна, то человек становится маленьким и несчастным.
Один из героев рассказа «Учитель словесности» писал в своём дневнике:
«Где я, боже мой?! Меня окружает пошлость и пошлость. Скучные, ничтожные люди, горшочки со сметаной, кувшины с молоком, тараканы, глупые женщины Нет ничего страшнее, оскорбительнее, тоскливее пошлости. Бежать отсюда. Бежать сегодня же, иначе сойду с ума!»

М.Горький писал о Чехове, что никто не понимал трагизм мелочной жизни, как он. Всем известно, что мелочи повседневного быта способны подчинить себе человека, даже не замечающего собственной зависимости.
В чеховском мире любовь всегда права. Любовь у Чехова однозначно важнее счастья.
Но счастье, по Чехову, недостижимо. Это цель, к которой человек должен стремиться в жизни. Тот же, кто обретает мнимое счастье, теряет человеческий облик.
Лидию Стахиевну Мизинову считают прототипом Нины Заречной в пьесе «Чайка», над которой Чехов работал в Мелихове в октябре – ноябре 1895 года. Того же мнения придерживалась и сама Мизинова, видевшая в судьбе Нины совпадения с собственной судьбой: стремление стать актрисой, роман с модным беллетристом, рождение ребёнка.
Своё большое чувство к Чехову Л.С.Мизинова сохранила навсегда. В 1898 году она подарила А.П.Чехову свою фотографию с надписью: « Дорогому Антону Павловичу на добрую память о воспоминании хороших отношений. Лика.» А далее были написаны слова из известного романса Чайковского на стихи Апухтина:

Будут ли дни мои ясны, унылы,
Скоро ли сгину я, жизнь загубя, -
Знаю одно, что до самой могилы
Помыслы, чувства, и песни, и силы –
Всё для тебя!..
Я могла написать это восемь лет тому назад, я пишу сейчас и напишу через 10 лет».
Но через 10 лет Антона Павловича уже не было в живых
Взаимоотношения Лики Мизиновой и А.П.Чехова многим нашим современникам известны по фильму С.Юткевича « Сюжет для небольшого рассказа».

2. «О любви» Антона Павловича Чехова.
« Нет, Чехов не был ни ангелом, ни праведником, - писал И.П. Потапенко, - а был человеком в полном значении этого слова. И те уравновешенность и трезвость, которыми он всех изумлял, явились результатом мучительной внутренней борьбы, трудно доставшимися ему трофеями».
Читая воспоминания современников А.П.Чехова, я представляла его, как человека исключительной мягкости, о натуре целомудренной скромности и простоты, но и в то же время большого и сложного характера.

Тем интереснее были его отношения с окружающими, особенно с женщинами. Была ли в его жизни хоть одна большая любовь?

« Любовь, - писал А.П.Чехов в своей записной книжке, - это или остаток чего-то вырождающегося, бывшего когда-то громадным, или же это часть того, что в будущем разовьётся в нечто громадное, в настоящем же оно не удовлетворяет, даёт гораздо меньше, чем ждёшь».

И всё-таки она была. К Лидии Алексеевне Авиловой.
Авилова была замужем. У неё был благополучный муж и трое детей. Любя Чехова, она испытывала чувство безнадёжности. Впоследствии в мемуарах она напишет: « Если семья мешала мне быть счастливой с Антоном Павловичем, то Антон Павлович мешал мне быть счастливой в моей семье. Надо было разорвать душу пополам».

Лидия Алексеевна была известной беллетристкой. В 1889 году она познакомилась в доме своей сестры с Чеховым. Чехов хорошо понимал, что значила семья в жизни Авиловой. По её воспоминаниям, он сказал ей однажды: « У вас врождённая непрописная нравственность. Это много».

В мемуарах Л.Авилова передаёт свой разговор с Антоном Павловичем : «Знаете, что я был серьёзно увлечён Вами? Я любил Вас. Мне казалось, что нет другой женщины на свете, которую я мог бы так любить. Вы были красивы и трогательны, а в Вашей молодости было столько свежести и яркой прелести. Я Вас любил и думал только о Вас. Я знал, что Вас любить можно только чисто и свято на всю жизнь. Вы были для меня святыней».

