«Научно — исследовательская работа «Имена собственные в художественном пространстве рассказа Д.Гуцко «Лю..»


ИМЕНА СОБСТВЕННЫЕ В ХУДОЖЕСТВЕННОМ ПРОСТРАНСТВЕ РАССКАЗА ДЕНИСА ГУЦКО «ЛЮ…»
КУТИЩЕВА В.О., ученица 11»Б» класса
САДОВАЯ С.В., учитель русского языка и литературы
МБОУ СОШ №1 с УИОП
г.ВоронежСодержание
Введение ……………………………………………2
Глава 1. Имя собственное как объект художественной номинации……3-6
Функции имен собственных…………. …………………………………...5
Глава 2. Ономастическое пространство рассказа Д.Гуцко «Лю»……………………………………………………………………………..6-12
Глава 3. Заключение……………………………………………………………..13
Список литературы………………………………………………………………14
На современном этапе все более очевидным становится тот факт, что изучение произведения невозможно без исследования имен собственных, заключенных в тои или ином тексте. Данная исследовательская работа посвящена изучению смысловой нагрузки имени в рассказе Д.Гуцко «Лю».
Актуальность выбранной темы состоит в том, что изучение имен собственных в художественной литературе представляет теоретический и практический интерес, а особенности использования их в современных рассказах не были еще специально изучены.
Цель работы
Изучение смысловой нагрузки имен собственных в пространстве произведения.
Достижению поставленной цели служит решение следующих задач:
Выявить функциональную значимость имён собственных в рассказе.
Показать неслучайность имени в тексте, т.е. обязательное наличие для него той или иной мотивации.
Определить, какие факторы обуславливают взаимосвязь имен в произведении.
Доказать, что все имена в рамках одного произведения образуют единую антропонимическую систему.
Используемые методы исследования
Поисковый;
Метод выборки материалов;
Описательный;
Принцип анализа «вслед за автором»(В.Маранцман);
Метод анализа и обобщения.
Глава 1. Имя собственное как объект художественной номинации
В языке кроме имен нарицательных, обозначающих предмет и их свойства, явления природы прочие реалии нашей жизни, существуют и другие, особые слова, представляющие собой различные имена и названия. Это имена собственные. Обратимся к определению.
Имя собственное - существительное, называющее предмет, лицо или явление как единичное, индивидуальное, безотносительно к признакам, служащим для выделения класса предметов (Сидоров, Татьяна-на, Москва, Волга, Малая Медведица, «Адмирал Нахимов», «Униженные и оскорблённые»,«Патетическая») [1]. Таким образом, имена собственные выполняют важную функцию выделения, индивидуализации.
В составе философии имена – суть категории познания личности. Современные исследователи имеют возможность опереться на теоретическую базу, которую представила русская религиозно-философская мысль начала прошлого века, и прежде всего, на труды А.Ф.Лосева, П.А. Флоренского, С.Н.Булгакова, разработавших философию имени.
Всякое имя собственное – слово, но слово, получившее совершенно особые свойства, новую окраску. Эти свойства заставляют людей ощущать в нем более тесную связь с самим человеком, его носителем. Имя – это материализованная идея. Она не всегда поддается буквальной расшифровке и точному смысловому прочтению, но внутренний смысл является безусловным, непременным качеством имени. В частности, С.Н. Булгаков отмечал: «Имя есть сила, семя, энергия, оно формирует, изнутри определяет своего носителя; не он носит имя, которым называется, но в известном смысле оно его носит, как внутренняя целепричина, по силе которой желудь развивается дубом, а зерно - пшеничным колосом...» [2]. Таким образом, имя и задает в бытии человека тот исходный творческий смысл, который затем реализуется во всей его деятельности, поэтому имя является одной из древнейших тайн и загадок человечества.
Сегодня имена собственные стали объектом изучения представителей самых разнообразных наук. В лингвистике раздел, изучающий имена собственные, называется ономастикой [от греч. ὀνομαστική (τέχνη) — искусство давать имена]. Термином «ономастика» называют также совокупность собственных имён, которая обозначается и термином «онимия»[3].
