Исследовательская работа.Песня на страницах романа М.А.Шолохова.

Исследовательская работа.
«ПЕСНЯ на страницах романа М.А.Шолохова «ТИХИЙ ДОН».
Автор:
МБОУ «Лицей №13» г.Ростова-на-Дону
Хабовец Татьяна Вячеславовна


« Песня начинается не с пером в руке, не на бумаге, не с строгим расчётом, но в вихре, в забвении, когда душа звучит и все члены, разрушая равнодушное, обыкновенное положение, становятся свободнее, руки невольно вскидываются на воздух и дикие волны веселья уводят от всего Оттого поэзия в песнях неуловима, очаровательна, грациозна, как музыка. Поэзия мыслей более доступна каждому, нежели поэзия звуков или, лучше сказать, поэзия поэзии».
Н.В. Гоголь.

I. Вступление. Душа народа.
Песня В чём лучше может человек открыть своё сердце, излить своё горе, поделиться радостью, выразить сочувствие, обрести уверенность, ощутить силу дружеского участия, как не в песне?
Песня – это душа народа.
Испокон веков шла она бок о бок с русским человеком, вместе с ним праздновала свадьбы и рождения, объяснялась в любви и страдала от неразделённого чувства, в поте лица добывала хлеб насущный, кружилась в хороводе, на чужбине грустила по родной сторонушке, мёрзла у костров в дальнем походе, не сдавалась на милость врагу, защищала землю русскую и русскую честь.
Песня Донского края – это широкая, открытая душа, которая размерами своими, величием и красотой заставляет вспомнить о могучем Доне, с его природой и славной героической историей. Песни Донских казаков похожи на песни волжские, северно-русские, уральские и в то же время отличаются от них. Своеобразие основано в первую очередь на обычаях, нравах, традициях, быте и славной истории донского казачества.
Тихий Дон, Дон-Батюшка, Дон-кормилец, как его любовно называют казаки, богат разнообразием природы, воинской славой его обитателей, а также многовековой песенной культурой.
Свои чувства казаки выражали в песнях. Песня сопутствовала казаку на протяжении всей его жизни. Её пели при крещении и на свадьбе, проводах на службу и встречах после похода. В песнях рассказывалось о героях-донцах, выражалась страстная любовь к главной реке родного края, к его природе. Песни пелись над колыбелью младенца и на майдане, в походах и у домашнего очага.
Донские казачьи песни отличались удивительным жанровым разнообразием, делясь на обрядовые и бытовые, исторические и походные, свадебные и хороводные. В них выражала себя казачья душа, их любовно хранили, передавали из рода в род. Трудно ещё где-либо на Руси встретить в хоровом пении такой широкий распев, богатство красок, голосов и подголосков, известное ещё и как знаменитое донское «многоголосье».
II. О новом по-новому.
1. Начало.
В мировой литературе редко встретишь художественное прозаическое произведение, в котором было бы собрано такое большое количество песенного материала, как в романе-эпопее М.А.Шолохова «Тихий Дон».
С раннего детства слышал Михаил Александрович народные казачьи песни, проникся к ним огромной любовью, ставшей любовью на всю жизнь.
Эпический замысел романа Шолохова был необычайно величественен – представить казачество, как неразрывную часть народа России, с его обычаями, нравами, традициями, познакомить весь мир с Областью войска Донского, которая до написания романа была мало кому известна, с её историей, показать казаков, колеблющихся в поиске правды века и в трагических потрясениях нашедших её.
Чтобы приступить к исполнению столь грандиозного замысла, чтобы сказать новое по-новому, Шолохову надо было найти свой ключ повествования. И он был найден в думах народных, в старинных казачьих песнях С ранних лет они пленяли воображение молодого писателя, формировали его любовь к фольклору, открывая глубины жизни человеческой. Песни эти, сначала поставленные писателем эпиграфами к роману, определили художественный тон всего повествования.
В сюжет «Тихого Дона» вошло около пятидесяти народных песен. Огромную работу провёл автор, исследуя практически все материалы того времени по истории казачества. Особое место отводилось сбору фольклорного материала, в частности народным казачьим песням. Тексты к роману были взяты не только из книг собирателей и хранителей народной донской песни А.Пивоварова «Донские казачьи песни»(Новочеркасск, 1885) и А.Савельева «Сборник донских народных песен»(Спб., 1886).
В свой роман Михаил Александрович включил не только те песни, которые он слышал у себя на родине в станице Вёшенской. В роман также вошли песни разных хуторов и станиц Донского края, которые он посещал во время создания романа.
Часть песен, включённых в роман, была передана полностью в соответствии с текстом, представленном в исторических материалах.
Некоторые же были подвержены незначительным авторским изменениям. Кое-что Шолохов сокращал, удалял риторические запевы-вопросы. Но скорбная народная дума о тяжёлой судьбе казаков-тружеников, о горюшке вдовьем и сиротском, о безутешных родительских слезах, извечно переполняющих славный тихий Дон, осталась центральной в песнях романа М.А.Шолохова «Тихий Дон».

