ПАРАМЕТРИЧЕСКИЕ ПРИЛАГАТЕЛЬНЫЕ «БЛИЗКО-ДАЛЕКО» В АНГЛИЙСКОМ И БАШКИРСКОМ ЯЗЫКАХ


ПАРАМЕТРИЧЕСКИЕ ПРИЛАГАТЕЛЬНЫЕ «БЛИЗКО-ДАЛЕКО» В АНГЛИЙСКОМ И БАШКИРСКОМ ЯЗЫКАХ
Данная статья посвящена когнитивному изучению пары параметрических прилагательных “близко” и “далеко”. В работе изучены механизмы и средства репрезентации национально-культурных представлений о восприятии пространства в двух неблизкородственных языках посредством данной пары параметрических прилагательных, а также дан анализ семантической структуры языковых средств, выражающих пространственные отношения.
Современное языкознание связано с некоторыми понятиями, имеющими точки соприкосновения с другими науками. Данное исследование проводится в русле одного из наиболее активно исследуемых направлений в лингвистике: лингвокультурологии – области лингвистики, которая занимается изучением связи языка и культуры.
Согласно многочисленным теориям и научным школам пространство является одной из базовых культурных универсалий. Восприятие пространства и его отражение по-разному реализовывается в разных культурах и, соответственно, по-разному отображается в системе языка. Выявление таких сходств и различий является крайне важным в исследованиях подобного рода. Именно в этом заключается актуальность данного исследования.
Изучение национально-культурных представлений человека о мире в современных исследованиях чаще всего связано с выявлением и описанием концепта [Н.Д. Арутюнова, А. Вежбицкая, Е.С. Кубрякова, В.Н. Телия и др.]. Е.С. Кубрякова отмечает, что концепт - «это оперативная содержательная единица памяти ментального лексикона, концептуальный системы мозга (lingua mentalis), всей картины мира, отраженной в человеческой психике» [КСКТ1996:90].Заниматься концептуальным анализом, по А. Вежбицкой, значит анализировать языки, которыми лингвист владеет сам, применяя все данные культурно-антропологического характера [Вежбицкая 1997].
Основным методом исследования в нашей работе явился дескриптивный метод, то есть метод естественного наблюдения над языковыми явлениями и их описание, также при сопоставлении языковых явлений башкирского, английского и русского языков применялся сравнительно-сопоставительный метод.
В ходе сопоставительного анализа, мы выяснили, что отношение к пространству неоднородно. Как и понятие «близко» понятие «далеко» также рассматривается двояко в данных языках. И в башкирском, и в английском языках часто когда «близко» означает, что это удобно (near at hand, ҡул осонда). Однако у башкир есть и такая тенденция, что близко – это не всегда хорошо, например, пословица Алыҫтан ат алма, яҡындан ҡыҙ алма или Ат алһаң, яҡындан ал, ҡатын алһаң, алыҫтан ал.
Нужно отметить, что общая специфика параметрических адъективов заключается в оценке. Оценивая предметы или события, субъект «опирается, с одной стороны, на свое отношение к объекту оценки, а с другой – на стереотипные представления об объекте и шкалу оценок, на которой расположены присущие объекту признаки [Вольф, 1985, 23]. Исходя из этого, параметрические слова нужно считать оценочными [Вольф, 1985, 28], точнее количественно-оценочными.
Понятия «близко/далеко» являются антонимической парой, поэтому эти слова можно встретить в пословицах, где они противопоставляются друг другу, таким образом, эксплицируя свои значения.
The furthest way about is the nearest way home – самая длинная окольная дорога – ближайший путь домой.
So near and yet so far (рус. эквивалент Близок локоть, да не укусишь).Яҡынға ҡыҙ бирһәң — тоҡ-тоҡ хәбәр килер, ҡырға ҡыҙ бирһәң — тоҡ-тоҡ күстәнәс килер.
Алыҫтың яҡыны бар.
Нужно также отметить, параметр удаленности не является просто расстоянием в сантиметрах или метрах. Его подсознательная значимость состоит в большей или меньшей вероятности быть атакованным, эффективно защититься или напасть” (Филимоненко Ю.И. Отношение к пространству как функция подсознания// Психологические проблемы самореализации личности/). Башкирский народный афоризм «Йыраҡ тип ханга тел тейҙермә — ҡулы етер, Насар тип ирҙе әрләмә — ҡарыуы етер» - является доказательством этого утверждения.
Другую важную роль понятия «близко/далеко» имеют в раскрытии отношений (близкий друг – связанный тесным личным общением, дружбой, любовью). В обоих сравниваемых языках они раскрывают похожее значение.
«I am almost the nearest relation he has in the world, and am entitled to know all his dearest concerns. - Будучи чуть ли не самой близкой его родственницей, я вправе знать, что таится в его душе» (“Pride and prejudice” Jane Austen).
«Ләкин ул үҙенең яҡын туғандары Әкембәт, Бәйембәт, Иҫәнбәттән айырылып йәшәүҙе бер ҙә яратмаған, ти» (З. Бейешева «Кәмһетелгәндәр»).
«В тот день наш близкий друг мадам Вьерно ушла к кармелиткам, не сказавшись никому из родных» [С.Моэм, «Разрисованная вуаль»].