Соответственно, в литературоведении выделяется раздел поэтической, или литературной, ономастики, который изучает  имена собственные, встречающиеся в художественном тексте.
Одним из важнейших разделов ономастики является антропони́мика (греч. ἄνθρωπος — человек и ὄνομα — имя), изучающая антропонимы — имена людей (принимающие различные формы, например: Пётр Николаевич Амехин, Иван Калита, Игорь Кио, Пеле) и их отдельные составляющие (личные имена, отчества, фамилии, прозвища, псевдонимы и т. п.);их происхождение, эволюцию, закономерности их функционирования.
Научное изучение проблемы имени ведется очень давно, в области филологии несомненный интерес представляют работы Ю.Н.Тынянова, Б.В.Томашевского, В.М,Жирмунского, Б.Эйхенбаума, М.М Бахтина, Ю.М.Лотмана.
Традиционно при анализе собственных имен в художественной литературе и персонификации художественного образа (одушевленного или неодушевлённого) употребляли термины имя или имя собственное. Применительно к художественным текстам они конкретизировались: имя действующего лица, имя литературного персонажа, имя персонажа.
В частности, В.А. Никонов дает следующее определение: «Имя персонажа – одно из средств, создающих художественный образ, оно может характеризовать социальную принадлежность персонажа, передавать национальный и местный колорит, а если действие происходит в прошлом, то воссоздавать историческую правду (или разрушать ее, если имя выбрано вопреки правде)».[4]
Читая произведение, мы фиксируем в своем сознании героя, в частности по внешнему виду, поступкам, речи. Каждый раз, когда персонаж появляется в повествовании, читатель связывает его черты с именем, т.е. подспудно с ним ассоциируется определенный настрой.
А.Ф.Лосев писал в «Философии имени»: «Знать имя вещи - значит быть в состоянии в разуме приближаться к ней или удаляться от нее. Знать имя – значит уметь пользоваться вещью в том или другом смысле»[5]. Получается, что в литературном произведении имя собственное, его смысл и форма не бывают случайными. Появление именования определяется сюжетно-тематическим содержанием произведения, его ведущими идеями, законами жанра и стилистической системой текста в целом. Литературный оним, концентрируя в себе необходимые образные смыслы, отражает авторское понимание событий и фактов, передает читателю скрытую информацию, извлекаемую благодаря способности имени порождать ассоциативные значения. Имена собственные в качестве элемента художественного произведения являются одним из важных средств создания образа. Наряду с этим онимы играют значительную роль в формировании идеи произведения в целом. Точный выбор имени собственного во многом определяет смысловую и эмоциональную заданность текста в целом. Внимательно изучая значение имен собственных, способы преобразования формы имени, мы понимаем, что онимы образуют ономастическое пространство художественного текста.
«Организующая роль ономастического пространства в структуре художественного текста обусловливается системностью этого пространства: группировкой имен собственных по лексическим разрядам в зависимости от семантической функции, их словообразовательными особенностями, стилистической принадлежностью, отношением к категории узуальности (общеупотребительности), степенью экспрессивности»- отмечает В.Н.Михайлов[6]. Всё это отражается в художественном произведении и играет конструктивную роль в передаче человеческих отношений, возрастных оценок и иных характеристик.
Таким образом, имя в художественном произведении представляет собой обширное поле для исследования различных сторон литературного творчества: от частных вопросов стилистики до его идейно-художественного содержания.
Специфика образно – художественного осмысления слова сказывается и на функциях имен собственных, включенных в состав литературного произведения. Обычно выделяется следующий ряд функций:
номинативная:
Так, в России XVIII в. крестьянских девочек часто называли Василисами, Феклами, Федосьями, Маврами. В дворянских семьях бытовали тогда такие женские имена, которые были неупотребительны у крестьянок: Ольга, Екатерина, Елизавета, Александра.
идеологическая:
Например, фамилия чеховского унтера Пришибеева сообщает, что дело происходит в России, определяет персонаж как резко отрицательный.