2. Эпиграфы к книгам романа.
В истории донского казачества много величественного, эпического, по народному широкого и бессмертного. На такие мысли наталкивают начальные эпиграфы, любовно подобранные Шолоховым из всего богатства донского песенного фольклора.
Как ты, батюшка, славный тихий Дон,
Ты кормилец наш, Дон Иванович,
Про тебя лежит слава добрая,
Слава добрая, речь хорошая
(Старинная казачья песня)

Старинные казачьи песни, предваряющие первый том шолоховской эпопеи, содержат в себе указание на то, что не мирная патриархально-неторопливая жизнь обитателей Дона, а грозные «студёные ключи» истории, «бела рыбица» всколохнут и помутят неспешно текущие воды тихого Дона. Тревожные предчувствия будят слова старинной песни о «славной землюшке нашей», распаханной лошадиными копытами, засеянной казачьими головами, наполненной «отцовскими, материнскими слезами».
( ( ( Не сохами - то славная землюшка наша
распахана...
Распахана наша землюшка лошадиными
копытами,
А засеяна славная землюшка казацкими головами,
Украшен то наш тихий Дон молодыми вдовами,
Цветен наш батюшка тихий Дон сиротами,
Наполнена волна в тихом Дону отцовскими,
материнскими слезами ( ( (
(Старинная казачья песня)

Эпиграфами к книгам романа М.А. Шолохов не случайно взял песни казаков о любимой реке. Тревогой и беспокойством за судьбу казачьего народа наполнены они.
( ( ( Ой ты, наш батюшка тихий Дон!
Ой, что же ты, тихий Дон, мутнёхонек течёшь?
Ах, как мне, тихому Дону, не мутнёху течи!
Со дна меня, тиха Дона, студёны ключи бьют,
Посередь меня, тиха Дона, бела рыбица мутит.
(Старинная казачья песня)

В романе и дальнейшем займут достойное место донские песни, знатоком которых был М.А.Шолохов, остро чувствовавший их глубокие связи со всем казачьим миром. Сюжеты и образы их органически связаны с повествованием и с жизнью героев романа.
Самые первые фразы пейзажной заставки-зарисовки эпиграфов-песен сразу же сближают читателей с той казачьей землёй, на которой живут шолоховские герои, с Тихим Доном, воды которого не раз окрасятся «нержавеющей казачьей кровью».

3. Песни – отражение жизни казачества.
С первых же строк романа казачьи народные песни помогают окунуться в атмосферу уклада жизни казачества. Как известно, песня сопровождает человека на протяжении всей его жизни и отражает все важные события от рождения до смерти. Известный донской историк В.Д. Сухоруков писал: « Донец в занятиях, отдыхе, забавах - воин. Война - его стихия и гордость». Большая часть старинных казачьих песен, конечно же, о походах, и об обычаях, связанных с дальними набегами казаков.
У Шолохова в романе мы часто встречаем эпизоды, где казаки поют свои любимые старинные песни, - работа в поле, сборы в поход, привалы у костра, долгая дорога и многие другие.

( ( ( Давай служивскую заиграем?( ( (
Степан откидывает голову, прокашлявшись, заводит низким звучным голосом :

Эх, ты, зоренька - зарница,
Рано на небо взошла...
Молодая, вот она, бабенка
Поздно по воду пошла...
А мальчишка, он догадался,
Стал коня свово седлать...
Оседлал коня гнедого -
Стал бабенку догонять...
Ты позволь, позволь, бабенка,
Коня в речке напоить...( ( (
(1 часть, 1 книга, гл.5)

( ( ( А вечерами в опаловой июньской темени в поле у огня:
Поехал казак на чужбину далеку
На добром своем коне вороном
Свою он краину навеки покинул...
Ему не вернуться в отеческий дом .
Напрасно казачка его молодая
Все утро и вечер на север смотрит.<>
(VII глава, 3 часть, 1 книга)

В песнях казаки раскрывали все свои национальные чувства: любовь к Родине, уважение к традициям, честь, гордость, прославление смелости и достоинства.