Всё то, что происходило между Лидией Алексеевной и Антоном Павловичем, было выражено в рассказе «О любви». Я думаю, что это произведение поистине является гимном чеховской любви. Здесь писатель высказывает свою точку зрения видения любви. Именно в этом рассказе Чехов относит любовь к тем явлениям жизни, к «которым неприменимы мерки обыденности».

Перед нами разворачивается трагическая любовь, которая с самого своего начала была обречена. Вот встреча героев, которые, несмотря на то, что встретились впервые, казалось, знали друг друга вечность:

« я видел женщину молодую, прекрасную, добрую, интеллигентную, обаятельную, женщину, какой я раньше никогда не встречал; и сразу я почувствовал в ней существо близкое, уже знакомое, точно это лицо, эти приветливые, умные глаза я видел уже когда-то в детстве. В альбоме, который лежал на комоде у моей матери».

8


Два человека встретились, чтобы быть счастливыми на всю жизнь, но судьба распорядилась иначе. По воле обстоятельств им не только приходилось скрывать свои чувства от окружающих, но и от самих себя:

« Мы подолгу говорили, молчали, но мы не признавались друг другу в нашей любви и скрывали её робко, ревниво. Мы боялись всего, что могло бы открыть нашу тайну нам же самим. Я любил нежно, глубоко, но я рассуждал, я спрашивал себя, к чему может привести наша любовь, если у нас не хватит сил бороться с нею; мне казалось невероятным, что моя тихая, грустная любовь вдруг грубо оборвёт счастливое течение жизни её мужа, детей, всего этого дома, где меня так любили и где мне так верили. Честно ли это? Она пошла бы за мной, но куда? Куда бы я мог увести её? Другое дело, если бы у меня была красивая, интересная жизнь, если б я, например, боролся за освобождение родины или был знаменитым учёным, артистом, художником, а то ведь из одной обычной, будничной обстановки пришлось бы увлечь её в другую такую же или ещё более будничную. И как бы долго продолжалась наше счастье? Что было бы с ней в случае моей болезни, смерти или просто если бы мы разлюбили друг друга?»

Читая историю любви Алёхина и Анны Алексеевны, Авилова между строк находила ответы на все вопросы, которые так и не смогла задать Антону Павловичу. Позже, в своих воспоминаниях она напишет, с каким чувством она читала это откровение: « Я уже не плакала, а рыдала, захлёбываясь, и книга стала вся мокрая и сморщенная. Так он не винил меня! Не винил, а оправдывал, понимал, горевал вместе со мной.»

« И она, по-видимому, рассуждала подобным образом. Она думала о муже, о детях, о своей матери, которая любила её мужа, как сына. Если б она отдалась своему чувству, то пришлось бы лгать или говорить правду, а в её положении то и другое было бы одинаково страшно и неудобно. И её мучил вопрос: принесёт ли мне счастье её любовь, не осложнит ли она моей жизни, и без того тяжёлой, полной всяких несчастий?..»

Впоследствии Лидия Алексеевна пишет письмо уже больному Чехову в Ялту и подпишется « От А.А.Луганович». В нём она говорила о том, что узнала о женитьбе Алёхина и горячо, от всего сердца желала ему счастья. О том, что и сама успокоилась и, хотя вспоминает его часто, вспоминает с любовью, но без боли, так как в её личной жизни много радостей и удовольствий. Она счастлива и очень хотела узнать, счастлив ли также он.




«Была ли наша любовь настоящая любовь? Но какая бы она ни была, настоящая или воображаемая, я благодарю Вас за неё! Из-за неё вся моя молодость точно обрызгана сверкающей, душистой росой. Если бы я умела молиться, я молилась бы за Вас. Я молилась бы так: Господи! Пусть он поймёт, как он хорош, высок, нужен, любим. Если поймёт, то не может не быть счастлив».