характеризующая:
Скотинин (Д.И.Фонвизин «Недоросль»), Хорь, лесник Бирюк (Тургенев «Записки охотника»). эстетическая
К этой функции относятся все бросающиеся в глаза особенности онима, его нестандартность, неблагозвучность, несочетаемость, например имена-аббревиатуры (Омон Кривомазов - Пелевин В. «Омон Ра» )символическая
Совпадение имени персонажа с именем собственным известного исторического, мифологического лица или другого литературного персонажа, например, Алкид и Фемистоклюс Маниловы в поэме Н.В.Гоголя «Мертвые души»
Таким образом, изучение имени собственного включает исследование структур организации ономастического пространства, принципов и способов номинации персонажей, стилистических функций онимов, их ассоциативных связей, соотнесенных с реализацией конкретного образа, замысла произведения, позиции автора.
Глава 2. Ономастическое пространство рассказа Д.Гуцко «Лю»
Д.Гуцко сумел заявить о себе в современном литературном мире как об одном из сильнейших молодых прозаиков, собрав достаточное количество имеющихся на сегодня литературных премий России: участник Форума молодых писателей России, лауреат премии «Букер — Открытая Россия» (2005), лауреат Международной открытой литературной премии «Куликово Поле» в номинации «Публицистика» (2014). В прозе молодого автора присутствуют и традиции, и авангард, и немыслимые эксперименты.
В своих произведениях автор особое внимание уделяет именам героев, ведь рассказ как малая форма предполагает точность и краткость изложения, наличие деталей, способных ёмко и точно донести мысль писателя. У Д.Гуцко такой деталью является имя, способное дать представление о художественном пространстве без введения в текст статических описательных мотивов. Мастерство автора прекрасно отражено в рассказе «Лю» о первом слове ребенка, который не нужен своим запойным родителям.
Герои повествования являются семьей, состоящей из отца, матери и двух детей. Сюжет построен на описании типичного вечера в их доме. Взрослые – пьяницы, принадлежат миру людей, где отсутствуют нравственные ценности, и, к сожалению, дети растут именно в такой среде. Особый акцент сделан на описании их внутреннего состояния. Также есть персонаж, место которого в данной системе взаимоотношений мы понимаем не сразу (старушка Евлампиха, нарушившая «покой», когда захотела забрать младшего ребенка к себе на ночь, чтобы тот избежал побоев со стороны отца). Оказывается, что это мать героини, которой здесь не рады. Нельзя сказать, что члены этой семьи находятся в прекрасных отношениях. Писатель даже не называет их семьей, так как нет объединяющего начала. Мир этих людей Д.Гуцко описывает с помощью классических литературных методов. Здесь есть внимание к деталям, емкие образы коротким штрихом, глубокий взгляд на реальность. Таким образом, на первый план выступают социальные проблемы, безрадостность жизни, ужасающий мир детства, но внимательное изучение выбора имен собственных, их смысла и значения помогает глубже проникнуть в суть изображаемых ситуаций.
При первом прочтении можно разделить героев на группы, к примеру, возрастные.

Рис.1
Такая расстановка наводит на размышления. Объединяет ли что-то героев помимо кровной связи? Что должно измениться в данной системе образов и в жизни героев? Ответ подсказывают имена собственные.
Сом
Единственный взрослый мужчина в рассказе. Традиционно отец должен являться опорой семьи, быть мужественным, честным, уделять внимание воспитанию собственных детей, обеспечивать их защиту, являться примером для них. В произведении образ героя абсолютно не соответствует данному описанию. Начнем с того, что у него нет имени, читателю представлена кличка Сом.
О соотношении имени и прозвища размышлял М.М.Бахтин, отмечавший связь имени с высшим миром богов и духов, а прозвище относивший к повседневной земной жизни. С течением времени прозвище приобретало все более принижающий характер, а прославляющая функция имени приобретала социальные особенности. «Сущность любого имени,- считает М.М.Бахтин,- благословение и хвала. Имя по сущности своей положительно. Прозвище же тяготеет к бранному, к проклинающему полюсу языковой жизни. Если именем зовут и призывают, то прозвищем скорее разгоняют, пуская его вслед, как ругательство» [7].
