«Конспект урока по литературе на тему «Литература русского зарубежья, жизнь и творчество Иосифа Александровича Бродского» (11 класс)»


Урок №
Тема урока: Литература русского зарубежья. Жизнь и творчество Иосифа Александровича Бродского
Цели урока:
Организационный момент
1. Литература русского зарубежья
2. Жизненный путь Иосифа Александровича Бродского
3. Художественный мир поэта
4. Чтение и анализ избранных произведений
Ход урока:
1. Литература русского зарубежья
Литература русского зарубежья – направление русской литературы, возникшее после большевистского переворота 1917 года. Писатели и раньше уезжали из России, но после 17-го года из России уехало около 2 млн человек, вернулось всего 200 тысяч. Именно тогда возникло понятие «русское зарубежье».
2) Три волны русской эмиграции
Первая волна: После 1917 года
Среди них были: Дмитрий Мережковский и Зинаида Гиппиус, Владислав Ходасевич, Марина Цветаева, Владимир Набоков…
Изначально русское зарубежье представляло собой «Россию в миниатюре», этому способствовало ожидание скорого возвращение на Родину. Мысль о том, что не следует терять время и надо готовить себя к дальнейшему служению России привела: к возникновению русских школ, университетов, возникновению русских газет, развитию русской науки, русского театра… Писатели первой волны видели свой долг в сохранении гуманистических традиций Пушкина, проповедовали русскую идею соборности,
Одной из главных тем творчества писателей первой волны стала тема отвержения западного общества с его капитализмом и бездуховностью.
И с омерзением приемлю,
И с отвращением смотрю
На прогнивающую землю
И безобразную зарю,
И небо пухнет надо мной,
И падаль чувствую дыханьем,
А утренний прозрачный гной
Мне отравляет обонянье.
Также, сквозным лейтмотивом русской литературы первой волны проходит тема России и тоски по ней:
Когда мы в Россию вернемся... о Гамлет восточный, когда? -
Пешком, по размытым дорогам, в стоградусные холода,
Без всяких коней и триумфов, без всяких там кликов, пешком,
Но только наверное знать бы, что вовремя мы добредем...
Пора собираться. Светает. Пора бы и трогаться в путь.
Две медных монеты на веки. Скрещенные руки на грудь.
Сергей Адамович
Одной из наиболее распространенных тем была жизнь самой эмиграции
Приезжают наши беженцы, изможденные, почерневшие от голода и страха, отъедаются, успокаиваются, осматриваются, как бы наладить новую жизнь, и вдруг гаснут.
Тускнеют глаза, опускаются вялые руки и вянет душа -- душа, обращенная на восток.
Боялись смерти большевистской -- и умерли смертью здесь.
Думаем только о том, что теперь там. Интересуемся только тем, что приходит оттуда.
Тэффи
Вторая волна: 30-е годы
Среди них были писатели: Иван Елагин, Дмитрий Кленовский, Валентна Сенкевич…
Ко второй волне принадлежали люди, не желавшие признавать советскую власть, а также военнопленные, опасавшихся возвращаться домой, где их могли ожидать советские лагеря; Если беженцы первой волны испытывали ужасы революции и гражданской войны, то на долю второй волны выпал Сталинский Гулаг.
Для них были характерны политические темы:
Иван Елагин «Амнистия»
Еще жив человек,Расстрелявший отца моегоЛетом в Киеве, в тридцать восьмом.Вероятно, на пенсию вышел.Живет на покоеИ дело привычное бросил.Ну, а если он умер, –Наверное, жив человек,Что пред самым расстреломТолстойПроволокоюЗакручивалРукиОтцу моемуЗа спиной.Верно, тоже на пенсию вышел.А если он умер,То, наверное, жив человек,Что пытал на допросах отца.Этот, верно,на очень хорошую пенсию вышел.Может быть, конвоир еще жив,Что отца выводил на расстрел.Если бы я захотел,Я на родину мог бы вернуться.Я слышал,Что все эти людиПростили меня.
Постепенно писатели отходят от обличительных тем и приходят к идее смирения:
Пора принять нам свой жребий
и честно с собой говорить.