И Чехов ответил на это письмо, подписавшись Алёхиным:
«Вы хотите знать, счастлив ли я? Прежде всего, болен.
Вы пишите о душистой росе, а я скажу, что душистой и сверкающей она бывает только на душистых, красивых цветах.
Я всегда желал Вам счастья, и, если бы мог сделать что-нибудь для Вашего счастья, я сделал бы это с радостью. Но я не мог.
Что такое счастье? Кто знает? По крайней мере я лично, вспоминая свою жизнь, ярко сознаю своё счастье именно в те минуты, когда, казалось тогда, я был наиболее несчастлив. В молодости я был жизнерадостен – это другое»

Что хотел сказать Антон Павлович этими строками? О каких счастливых минутах своей недолгой жизни говорил он в письме к бывшей возлюбленной?

Только испытавший страдания от глубоких чувств мог написать эти строки, несмотря на то, был он счастлив или нет:

«Когда тут, в купе, взгляды наши встретились, душевные силы оставили нас обоих, я обнял её, она прижалась лицом к моей груди, и слёзы потекли из глаз, - о, как мы были несчастны! – признался ей в любви, и со жгучей болью в сердце я понял, как ненужно, мелко и как обманчиво было всё то, что нам мешало любить. Я понял, что когда любишь, то в своих рассуждениях об этой любви нужно исходить от высшего, более важного, чем счастье или несчастье, грех или добродетель в их ходячем смысле, или не нужно рассуждать вовсе».

Тема любви трагической обречённой появляется в произведениях Чехова в этот не простой для него период жизни. Если чувство мешает сложившемуся укладу жизни, от него нужно избавиться.
Писатель обличает ужасный и всепожирающий мир собственности человека, талант, любовь. Человек перестаёт быть индивидуальностью, становится серым, бесцветным. Общество создаёт свои правила и уклад жизни так, что человек оказывается в его «футляре». А в жизни необходимо своеобразие.




Герой рассказа «О любви», работающий, умный человек, так и не был счастлив, испугавшись сделать несчастными других. Антон Павлович призывает своих читателей к тому, что не нужно забывать о вечных ценностях: любви, верности, дружбе. Не надо бояться совершить поступок!

Понятие счастья героя рассказа «Крыжовник» (1898 год) заключалось в богатстве и приобретении имения. Когда его мечта сбывается, он превращается в оскотинившегося человека, тупого, жирного обывателя.

« Было жёстко и кисло, но, как сказал Пушкин, « тьмы истин нам дороже нас возвышающий обман». Я видел счастливого человека, заветная мечта которого осуществилась так очевидно, который достиг цели в жизни, получил то, что хотел, который был доволен своей судьбой, самим собой. К моим мыслям о человеческом счастье всегда примешивалось что-то грустное, теперь же, при виде счастливого человека мною овладело тяжёлое чувство».

Такой человек лишён способности понимать прекрасное, вечное, лишён способности любить. Чехов был убеждён, что любовь и способность чувствовать облагораживает человека. Любовь убивает пошлость, её зачатки.

В рассказе « Дом с мезонином»(1996 год) искренне жаль всех героев. Лидию за то, что она презирает мысль о личном счастье и всецело посвящает себя общественной деятельности. Мисюсь совершенно безвольное существо, которое может отказаться от собственной любви. Художник – мечтатель, надеющийся, что всё в жизни придёт к нему само, а он должен терпеливо ждать.

Все герои, несмотря на движения их душ, фактически отгородили себя от жизни, пускай нужными и полезными делами. Всё это в результате оказывается мелочами жизни, а главное, под которым автор подразумевает любовь, прошло мимо этих людей, потонув в житейских мелочах.
Любовь, красота, природа мысли « о высших целях бытия», о своём « человеческом достоинстве» – всё это не сон, не призрак, не иллюзия. Всё это вне жизни, но зерно жизни, её скрытая, непризнанная, но пробивающаяся сквозь оболочку лжи основа – вот самая дорогая, сокровенная мысль «Дамы с собачкой»(1899 год).
Посвященный истории одной любви, рассказ неизмеримо богаче и шире. Это рассказ о том, как любовь изменила героев – Гурова и Анну Сергеевну – сделала их выше, чище, человечнее, позвала к настоящей, прекрасной жизни.