Немаловажно и лексическое значение слова «сом» в соотношении с характером героя. Используем метод аналогии. Сом (муж. рыба Silurus glanis) - головастая, хищная и прожорливая (также питается падалью) акула больших рек; глотает уток и гусей, нередко хватал и купальщиков.[8]
Цвет сома, во многом, зависит от среды обитания, спина обычно почти чёрного цвета. Цвет молодых особей несколько ярче. А тело и голова старых сомов – темнее. Лексическое значение слова подтверждается изображением, которое Д.Гуцко приводит в самом начале рассказа.«Чёрен. Не цветом, а изнутри как-то», «сегодня не в духе», « Нижняя губа разбита, левое ухо торчит лиловым локатором. Локти разбросаны по столу и подоконнику так широко, будто он и впрямь пытается – развалиться».Примечательно то, что в произведении присутствует всего одна реплика данного героя, но создается целостный образ пьющего человека, безнравственного, позволяющего себе бить детей. Становится ясно, что именно для передачи душевной пустоты, автор не наделяет героя именем, читатель видит лишь кличку, прозвище. Клички — непременный атрибут криминальной субкультуры, что дает представление о жизни Сома.
В итоге создается образ пронырливого, изворотливого, жестокого человека. Становится ясно, что изменить его душевные качества не представляется возможным.
Нинка
Героиня носит имя легендарного ассирийского правителя Нина столицы Ниневии. Женский вариант имени получил значение «царица». В шумерском языке  Нин значит «госпожа» — элемент имён богинь и богов; Святая Нина (Нино), просветительница Грузии, почитается во всех православных церквях, но особой популярностью всегда пользовалась в Закавказье.  Применительно к героине срабатывает стилистический эффект обманутого ожидания.
Она, мать, задача которой, казалось бы, нести радость тепло, уют в дом, хранить домашний очаг, обеспечивать любовь.
Но героиня - женщина, ощущающая себя хозяйкой, которой на самом деле может лишь подражать. «– Ну давайте, давайте, – Нинка суетится. – Садимся.»«Представляет из себя хозяйку, для чего, отклячив зад, вращается туда-сюда вокруг оси, мечет на стол хлеб, соль, помидоры, в жирном ореоле и колечках лука селёдку на четвертушке газеты.»Она ругает сына (Ваську) вместо похвалы, когда тот, говоря, что зашил порванную обувь, желает добиться доброго отклика.
Ёе речь наполнена нецензурной лексикой, а действия показывают присущую ей жестокость. «Но Нинка принялась ругать его» «И хлестала» «На кухне кричит Нинка. Она всегда кричит.»Таким образом, поведение героини не соответствует значению имени, и понять это помогает способ образования слова. Нинка. Суффикс «к» при добавлении к основе слова образует существительное со значением фамильярности или пренебрежительности, что отражает отношение автора к данному персонажу, а также характеризует среду, в которой находятся герои.
Имя героини отражает двойственность, половинчатость. Кроме жестокости, присутствует и забота, отраженная в действиях героини. «Хлестала, но не очень сильно, Потом она вытерла пол... Походила, поворчала и достала банан.
–На...ешь...».
Материнские функции не до конца утрачены, но выполняются ….Поэтому образ Нинки неоднозначен, кажется, что она находится где-то между миром людей с отсутствием представлений о нравственности и миром, где истинной ценностью являются семья и любовь.
ЕвлампихаПолное имя героини представлено не сразу, но звучание отчества приковывает к себе внимание своей необычностью.
Евлампия — (Святые: 23 (10)октября —мученица Евлампия) «светящаяся». Имя бытовало со времен древней Византии и утратило свою значимость в наши дни, что подчеркивает социально – культурную обусловленность онима. Герой с таким именем должен принадлежать к другой социальной среде, иному духовному уровню, нежели у Нинки и Сома. Можно даже говорить о стилистическом приеме Д.Гуцко. Вспомним рассказ «Осенний человек».
Он представил: “Эллина Ильинична”, – но немного запнулся и проглотил “а” в ее имени. И тут же воображение сыграло со мной в веселую игру: передо мной стоял эллин Ильинична, эллин по прозвищу Ильинична. На его пыльных с дороги ногах были кожаные сандалии. Длинные ремешки перехватывали голени крест-накрест. Одет он был, как полагается, в тунику. За спиной эллина торопливо достраивались в шеренги легионеры, философы, гетеры, патриции...