Тоска? Что бывает нелепей!
Не лучше ль покорно поплыть
к единственной видимой цели —
к перу и бумаге в столе.
Когда-то нас вспомнят: мы пели
на этой красивой и страшной земле.
Валентина СинкевичТакже типологическим было преодоление идеалогической зашоренности и страха, обретение героем новой жизни:
Я мертвым был. На тройке окаянной
Меня в село безвестное свезли,
И я лежал в могиле безымянной,
В чужом плену моей родной земли.
Я мертвым был. Года сменяли годы.
Я тщился встать и знал — я не могу.
И вдруг сейчас под легким небосводом
Очнулся я на голубом снегу.
Дмитрий КленовскийТретья волна: 60-е
Среди авторов третьей волны были: Сергей Довлатов, Саша Соколов, Александр Солженицын, Иосиф Бродский…
На первых порах об эмиграции никто не помышлял, но к началу 60-х годов становилось понятно, что коренных изменений в обществе не предвидится. Цензура продолжала свирепствовать и закрывала дорогу многим честным писателям. Им приходилось печатать свои произведения на западе. Таким образом своего читателя нашли такие произведения как «Доктор Живаго» Бориса Пастернака, «Колымские рассказы» Варлама Шаламова, рассказы Александра Солженицына… Из-за этого на писателей начинались гонения со стороны властей
Единственное, что сближало шестидесятников с первой волной – это неприятие советской власти
У них не было задачи сохранения русской культуры, у них не было ностальгии, они не знали жизни русской диаспоры
Внимание к авангардным писателям: Пастернак, Цветаева, Бабель, Хармс, Платонов…
Находились под влиянием зарубежных авторов: Ремарка, Хемигуэя, Кафки, Маркеса..Одним из самых ярких поэтов третьей волны был Иосиф Александрович Бродский
2. Жизненный путь Иосифа Александровича Бродского
1) Иосиф Александрович Бродский родился 24 мая 1940 года в Ленинграде. По материальному достатку семья Бродских была средней. Отец Бродского работал фоторепортером, а мать бухгалтером. Иосиф был поздним и единственным ребенком. Читать он научился очень рано. Когда поэту было всего четыре года, мать застала его за чтением Фридриха Ницще.
2) Не смотря на свой ум, Бродский в школе учился плохо, его не нравилась советская система образования и, доучившись до 8 класса, он уходит из школы. После этого он пытается поступить в Балтийское училище и стать моряком-подводником, но его не принимают, по мнению Бродского, из-за его еврейской национальности.
3) Бродский начинает работать, сначала на заводе «Арсенал», затем в морге, кочегаром в бане, матросом на маяке, рабочим в геологических экспедициях…
В автобусе утром я еду туда,
где ждет меня страшная рожа труда.
[...] в конце ноября, в темень, слякоть и грязь,
спросонья в нем едут, вахтеров боясь,
угрюмые толпы с гнилыми зубами.
Полощется ветер, злорадно смеясь.
Все эти профессии были тяжелыми, но позволяли Бродскому заниматься главным – самообразованием и поэзией…
4) Поворотным моментом в жизни двадцатиоднолетнего Бродского стало знакомство с А.А.Ахматовой, которая разглядела в Иосифе талант и благословила его на занятие поэзией.
Великая душа, поклон через моряза то, что их нашла, — тебе и части тленной,что спит в родной земле, тебе благодаряобретшей речи дар в глухонемой вселенной.
«На столетие Анны Ахматовой»
5) Другой женщиной, оказавшей влияние на Бродского была его первая жена – Марина Басманова. Художница, на два года старше, родившая ему сына и предавшая его в один из самых трудных моментов, изменив Бродскому с его лучшим другом. После расставания поэт хотел даже покончить с собой
М. Б.
Четверть века назад ты питала пристрастье к люля и к финикам,
рисовала тушью в блокноте, немножко пела,
развлекалась со мной; но потом сошлась с инженером-химиком
и, судя по письмам, чудовищно поглупела.