( ( ( Неизъяснимо родным, теплым повеяло на Григория от знакомых слов давнишней казачьей и им не раз играной песни:

А из-за леса блестят копия мечей.
Едет сотня казаков-усачей.
Попереди офицер молодой,
Ведет сотню казаков за собой.
За мной братцы не робей, не робей!( ( (
(XXIV глава, 3 часть, 1 книга(

В новое время появляются и новые взгляды, новые мысли, а значит – и новые песни. Писатель наряду со старинными, историческими вводит и песни, которые породила война с немцами и австрийцами. И уже новые ноты слышатся читателям, ноты, окрашенные черной безотрадностью.

( ( ( Листницкий чаще всего слышал одну песню, тоскливую, несказанно грустную. Пели ее всегда в три-четыре голоса:
Ой, да разродимая моя сторонка,
Не увижу больше я тебя.
Не увижу, голос не услышу
На утренней зорьке в саду соловья.
А ты, разродимая моя мамаша,
Не печалься дюже обо мне.
Ведь не все же, моя дорогая,<( >
(II глава, 4 часть, 2 книга(
Жанровое своеобразие песен многообразно - от гимна Всевеликого Войска Донского -
<> В вагонах – те же разговоры, песни, чаще всего:
Всколыхнулся, взволновался
Православный тихий Дон.
И послушно отозвался
На призыв монарха он.
(1 кн., ч.3, 4 гл.)
до частушек, которые не раз спасали от горестных мыслей в суровые дни годины, поднимали боевой дух уставшего войска.
<> К вокзалу полк шёл с песнями. // Дергая плечом так, что лихорадочно ёжился синий погон, кидал песенник-запевала охальные слова казачьей// Сотня, нарочно сливая слова, под аккомпанемент свежекованых лошадиных копыт, несла к вокзалу, к красным вагонным куреням лишенько своё – песню:
Девица красная, щуку я поймала.
Щуку я, щуку я, щуку я поймала.
Девица красная, уху я варила<>
(1 кн., 3 часть, 7 гл.)

<> Возвращаясь с прогулки, Листницкий ещё издали услышал мощные раскаты песни и дикий, пронзительный, но складный присвист:
На войне кто не бывал,
Тот и страху не видал.
День мы мокнем, ночь дрожим,
Всею ноченьку не спим.
Море Чёрное шумит,
В кораблях огонь горит.
Огонь тушим,
Турок душим,
Слава донским казакам! (2 кн., 4 часть, 2 гл.)
Ночью, на привалах, чаще слышались песни, которые можно назвать “жалями”, - так пронизаны они были тоской по родному краю, по любимой реке, по бескрайним раздольным степям, по отчему дому, по возлюбленной.

<>и Листницкий, уходя, слышал всё ту же тоску, перелитую в песнь:
Офицер молодой богу молится.
Молодой казак домой просится:
- Ой да офицер молодой,
Отпусти меня домой,
Отпусти меня домой
К отцу,
К отцу, матери родной.
К отцу, матери родной
Да к жененке молодой.
(2 кн., 4 часть, 2 гл.)

В бою песня - радость подвига и славы, весёлая, лихая. В таких песнях горела казачья душа, раскрывалась удаль молодецкая.

На завалах мы стояли, как стена.
Пуля сыпалась, летела, как пчела.
А и что это за донские казаки –
Они рубят и сажают на штыки.
(1кн., 3 часть, 26 гл.)

<> Два голоса – обветренный, ломкий бас Долгова и мягкий, необычайно приятный тенор Атарщикова – вначале сшибались, путались, у каждого был свой темп песни, но потом голоса буйно сплелись, звучали покоряюще красиво:

Но и горд наш Дон, тихий Дон, наш батюшка –
Басурманину он не кланялся, у Москвы, как жить,
не спрашивался.
А с Туретчиной – ох, да потылице шашкой острою
век здоровался
А из года в год степь донская, наша матушка,
За пречистую мать богородицу, да за веру свою
православную,
Да за вольный Дон, что волной шумит, в бой звала
с супостатами
(2 кн., 4 часть, 11 гл.)
Застольные песни также играют в романе не маловажную роль. На отдыхе, после сражений, походов, за свадебным столом, на проводах казаки вспоминают своих героических предков и отдают им дань уважения, заводят песни исторические, появляются и лирические напевы.