Действительно, в словах и поступках Евлампихи мы видим проявление заботы и сострадания: она хочет предложить маленькому ребенку героев логопеда, пытается избавить его от такого ужасного окружения хотя бы на одну ночь и, когда не удается, не боится прямо обратиться к Сому, представляющему опасность.
« – А ты смотри мне, чтоб малыша пальцем не трогал! Смотри не смей, милицию вызову!»
Ближе к финалу звучание отчества будет усилено именем, которое мы услышим из уст Сома:
«– Ну что вы, Екатерина Евлампиевна, – широко осклабясь, тянет Сом. – Ну что вы, – тянет слова как жёваную карамельку. – Ну раз сорвался, с кем не бывает...»
Кажется, выговаривая эти слова, он хочет притвориться, что не причастен к «низшему миру» пьяных людей. Но глаголы, передающие его речь, показывают истинную сущность героя. Он не испытывает никакой вины и душевных терзаний, позволяя себе бить ребенка.
Екатери́на - (др.греч.)— «вечно чистая»; «чистый, непорочный».
Екатерина Евлампиевна действительно кажется чистой, излучающей свет в этом «темном царстве». Кроме Евлампихи, никто не произведении не совершает добрых поступков (подарила Алешке игрушку, о котором он вспоминает, услышав ее голос, «радостно вздрогнув».) В данном случае действия героини полностью соответствуют имени. Она - единственный взрослый, кто заслуживает права называться «человек».
Но почему же отчество героини в рассказе звучит не в полной литературной форме, а Евлампиха. В данном случае модель образования слова с помощью суффикса – их- подсказывает нам авторское отношение: что –то неправильно было в жизни самой героини, раз она воспитала такую дочь. Сниженное звучание слова ( ср. купчиха, бомжиха) подчеркивает двойственное к ней отношение автора.
Васька
Старший из детей, представленных в рассказе. Читатель видит, что он человек, полностью понимающий окружающие его реалии, он сам – часть этого мира. «Сом… закуривает, осторожно щупая фильтр битой губой. На запах приходит Васька. В одном кеде, второй несёт за вытянувшийся шнурок, словно дохлую крысу за хвост. Косится – очень хочется курить, но попросить он пока не решается.»Как это ни удивительно, но ему присущи любовь к родному человеку, чувство ответственности за ребенка. Ведь он мог избежать общения с людьми, собирающимися пить и дебоширить, однако Васька способен сострадать и стать на защиту того, кто слабее. «Васька вообще ушёл бы на сегодня, но две бутылки «Столичной» и три пива на кухонном столе... Наверняка, гад, сорвёт на нём с Нинкой. Васька заранее морщится. Слинять бы вовремя. Хотя... может ведь оторваться на малом. В последнее время взъелся на малого всерьёз.»Интересным является выбор имени героя. Васи́лий (др.греч.)— «царский, царственный» — в древнегреческой мифологии эпитет Зевса и Посейдона; βασιλεύς (басилевс) — «царь, монарх, правитель».
Сопоставляя поведение Васьки и его имя, можно отметить, что его царственность заключается в желании защитить близкого человека. Как и истинный правитель государства, который превыше всего ценит народ, так и герой отодвигает на второй план свои желания. Но суффикс - «к», снова используемый писателем, корректирует представления о герое: создается резкая, неблагозвучная для слуха форма слова, – Васька. Как и в случае с Нинкой, это показывает влияние среды. Однако хочется верить, что герой способен стать Василием, его путь к лучшей жизни только начинается, и имя поможет сделать правильный выбор.
Алешка
Герой, вокруг которого построен сюжет произведения, может по праву называться главным персонажем.
Он - маленький ребенок, еще не способный говорить, но понимающий всё, что происходит вокруг него. Мы видим, как Алешка несчастлив, какие ужасные условия созданы для его взросления. «Ноет и ледяным языком лижет спину сквозняк.». «Он заспешил к брошенному на угол софы банану, но тут дверь хлопнула – появился Сом. Алёшка убежал за занавеску и так и сидит здесь тихонько на корточках, сопит в коленки.»«Защищать», «отражать», «предотвращать» - означает имя Алексей. Казалось бы, кого может защитить этот маленький ребенок, которого самого нужно спасать? Но первое слово, произносимое Алешкой, представляет всего лишь слог «лю». Можно предположить, что это или слово «любовь», или глагол 1-ого лица «люблю».