Не пойми меня дурно. С твоим голосом, телом, именем
ничего уже больше не связано; никто их не уничтожил,
но забыть одну жизнь -- человеку нужна, как минимум,
еще одна жизнь. И я эту долю прожил.
6) Итак, что за трудное время пришлось пережить Бродскому? Дело в том, что в 60-е годы велась охота на неугодных писателей и поэтов, устраивались публичные порки. Жертвой одной из таких инквизиций стал Иосиф Бродский, который к тому времени почти ничего не напечатал… Поводом стало всего одно стихотворение «Еврейское кладбище»
19 ноября 1963 года в газете «Вечерний Ленинград» появилась статья «Окололитературный трутень», в котором молодой поэт Иосиф Бродский был обвинен в бездарности по несуществующей сейчас статье о тунеядстве. Он не имел постоянного места работы и после выхода этой статьи был арестован и посажен под стражу. Пока велось следствие, его Бродского несколько раз отправляли в психбольницу, устраивали публичные унизительные допросы:
Судья: «Ваш трудовой стаж?»,
Бродский: «Примерно...»,
Судья: «Нас не интересует «примерно»!,
Бродский: «Пять лет»,
Судья: «Где вы работали»?,
Бродский: «На заводе. В геологических партиях»,
Судья: «А вообще какая ваша специальность»?,
Б: «Поэт, поэт-переводчик»»,
С: «А кто это признал, что вы поэт? Кто вас причислил к поэтам?»,
Б: «Никто. А кто причислил меня к роду человеческому»?
С: «А вы учились этому»?,
Б: «Чему»?, С: «Чтобы быть поэтом»,
Б: «Я не думал, что это дается образованием»,
С: «А чем же?»,
Б: «Я думаю... это от Бога...»
После нескольких заседаний был вынесен приговор: отправить Бродского в ссылку на три года в Архангельскую область, в это самое время его жена заводит роман на стороне…
Бродский отправляется в деревню Норенскую, работает там простым рабочим, по вечерам читает стихи английских поэтов. По воспоминаниям писателя это был один из лучших периодов в его жизни.
7) А в это время, стенограмма, которую мы только что прочитали, разносится по всему советскому союзу, а затем и по всему миру. Поднимается волна возмущения, за что судят бедного поэта? За Бродского заступается ведущие писатели, в том числе Анна Ахматова и Жан Поль Сартр, только что получивший Нобелевскую премию по литературе. Бродского освобождают раньше срока, через один год и домой он возвращается мировой знаменитостью.
8) Несмотря на это путь в русскую литературу Бродскому до сих пор закрыт. Целых семь лет в Петербурге не печатает ничего, кроме детских стихотворений. Это удручает писателя, и он начинает связываться со своими зарубежными поклонниками. Среди них есть издатели, и в 1970 году выходит первый официальный сборник Иосифа Бродского «Остановка в пустыне», только не в России, а в Америке. Это не нравится советским спецслужбам и Бродского как врага народа, 4 июня 1972 года, в возрасте 32 лет навсегда высылают из страны…
9) Друзья за границей помогают переехать Бродскому в Соединенные Штаты. Сначала писатель живет в маленьком городке Энн-Арбор, затем еще более мелком Саут-Хедли, в обоих местах он работает преподавателем в университете. По воспоминаниям бывших студентов Бродский не был хорошим педагогом, испытывал проблемы с английским, но был очень яркой личностью и как никто другой разбирался в поэзии. В это время выходят следующие сборники поэта: «Конец прекрасной эпохи» и «Части речи» в одной книге (1977) объединились стихи советского и американского периодов.
10) Новая жизнь в Америке нравится Бродскому. В этой стране его привлекают дух свободы и индивидуализма. Особенно ярко они были выражены в городе Нью-Йорк, в который Бродский вскоре переезжает. С тех пор он начинает много путешествовать, знакомится с множеством интересных людей: Михаилом Барышниковым, Сергеем Довлатовым, Сюзан Зонтаг… Там он встречает свою вторую жену Марию Соцанни, от которой у писателя появится дочка Анна-Мария. Мария – в честь жены, Анна – в честь Анны Ахматовой.