В рассказе человек и красота словно узнали друг друга, улыбнулись друг другу и не могут больше расстаться. Гуров и Анна Сергеевна вместе с любовью открывают красоту человечности. Греховное, нечистое, с точки зрения сытой, равнодушной, ханжеской морали увлечение, оказалось подлинной любовью.
Герои – заурядные и, в общем-то, скучные люди. Они не в силах совладать ни с любовью, ни с жизнью, и их связь так и остаётся обычной связью, ибо они не в состоянии ни разорвать свои отношения, ни вступить друг с другом в законный брак. Гуров боится свою жену, а Анна Сергеевна не хочет ранить своего мужа. Однако на самом деле не это главное: мы понимаем, что их обоих удерживает страх изменить привычный образ жизни. Они продолжают время от времени тайком встречаться, чтобы «урвать» у жизни крупицу счастья. Но это счастье искусственно и не подлинно. Чехов оставляет конец рассказа открытым, он не показывает читателю, как любовь героев погружается в болото пошлой повседневности, но об этом не трудно догадаться, поскольку рассказанная им история не может иметь конца. Это – своего рода бесконечность, ибо ни Гуров, ни Анна Сергеевна ни к чему не стремятся и жизнь их не наполнена смыслом, который могла им даровать любовь, если бы они не были так слабы

« И казалось, что ещё немного – и решение будет найдено, и тогда начнётся новая, прекрасная жизнь; и им обоим было ясно, что до конца ещё далеко-далеко и что самое сложное и трудное только ещё начинается».
Не эти ли строки являются ответом на вопрос: а чем могли бы закончиться отношения героев рассказа « О любви», если бы Анна Алексеевна и Алёхин отреклись от всего ради своих чувств?

Чехов утверждал красоту не особых избранных людей. Свою любимую героиню, трогательно-несмелую, доверчиво-чистую « даму с собачкой» он не стремился овеять атмосферой таинственности, « избранности», не ставит её над жизнью, над другими людьми. Напротив, мастер всё время напоминает читателю о том, что перед ним обыкновенный человек, простой и ничем не примечательный. Но само понятие это « обыкновенный человек» – таит в себе столько богатства и красоты для Чехова, что нет для него никакой нужды искусственно приподнимать, возвеличивать героев, делать их избранными личностями.

И всё-таки, в отличие от ранних рассказов – этот рассказ не о деградации героя, а, наоборот, о его духовном пробуждении. Любовь возродила его.
3. «Последняя страница жизни» писателя.
А.П.Чехов последних шести лет Чехов, по словам О.Книппер-Чехова, Чехов слабеющий физически и крепнущий духовно
Жизнь внутренняя за это время прошла до чрезвычайности полно, насыщенно, интересно и сложно, так что внешняя неустроенность и неудобства теряли свою остроту, но всё же, когда оглядываешься назад, то кажется, что жизнь этих шести лет сложилась из цепи мучительных разлук и радостных свиданий.
Когда болезнь подкосила Чехова, в его жизни забрезжил светлый луч, появились «искры радости». К Чехову пришла любовь в лице артистки Московского художественного театра Ольги Леонардовны Книппер.
«Последняя страница моей жизни» – так называет Чехов свою будущую жену.
Два года переписки, объяснение в своих чувствах и вот, на сорок первом году жизни, Чехов женится. Причём тайно, объясняя это робостью перед публикой. Чехов и его жена были людьми особенными, единственными в своём роде. Они люди редкой и прекрасной судьбы. У Чехова главное – одиночество писательского труда, у Книппер - сцена, кулисы, спектакли и репетиции.
« Театр дал мне жизнь, дал много горя, дал много радости, дал тебя, сделал человеком», - писала О.Л.Книппер-Чехова 16 марта 1902 года. Переписка великого драматурга и актрисы, для которой были созданы пьесы « Три сестры» и «Вишнёвый сад», мало походила на обычные супружеские письма. Ольга Леонардовны называла себя «мифической» женой, потому что больной Чехов жил в Ялте, а его жена играла в Москве на сцене. « Если мы теперь не вместе, то виноваты в этом не я и не мы, а бес, вложивший в меня бацилл, а в тебя любовь к искусству», - писал Чехов 27 сентября 1900 года. А 17 марта 1902 года грустно шутит: « Значит, скоро сделаешься знаменитой актрисой Сарой Бернар? Значит, тогда ты прогонишь меня? Или будешь брать в качестве кассира?»
Они были очень разные по своему складу люди. « У тебя никогда не было потребности поделиться. Ты человек сильный. Ты всё можешь переносить молча». У неё же эта потребность была. Ей хотелось и поговорить, и отвести душу.
Чехов же ценил сосредоточенность, был немногословен, писал охотнее, чем говорил, о своей работе не умел говорить совершенно.
И как бы не тосковал Чехов в своём ялтинском одиночестве без жены, - чувства его к ней и её ответная любовь внесли в жизнь Чехова много счастья, которым судьба не так уж баловала его. В декабре 1902 года он писал Ольге Леонардовне: « Если бы мы с тобой не были женаты, а были бы просто автор и актриса, то это бы было непостижимо глупо», - так Чехов ответил на вопрос, стоило ли ему жениться на О.Л.Книппер.