( ( ( За столом с ним сидели приятели и братья, пришедшие проводить служивого, глотали водку до обеда, подпевали:

Говорили про Польшу, что богатая,
А мы разузнали-голь проклятая.
У этой у Польши корчемка стоит,
Корчма польская, королевская.
У этой корчеми три их молодца пьют,
Пруссак, да поляк, да млад донской казак.
Пруссак водку пьет - монеты кладет
Поляк водку пьет - червонцы кладет,
Казак водку пьет - ничего не кладет;
Он по корчме ходит - шпорами гремит,
Шпорами гремит - шинкарку манит:
«Шинкарочка - душечка, поедем со мной,
Поедем со мной к нам на тихий Дон,
У нас на Дону не по - вашему живут:
Не ткут, не прядут, не сеют, не жнут(( ( (
( XVIII глава, 2 часть, 1книга (

Кроме традиционных народных песен на военную тему в романе встречается ряд песен, отражающих быт, нравы и обычаи казачьего народа.

( ( ( Немазаной арбой заскрипела люлька. Дарья сонным голосом запела тихонько:
-Колода - дуда,
Иде ж ты была?
-Коней стерегла.
-Чего выстерегла?
-Коня с седлом,
С золотым махром.
-А иде ж твой конь?
-За воротами стоит.
-А иде ж ворота?
-Вода унесла.
-А иде ж гуси?
-В камыш ушли.
-А иде ж камыш?
-Девки выжали.
-А иде ж девки?
-Девки замуж ушли.
-А иде ж казаки?
-На войну пошли... ( ( (
(III глава, 1часть, 1книга)
Песенкам, считалочкам, потешкам, играм детей и молодёжи на страницах романа писатель уделяет особое внимание.
<> Соседский восьмилеток Мишка вертелся, приседая на одной ноге, - на голове у него, закрывая ему глаза, кружился непомерно просторный отцовский картуз, - и пронзительно верещал:
Дождюк, дождюк, припусти.
Мы поедем во кусты,
Богу молиться,
Христу поклониться.
(1 книга, 1 часть, 4 гл.)

Немало и лирических песен о любви. Они в полном объёме раскрывают душу влюблённых. С нежностью, с грустью, а то и с молодецкой бойкостью передавали свои чувства исполнители.
<> А в углу, свесив с лавки взлохмаченную голову, чертя рукой по загрязнённому полу, Рябчиков жалобно выводил:
Ты, мальчишечка, разбедняжечка,
Ой, ты склони свою головушку.
Ты склони свою головушку
И-эх! На правую сторонушку.
На правую, да на левую.
Да на грудь мою, грудь белую.

И, сливая с его тенорком, по-бабьи трогательно жалующимся, свой глуховатый бас, Алёшка Шамиль подтягивал:

На грудях когда лежал,
Тяжелёхонько вздыхал
Тяжелёхонько вздыхал.
И в остатний раз сказал:
« Ты прости-прощай, любовь прежняя,
Любовь прежняя, чёрт паршивая!..»
(кн.3, ч.6, гл.41)
( ( ( Степан сыплет мельчайшей, подмывающей скороговоркой:
Не садися возле меня,
Не садися возле меня,
Люди скажут - любишь меня,
Любишь меня,
Ходишь ко мне,
Любишь меня,
Ходишь ко мне,
А я роду не простого,
А я роду не простого,
Не простого –
Воровского -
Не простого,
Люблю сына князевского... ( ( (
(V глава, 1 часть,1 книга)

Ни одно событие в жизни казаков не обходилось без песен, будь ли это рождение, крещение ребёнка, проводы на службу, свадьба.

<> В кухне Дарья, подпившая и румяная, завела песню. Подхватили. Перекинули в горницу. //Плелись голоса, и, обгоняя других, сотрясая стёкла окон, грохотал Христоня.// В спальне сплошной бабий визг. /.../И в помощь – чей-то старческий, дребезжащий, как обруч на бочке, мужской голосок:

Вот и речка, вот и мост,
Через речку перевоз
А кто бы нам поднёс,
Мы бы вы-пи-ли.
Потерял, растерял
Я свой голосочек
Потерял. Ух, растерял, ух,
Я свой голосочек.
Ой, по чужим садам летучи,
Горьку ягоду-калину клюючи.
(1 книга, 1 часть. 23 гл.)
Народная песня обладает огромной объединяющей силой, вызывая и у слушателей и у песенников душевное соединение.