11) Знаменательное событие происходит в 1987 году. Выходит последний сборник стихов «Урания» и Бродский становится четвертым русскоговорящим писателем, получившим Нобелевскую премию по литературе: «За всеобъемлющую литературную деятельность, отличающуюся ясностью мысли и поэтической интенсивностью». Писателю было тогда всего 47 лет. А в это время в России начинают издавать сборники Бродского, читать его стихи на литературных вечерах, просят вернуться назад но:
Теперь уже и вправду -- навсегда.
Ведь если может человек вернуться
на место преступленья, то туда,
где был унижен, он прийти не сможет.
12) Тем более зачем ему возвращаться, если родители, которых он хотел перевезти в Америку, которые написали сотни писем правительству с просьбой увидеть сына, умерли, так и не дождавшись встречи…
13) При этом состояние здоровья Бродского все больше ухудшалось. Сказывались бурная молодость, тюрьма, ссылка, эмиграция.... Он знал, что скоро умрет, и 27 января 1996 года у себя дома, во время подготовки к лекциям Иосиф Бродский умирает от сердечного приступа.
14) Сначала писателя хотели похоронить в Нью-Йорке, затем приходит письмо из Петербурга с просьбой перевести писателя на Родину. Но семья Бродского приходит к компромиссному решению: Иосиф Александрович Бродский погребен в Венеции, любимом городе писателя. На могильной плите вырезана надпись: Letum non omnia finit – Со смертью ничто не кончается. И это правда, ведь поэт продолжает жить в своих произведениях.
3) Художественный мир Иосифа Бродского
Что же было характерно для Бродского как поэта?
1. Художественные приемы Бродского:
1) Переносы строк
Ниоткуда с любовью, надцатого мартобря,
дорогой уважаемый милая, но неважно
даже кто, ибо черт лица, говоря
откровенно, не вспомнить, уже не ваш, но
и ничей верный друг вас приветствует с одного
из пяти континентов, держащегося на ковбоях;
я любил тебя больше, чем ангелов и самого,
и поэтому дальше теперь от тебя, чем от них обоих;
Следующее стихотворение почти полностью состоит из переносов:
Прощай,
позабудь
и не обессудь.
А письма сожги,
как мост.
Да будет мужественным
твой путь,
да будет он прям
и прост.
Да будет во мгле
для тебя гореть
звездная мишура,
да будет надежда
ладони греть
у твоего костра.
Да будут метели,
снега, дожди
и бешеный рев огня,
да будет удач у тебя впереди
больше, чем у меня.
Да будет могуч и прекрасен
бой,
гремящий в твоей груди.
Я счастлив за тех,
которым с тобой,
может быть,
по пути.
А теперь сами назовите те строки, которые переносит автор:
Город Лондон прекрасен, особенно в дождь. Ни жесть
для него не преграда, ни кепка или корона.
Лишь у тех, кто зонты производит, есть
в этом климате шансы захвата трона.
Серым днем, когда вашей спины настичь
даже тень не в силах и на исходе деньги,
в городе, где, как ни темней кирпич,
молоко будет вечно белеть на сырой ступеньке,
можно, глядя в газету, столкнуться со
статьей о прохожем, попавшим под колесо;
и только найдя абзац о том, как скорбит родня,
с облегченьем подумать: это не про меня.
2) Следующий прием, часто использующийся у Бродского – это парафразы - замены простого слова или фразы описательной конструкцией:
.. Я заранее
область своих ощущений пятую,
(уши)
обувь скидая, спасаю ватою.
("1972 год")
Или
В городке, из которого смерть расползалась по школьной карте,
(Мюнхен)
мостовая блестит, как чешуя на карпе,
Теперь давайте попробуем сами разгадать парафразы:
... Часть женщины в помаде
(рот)
в слух запускает длинные слова,
как пятерню в завшивленные пряди.
Или
... не ваш, но
и ничей верный друг вас приветствует с одного
из пяти континентов, держащегося на ковбоях;
(США)
Или
Потерявший изнанку пунцовый круг
(солнце)
замирает поверх черепичных кровель,
("Литовский дивертисмент«)
Или
Я заснул. Когда я открыл глаза,
север был там, где у пчелки жало.