Идеал Чехова и его героев.
Жизнь чеховского героя проходит в ожидании некоего решительного поворота, яркого события. Но когда это событие происходит, оказывается, что человек не может действовать, более того, он не способен даже осмыслить происходящее, в результате чего жизнь катится по ранее намеченному пути. Жизнь непременно требует от человека принять решение, к которому чеховский герой почти не готов. Становится ясно, что не состоялся ещё один человек, ещё одна жизнь прошла впустую.

В чём же причина трагедии чеховских героев? Именно трагедии. Душа, которая не испытала высоких чувств, на самом деле пуста. Художник на первый план своих произведений выводил обыкновенных людей, обывателей. Цель существования этих героев – благоустроенный быт, размеренное течение времени, привычный порядок жизни. И всё это может разрушить одно лишь чувство – любовь. У Антона Павловича было своё представление об этом. Счастье без любви невозможно. В рассказах Чехова о любви читатель не встречает ни одного счастливого финала. Любовь у писателя не переходит в семейное русло, не разрешается счастливым браком. Чехов лишает своих героев вечного счастья, лишает потому, что герои не хотят и не могут менять свой привычный уклад жизни. А идти против заведённых обществом порядков, даже если это преследует свои личные интересы, – это подвиг. А герои Чехова – обыватели, заурядные люди. В их жизни нет места высоким чувствам. Пошлость обыденной жизни убивает любовь.

Проснуться и научиться осознавать: себя, человеческий гений, высшие цели – вот идеал Чехова и его любимых героев. Неудивительно. Ведь осуществление этого идеала должно спасти бесчисленных мир « толстых и тонких», «хамелеонов», «унтеров пришибеевых», «душечек», «попрыгуний», многих других, загубленных стихий тусклого существования. Вот о чём мечтал Чехов в далёкую для нас эпоху рубежа 19 и 20 веков.





















Литература.



Виноградова К.М. Жизнь среди народа. Чехов в Мелихове.; Детгиз: Москва; 1962.

Гитович Н. А.П. Чехов в воспоминаниях современников. М.: Худож.лит., 1986.

Сафонова Н.А. Величие человеческой души. Мелихово. Ст. Жур. « Литература в школе», стр.150, №2, 1997.


Чехов А.П. Рассказы. Повести. – М.: Дрофа: Вече, 2002.

Чехов А.П. Рассказы. Пьесы. – М.: АСТ; Олимп, 1996.


Чудаков А.П. Антон Павлович Чехов: Книга для учащихся. – М.: Просвещение, 1987.

































































































13PAGE 15


13PAGE 141315




Заголовок 1 Заголовок 2 Заголовок 315

Приложенные файлы


Добавить комментарий