<> Листницкий, останавливаясь, прислушивался и чувствовал, что и его властно трогает бесхитростная грусть песни. Какая-то тугая струна натягавалась в учащающем удары сердце, низкий тембр подголоска дергал эту струну, заставлял её больно дрожат. Листницкий стоял где-нибудь неподалёку от сарая, вглядывался в осеннюю хмарь вечера и ощущал, что глаза его увлажняются слезой, остро и сладко режет веки. <>
(II глава, 4 часть, 2 книга(

Используя народные казачьи песни в романе, М.А. Шолохов раскрыл связь традиций поколений, самобытность великого народа, свято хранящего обычаи предков.
Почти в самом финале романа главный герой, едущий в обозе с отступающими казаками, слышит прошедшую через всю жизнь песню о «Ермаке, сыне Тимофеевиче» и уже не сдерживает очистительных рыданий, как молитву произносит её слова. Он сопереживает старинной казачьей песне, в которой воедино слились и русская история, и образы русской дороги-жизни, и бескрайнего русского простора:

<>Словно что-то оборвалось внутри Григория Внезапно нахлынувшие рыдания потрясли его тело, спазма перехватила горло. Глотая слёзы, он жадно ждал, когда запевала начнёт, и беззвучно шептал вслед за ним знакомые с отроческих лет слова:

Ой, как на речке было, братцы, на Камышинке,
На славных степях, на саратовских
Там жили проживали казаки – люди вольные,
Всё донские, гребенские да яицкие
Атаман у них – Ермак, сын Тимофеевич,
Есаул у них – Асташка, сын Лаврентьевич
(4 кн., часть 7, гл. 28)


III. Шолохов – этнограф и бытописатель.
Роман М.А.Шолохова «Тихий Дон» уникален. Это огромный труд не только писателя-классика, но и историка-этнографа, уроженца Донской земли.
С потрясающим мастерством фольклориста, песенника, историка, мастера слова донской писатель М.А. Шолохов познакомил весь мир с великой донской землей и с жизнью гордого, любящего свою Родину народа, - казачеством.

Благодаря неповторимому «песенному слову» писатель представляет читателям глубокий художественный анализ уклада, обычаев и нравов донцев, передает реальные картины жизни области Войска Донского в начале XX века и знакомит с историческим прошлым свободолюбивого народа. Любовь писателя к своей земле, к земле дедов и отцов, наполнила страницы романа, с которых льётся «просторная, как Дон в половодье, песня».
Велико назначение песни. Особенно песни народной, сложенной поколениями, передающейся от отцов к детям, от дедов к внукам. Она нужна каждому.
И не удивительно, что именно старая народная песня и сегодня остаётся востребовательной, любимой, поющейся. Это уже часть нас самих, без которой немыслим русский человек.
Именно поэтому главная роль в романе М.А.Шолохова «Тихий Дон» была отведена народной казачьей песне.
И сегодня песня помогает в минуты грусти и скорби, омывая душу чистыми слезами и мудрым участием, в счастливые моменты одухотворяет, сплачивает людей. В нашем мире, таком жестоком, корыстном, бессердечном, разобщающем, песня продолжает исполнять свой долг, своё предназначение.


Используемая литература.
Андриасов М. Шолохов. Сборник Издательство «Правда», М.: 1966.
Воронов В. Гений России. Страницы биографии М.А.Шолохова. Издательство АО «Цветная печать», 1995.
Доломановский Л.В. Как у Дона, у реки Советский Дон в народном творчестве. Ростовское книжное издательство, 1967.
Желтова Н.Ю. Статья «Стихия народной песни в романе М.А. Шолохова «Тихий Дон».Журнал «Литература в школе», № 9, 2004.
Листопадов А.М. Донские исторические песни. Ростовское областное книгоиздательство: Ростов-на-Дону, 1946.
Небратенко В.Б., Яцык В.Д. Край родной в художественной литературе: учебное пособие для учащихся 9-11 классов общеобразовательной школы. Ростов-на-Дону: «Издательство БАРО-ПРЕСС», 2003.
Новак Л,Фрадкина Н. Как у нас-то было на тихом Дона: Историко-этнографический очерк. – Ростов н/Д.: Кн. Изд-во, 1985.
Прийма К.И. С веком наравне: Статьи о творчестве М.А.Шолохова. – Ростов, Кн. Изд-во, 1981.
Рокчеев-Вёшенский И.Я. Песни над Доном. – Ростов, Кн. Изд-во, 1980.
10.Шолохов М.А. Тихий Дон: Роман. – В 2 т.: Книга первая. Книга вторая. – М.: Дрофа: Вече, 2002.

Аннотация.

Работа представляет собой исследование самобытной манеры изложения великого писателя. Это творческая, исследовательская работа не только по роману Шолохова. Сборники казачьих народных песен, историко-этнографические очерки, воспоминания современников мастера также были использованы при работе с произведением.

























13 PAGE \* MERGEFORMAT 142115





Приложенные файлы


Добавить комментарий