(сзади)
Или
Навсегда -- не слово, а вправду цифра,
чьи нули, когда мы зарастем травою,
(умрем)
перекроют эпоху и век с лихвою.
Или
...В который раз на старом пустыре
я запускаю в проволочный космос
свой медный грош, увенчанный гербом,
в отчаянной попытке возвеличить
момент соединения...
(телефон)
3) Следующий прием – это неожиданные сравнения:
Голые деревья, как легкие на школьной диаграмме
Мозг чувствует как башня небоскреба, в которой не общаются жильцы
Средизимнее море шевелится за огрызками колоннады, как соленый язык за выбитыми зубами
И луна поправляет лучом прилив как сползающее одеяло
Лающая собака вылетает из подворотни, как скомканная бумага.
Какие сравнения мы можем найти в следующих стихотворении:
Садовник в ватнике, как дрозд
по лестнице на ветку влез,
тем самым перекинув мост
к пернатым от двуногих здесь.
Но, вместо щебетанья, вдруг,
в лопатках возбуждая дрожь,
раздался характерный звук:
звук трения ножа о нож.
Вот в этом-то у певчих птиц
с двуногими и весь разрыв
(не меньший, чем в строеньи лиц)
что ножницы, как клюв раскрыв,
на дереве в разгар зимы,
скрипим, а не поем как раз. (А)
Не слишком ли отстали мы
от тех, кто "отстает от нас"?
Помножив краткость бытия
на гнездышки и забытье
при пеньи, полагаю я,
мы место уточним свое
4) Интертекстуальность – цитирование других поэтов
В имперский мягкий плюш мы втискиваем зад,
и, крылышкуя скорописью ляжек,
красавица, с которою не ляжешь,
одним прыжком выпархивает в сад.
Классический балет! Искусство лучших дней!
Когда шипел ваш грог, и целовали в обе,
и мчались лихачи, и пелось бобэоби,
и ежели был враг, то он был -- маршал Ней.
(Велимир Хлебников)
А теперь сами найдите заимствованные цитаты:
Бесконечная улица, делая резкий крюк,
выбегает к реке, кончаясь железной стрелкой.
Тело сыплет шаги на землю из мятых брюк,
и деревья стоят, словно в очереди за мелкой
осетриной волн; это все, на что
Темза способна по части рыбы.
Местный дождь затмевает трубу Агриппы.
Человек, способный взглянуть на сто
лет вперед, узреет побуревший портик,
который вывеска "бар" не портит,
вереницу барж, ансамбль водосточных флейт,
автобус у галереи Тэйт.
(В. Маяковский «А вы могли бы?»)
И
«Земной свой путь пройдя до середины,
я, заявившись в Люксембургский сад,
Смотрю на затвердевшие седины
Мыслителей, письменников; и взад-
Вперед гуляют дамы, господины,
Жандарм синеет в зелени, усат,
Фонтан мурлычет, дети голосят,
И обратиться не к кому с «иди на»…(Данте, «Божественная комедия»)
5) Реминисценции - использовании общей структуры, отдельных элементов или мотивов ранее известных произведений искусства.
Я вас любил. Любовь ещё (возможно,
что просто боль) сверлит мои мозги,
Всё разлетелось к чёрту, на куски.
Я застрелиться пробовал, но сложно
с оружием. И далее, виски:
в который вдарить? Портила не дрожь, но
задумчивость. Чёрт! всё не по-людски!
Я Вас любил так сильно, безнадежно,
как дай Вам бог другими - - - но не даст!
Он, будучи на многое горазд,
не сотворит - по Пармениду - дважды
сей жар в груди, ширококостный хруст,
чтоб пломбы в пасти плавились от жажды
коснуться - "бюст" зачеркиваю - уст!
(А.С. Пушкин)
И
Я памятник воздвиг себе иной!
К постыдному столетию -- спиной.
К любви своей потерянной -- лицом.
И грудь -- велосипедным колесом.
А ягодицы -- к морю полуправд.