Особенности связанные с восприятием расстояния связаны с ментальным фактором, лежащим в основе измерения пространства. Далеко находится то, что незнакомо, неизвестно, например, вымышленные сказочные, фольклорные места или мифические места (ер ҡырыйында,ер сигендә, йәһәннәмдә, һ.б.), места, где человек никогда не был, которые ему трудно представить («Йорттан сыға алмағандары лимон-әфлисундар үҫкән йыраҡ ерҙәр, шаулы диңгеҙҙәр, ҡыш булмай торған илдәр, тән булмай торған яҡтар тураһында хыялланалар», М.Кәрим «Өс таған»). К неизвестному башкиры относят и страны или республики с иной культурой («Мин һинең урыныңда булһам, ҡайҙа булһа ла йыраҡҡараҡ олағыр инем. Чукоткағамы шунда, Ямал ярымутрауынамы - аҙмы ни беҙҙең Рәсәй-әсәйҙә һинең кеүек фиҙакәрҙәр кәрәк булған урын» Г. Ғиззәтуллина, «Йәннәт»). Близко же в сознании башкир находятся хорошо знакомые, привычные места, страны со схожей культуры, в частности и азиатские страны. Значение «очень далеко», переходящее в значение «неизвестно где», является центральным, определяющим, доминирующим в языковом сознании башкирского народа.
Предмет считается близким, если до него можно дотронуться, прикоснуться к нему (идиома near at hand - If something is near at hand - it is near enough to you for you to reach it.). Те же предметы, до которых дотянуться невозможно, находятся далеко (“Those bare rooms and the white corridors, austere and simple, seemed to possess the spirit of something remote and mystical.” W.S. Maugham “The Painted Veil”). Значит, в данном случае маркером расстояния является вытянутая рука.
Е.С. Яковлева в своей работе «Фрагменты русской языковой картины мира» пишет, что «прилагательные «близкий/далекий» (и их краткие формы) употребляются по преимуществу в переносном значении. В этой бездонной лазури, // В сумерках близкой весны //Плакали зимние бури, // Реяли звездные сны (А. Блок)…» [Е.С. Яковлева, с. 55].
Если предмет или объект можно услышать, то это расстояние считается близким. Рассмотрим пример, Elizabeth Bennet had been obliged, by the scarcity of gentlemen, to sit down for two dances; and during part of that time, Mr. Darcy had been standing near enough for her to hear a conversation between him and Mr. Bingley, who came from the dance for a few minutes, to press his friend to join it. [“The pride and prejudice”, Jane Austen]. - Из-за недостатка кавалеров Элизабет Беннет была вынуждена в течение двух танцев просидеть у стены. При этом ей невольно пришлось подслушать разговор между мистером Дарси, который стоял неподалеку, и мистером Бингли, на минуту покинувшим танцующих для того, чтобы уговорить своего друга последовать их примеру. [«Гордость и предубеждение» Дж.Остин].
Тора-бара ул Хамматтың үҙен күреү генә түгел, ҡайҙалыр яҡында ҡалын күкрәк тауышын ишетһә лә ҡаушап, юғалып ҡала торған булды.[З. Бейешева «Кәмһетелгәндәр»].
Итак, носители башкирской и английской лингвокультур отличаются своим образом жизни, культурой и типом мышления, но наравне с различиями можно определить некие сходства данных сем. При описании полюсов оппозиции «близко/далеко» материалом для исследования послужили английские и башкирские устойчивые сочетания, в состав которых, мы включены фразеологизмы, афоризмы, пословицы и поговорки, в концептуальном ядре значения которых представлены семы «далеко» или «близко». Таким образом, в сознании людей при восприятии удаленности/близости выделяют следующие факторы:
Ментальный характер (то, о чем мы знаем, то, что можем увидеть, услышать, потрогать находится близко, а то, что не можем – далеко). Образ жизни носителей языка. Необходимо учитывать образ жизни и природные условия проживания, так например, если это горная местность, то жителям свойственен горный тип мышления (нужно отметить, что башкирам свойственен как горный, так и равнинный тип мышления, т.к. они проживают на территории, которая охватывает горы, равнины, степи), а англичанам не свойственен горный тип мышления. Они со всех сторон окружены водой, это тоже в значительной степени влияет на определение пространства.
Субъективный характер оценки близости/удаленности (для башкир если страна имеет одинаковые обычаи и традиции, то он несмотря на значительное расстояние, считается близким).
Оценивание усилий, которые нужно преодолеть, чтобы достичь конкретного места.
Таким образом, восприятие расстояния, понятия «далеко» и «близко» в сознании представителей английской и башкирской лингвокультур неразрывно связаны с антропоморфическими параметрами, видимостью объекта, с его привычностью, с усилиями и временем, которые необходимо затратить для достижения объекта, а также обусловлены субъективными факторами. Арутюнова Н.Д. Язык и мир человека. – 2-е изд., испр. – М.: Языки русской культуры, 1999. – 896 с.
Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание. – М.: Русские словари, 1997. – 410 с.
Вольф Е.М. Функциональная семантика оценки. – М.: Наука, 1985.–228 с.
Кубрякова Е.С. Семантика в когнитивной лингвистике (о концепте контейнера и формах его объективизации в языке). Известия АН. [Серия литературы и языка]. 1999, том 58, №5-6. С.3-12
Маслова В.А. Лингвокультурология. – М.: Изд. Центр «Академия», 2001. – 208 с.
Телия В.Н.Русская фразеология. Семантический, прагматический, лингвокультурологический аспекты. – М.: Языки русской культуры, 1996.
Филимоненко Ю.И. Отношение к пространству как функция подсознания//Психологические проблемы самореализации личности /Под. ред. А.А. Реана, Л.А. Коростылевой. Вып. 2 – СПб., 1998. – С. 119-135
Яковлева Е.С. Фрагменты русской языковой картины мира (модели пространства, времени и восприятия). – М.: Гнозис, 1994. – 344 с.
 ©Файзуллина  Г.Ф, 2015

Приложенные файлы


Добавить комментарий