«– Лю... – повторяет он и с серьёзной нежностью заглядывает в выпуклый чёрный глаз и серую пуговку...
– Лю... – и кормит его бананом, ждёт, чтобы тот откусил, и только потом отводит руку...
– Лю...»
Возникает мысль, что именно он - та самая надежда для людей, находящихся на нравственном дне. Своей любовью, истинностью чувств он мог бы изменить окружающих. Это подтверждает даже способ суффиксации, образующий его имя. Оно лишь немного похоже на имена других героев (Васька и Нинка), но в данном случае суффикс - «к» не придает слову Алешка грубости и фамильярности.
Первое произнесенное Алешкой слово – «лю» - позволяет автору ввести в текст произведения еще одно имя собственное – Любовь, которая должна вернуться к этим людям, помочь им наладить свою жизнь. Герои не могут любить, по крайней мере, сейчас. Но имена собственные подсказывают, что все, кроме одного из них - Сома, могут измениться. Поэтому и разделение героев по возрастному принципу, определенное в начале анализа, не отображает верный способ группировки имен собственных в рассказе. Более правильным будет объединить взрослых и детей по их способности испытывать любовь.

Рис.2
Сом – единственный, кому не дано имя, уже не сможет никогда стать честным, настоящим членом общества.
Нинка – уже не Нина («богиня»), но есть надежда на исправление.
Васька может определить свое будущее сам (и имя подсказывает его путь).
Евлампиха почти готова стать по-настоящему Екатериной Евлампиевной в глазах окружающих.
Алешка (Алексей), – тот, для которого отрыты все дороги, его судьба не ясна, но хочется надеяться, что его жизни не будет больше жестокости, насилия, она озарится светом любви.
Таким образом, имена собственные в данном рассказе играют очень важную роль. Изучение функциональной значимости имен персонажей показало, что они вовсе не случайно выбраны автором, это целая знаковая система. характеризующая и внутренний мир героев, и их взаимоотношения, и предназначенную им роль в развивающихся событиях. А самое главное, имя служит одним из важных средств воплощения авторского замысла.
Заключение
Таким образом, проанализировав произведение и увидев особенный смысл имен, которыми наделил автор героев, можно сделать вывод, что имена собственные являются очень важным элементом создания художественного пространства произведения. Они делают образы героев более целостными, помогают реализовать задумку автора, а их способ употребления Д.Гуцко – осознанный и многозначащий.
Приведенный анализ доказал, что ономастикон творчества Д.Гуцко многопланов и является ценнейшим компонентом в системе средств художественной выразительности.
В рассказе можно выделить такие характерный особенности: употребление не только имен, но и кличек; использование суффиксов -к-, -их-, придающих негативный оттенок персонажам.
Семантический потенциал имен позволяет глубже понять художественный мир писателя, отношение автора к героям, формирует подтекст и имеет важное общетеоретическое значение для понимания творчества в целом.
Список литературы
Краткий понятийно-терминологический справочник по этимологии и исторической лексикологии. — Российская академия наук, Институт русского языка им. В. В. Виноградова РАН, Этимология и история слов русского языка . Ж. Ж. Варбот, А. Ф. Журавлев . 1998.
Булгаков С.Н. «Философия имени» СПб, 1998 - стр. 5
Лингвистический энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия. Гл. ред. В. Н. Ярцева. 1990.
Никонов В. А. Имя и общество. М., 1974. – стр. 234.
А.Ф. Лосев Философия имени/ самое-самое: сочинения. М.,1999 – стр.185
Михайлов В.Н. Роль ономастической лексики в структурно-семантической организации художественного текста// «Русская ономастика. М., 1984 – стр. 60
Бахтин М.М. Дополнения и изменения к «Рабле»//Вопросы философии. 1992 №1.
Толковый словарь Даля. В.И. Даль. 1863-1866.

Приложенные файлы


Добавить комментарий