Какой ни окружай меня ландшафт,
чего бы ни пришлось мне извинять, --
я облик свой не стану изменять.
Мне высота и поза та мила.
Меня туда усталость вознесла.
(А.С. Пушкин «Я памятник себе воздвиг нерукотворный»)
И
Вот я вновь посетил
эту местность любви, полуостров заводов,
парадиз мастерских и аркадию фабрик,
рай речный пароходов,
я опять прошептал:
вот я снова в младенческих ларах.
Вот я вновь пробежал Малой Охтой сквозь тысячу арок.
(А.С. Пушкин «Вновь я посетил»)
И
И вечный бой.
Покой нам только снится.
И пусть ничто
не потревожит сны.
Седая ночь,
и дремлющие птицы
качаются от синей тишины.
И вечный бой.
Атаки на рассвете.
И пули,
разучившиеся петь,
кричали нам,
что есть еще Бессмертье...
... А мы хотели просто уцелеть.
Простите нас.
(А. Блок «На поле Куликовом»)
6) Сентенции – краткие изречения нравоучительного характера, афоризмы:
Ведь если можно с кем-то жизнь делить,
то кто же с нами нашу смерть разделит?
("Большая элегия")
Все будем одинаковы в гробу.
Так будем хоть при жизни разнолики!
("Anno Domine")
Смерть -- это то, что бывает с другими,
("Памяти Т. Б.")
"А что ты понимаешь под любовью?"
"Разлуку с одиночеством."
Жизнь -- только разговор перед лицом /молчанья
2. Любимые образы Бродского:
1) Геометрические образы
"Я радиус расширил до родни".
"Тем хуже для тебя оно, тем хуже".
"Я только ножка циркуля. Они --
опора неподвижная снаружи".
"И это как-то скрашивает дни,
чем шире этот радиус?" "Чем уже.
На свете так положено: одни
стоят, другие двигаются вчуже".
"Бывают неподвижные огни,
расширенные радиусом лужи".
"Я двигаюсь!" "Не ведаю, где старт,
но финиш — ленинградские сугробы"
И
Навсегда расстаемся с тобой, дружок.
Нарисуй на бумаге простой кружок.
Это буду я: ничего внутри.
Посмотри на него — и потом сотри.*2) Природные образы:
Шиповник каждую весну
пытается припомнить точно
свой прежний вид:
свою окраску, кривизну
изогнутых ветвей -- и то, что
их там кривит…
И все ж умение куста
свой прах преобразить в горнило,
загнать в нутро,
способно разомкнуть уста
любые. Отыскать чернила.
И взять перо.
И
Сказать, что ты мертва?
Но ты жила лишь сутки.
Как много грусти в шутке
Творца! едва
могу произнести
"жила" - единство даты
рожденья и когда ты
в моей горсти
рассыпалась, меня
смущает вычесть
одно из двух количеств
в пределах дня.
(Бабочка)
3) Мифологические образы
И в зеркало внимательно собой,
скользя в стекле глазами вверх и вниз,
я молча любовался, как Нарцисс.
(«Зофья», 1962)
...и сжимает в руке виноградную кисть,
точно бог Дионис.
(«Ночной полет», 1962)
...что, как Улисс, гоню себя вперед,
но двигаюсь по-прежнему обратно.
«Я как Улисс», 1961)
Мой Телемак,
Троянская война
окончена. Кто победил — не помню.
Должно быть, греки: столько мертвецов
вне дома бросить могут только греки...
И все-таки ведущая домой
дорога оказалась слишком длинной,
как будто Посейдон, пока мы там
теряли время, растянул пространство.
Мне неизвестно, где я нахожусь,
что предо мной. Какой-то грязный остров,
кусты, постройки, хрюканье свиней,
заросший сад, какая-то царица,
трава да камни... Милый Телемак,
все острова похожи друг на друга,
когда так долго странствуешь, и мозг
уже сбивается, считая волны,
глаз, засоренный горизонтом, плачет,
и водяное мясо застит слух.
Не помню я, чем кончилась война,
и сколько лет тебе сейчас, не помню.
Расти большой, мой Телемак, расти.
Лишь боги знают, свидимся ли снова.
Ты и сейчас уже не тот младенец,
перед которым я сдержал быков.
Когда б не Паламед, мы жили вместе.
Но может быть и прав он: без меня
ты от страстей Эдиповых избавлен,
и сны твои, мой Телемак, безгрешны…
(Как Улисс обращается к своему сыну Телемаку, так Бродский говорит со своим сыном, оставленным в Советском Союзе)
4) Библейские сюжеты:
"Идем же, Исаак". -- "Сейчас иду".
"Идем быстрей". -- Но медлит тот с ответом.
"Чего ты там застрял?" -- "Постой". -- "Я жду".
(Свеча горит во мраке полным светом).
"Идем. Не отставай". -- "Сейчас, бегу".
С востока туч ползет немое войско.
"Чего ты встал?" -- "Глаза полны песку".
"Не отставай". -- "Нет-нет". -- "Иди, не бойся".

"Довольно, Авраам", -- промолвил он,
и тело Авраама тотчас потным
внезапно стало, он разжал ладонь,
нож пал на землю, ангел быстро поднял.
"Довольно, Авраам. Всему конец.
Конец всему, и небу то отрадно,
что ты рискнул, -- хоть жертве ты отец.
Ну, с этим все. Теперь пойдем обратно.
Пойдем туда, где все сейчас грустят.
Пускай они узрят, что в мире зла нет.
Пойдем туда, где реки все блестят,
как твой кинжал, но плоть ничью не ранят.
3. Главные лейтмотивы творчества Бродского
1) Тема одиночества
Сумев отгородиться от людей,
я от себя хочу отгородиться.
Не изгородь из тесаных жердей,
а зеркало тут больше пригодится.
Я озираю хмурые черты,
щетину, бугорки на подбородке.
Трельяж для разводящейся четы,
пожалуй, лучший вид перегородки.
И
Как хорошо, что некого винить,
как хорошо, что ты никем не связан,
как хорошо, что до смерти любить
тебя никто на свете не обязан.
Как хорошо, что никогда во тьму
ничья рука тебя не провожала,
как хорошо на свете одному
идти пешком с шумящего вокзала.
Как хорошо, на родину спеша,
поймать себя в словах неоткровенных
и вдруг понять, как медленно душа
заботится о новых переменах.
("Воротишься на родину...")
2) Тема смерти:
Страха перед смертью:
Мы боимся смерти, посмертной казни.
Нам знаком при жизни предмет боязни:
пустота вероятней и хуже ада.
Мы не знаем, кому нам сказать "не надо".
("Песня невинности, она же -- опыта")
Но смерти не надо бояться:
Смерть -- не скелет кошмарный
с длинной косой в росе.
Смерть -- это тот кустарник,
в котором стоим мы все.
Потому что если не было бы смерти, не было бы самой жизни
Смерть -- это наши силы,
наши труды и пот.
Смерть -- это наши жилы,
наша душа и плоть.
("Холмы")
3) Тема влияния времени на человека:
Все, что мы звали личным,
что копили, греша,
время, считая лишним,
как прибой с голыша,
стачивает — то лаской,
то посредством резца —
чтобы кончить цикладскойвещью без черт лица.
4) Все, что остается от человека – это его творчество, язык
Жизнь, которой,
как дареной вещи, не смотрят в пасть,
обнажает зубы при каждой встрече.
От всего человека вам остается часть
речи. Часть речи вообще. Часть речи.
"... и при слове "грядущее" из русского языка"
Страницу и огонь, зерно и жернова,
секиры острие и усеченный волос –
Бог сохраняет все; особенно – слова
прошенья и любви, как собственный свой голос.
"На столетие Анны Ахматовой"
Тихотворение мое, мое немое,
однако, тяглое -- на страх поводьям,
куда пожалуемся на ярмо и
кому поведаем, как жизнь проводим?
Как поздно заполночь ища глазунию луны за шторою зажженной спичкою,
вручную стряхиваешь пыль безумия
с осколков желтого оскала в писчую.
Как эту борзопись, что гуще патоки,
там не размазывай, но с кем в колене и
в локте хотя бы преломить, опять-таки,
ломоть отрезанный, тихотворение?
5) Тема тоски по Родине, Ленинграду
Я родился и вырос в балтийских болотах, подле
серых цинковых волн, всегда набегавших по две,
и отсюда -- все рифмы, отсюда тот блеклый голос,
вьющийся между ними, как мокрый волос,
И
Ни страны, ни погостане хочу выбирать.На Васильевский островя приду умирать.Твой фасад темно-синийя впотьмах не найду.между выцветших линийна асфальт упаду.
4. Чтение и анализ избранных произведений
1) «Я обнял эти плечи и взглянул»
Я обнял эти плечи и взглянулна то, что оказалось за спиною,и увидал, что выдвинутый стулсливался с освещенною стеною.
Был в лампочке повышенный накал,невыгодный для мебели истертой,и потому диван в углу сверкалкоричневою кожей, словно желтой.
Стол пустовал. Поблескивал паркет.Темнела печка. В раме запыленнойзастыл пейзаж. И лишь один буфетказался мне тогда одушевленным.
Но мотылек по комнате кружил,и он мой взгляд с недвижимости сдвинул.И если призрак здесь когда-то жил,то он покинул этот дом. Покинул.
1. Чьи плечи обнимает лирический герой?
2. Что он видит? Как это отражает внутренний мир героя?
3. Чего не хватает в описании комнаты?
4. Кто такой призрак?
5. О чем это стихотворение?
2) «Я входил вместо дикого зверя в клетку…»
Я входил вместо дикого зверя в клетку,
выжигал свой срок и кликуху гвоздем в бараке,
жил у моря, играл в рулетку,
обедал черт знает с кем во фраке.
С высоты ледника я озирал полмира,
трижды тонул, дважды бывал распорот.
Бросил страну, что меня вскормила.
Из забывших меня можно составить город.
Я слонялся в степях, помнящих вопли гунна,
надевал на себя что сызнова входит в моду,
сеял рожь, покрывал черной толью гумна
и не пил только сухую воду.
Я впустил в свои сны вороненый зрачок конвоя,
жрал хлеб изгнанья, не оставляя корок.
Позволял своим связкам все звуки, помимо воя;
перешел на шепот. Теперь мне сорок.
Что сказать мне о жизни? Что оказалась длинной.
Только с горем я чувствую солидарность.
Но пока мне рот не забили глиной,
из него раздаваться будет лишь благодарность.
1. Какие события из жизни поэта отражены в данном стихотворении?
2. Что означают последние две строки?
3) «Не выходи из комнаты, не совершай ошибку…»
Не выходи из комнаты, не совершай ошибку.
Зачем тебе солнце, если ты куришь “Шипку”?
За дверью бессмысленно все, особенно — возглас счастья.
Только в уборную — и сразу же возвращайся.
О, не выходи из комнаты, не вызывай мотора.
Потому что пространство сделано из коридора
и кончается счетчиком. А если войдет живая
милка, пасть разевая, выгони не раздевая.
Не выходи из комнаты; считай, что тебя продуло.
Что интересней на свете стены и стула?
Зачем выходить оттуда, куда вернешься вечером
таким же, каким ты был, тем более — изувеченным?
О, не выходи из комнаты. Танцуй, поймав, боссанову в пальто на голое тело, в туфлях на босу ногу.
В прихожей пахнет капустой и мазью лыжной.
Ты написал много букв; еще одна будет лишней.
Не выходи из комнаты. О, пускай только комната
догадывается, как ты выглядишь. И вообще инкогнито
эрго сум, как заметила форме в сердцах субстанция.
Не выходи из комнаты! На улице, чай, не Франция.
Не будь дураком! Будь тем, чем другие не были.
Не выходи из комнаты! То есть дай волю мебели,
слейся лицом с обоями. Запрись и забаррикадируйся
шкафом от хроноса, космоса, эроса, расы, вируса.
1. Что значит «не выходи из комнаты»
2. К кому обращается автор?
3. На что обречена жизнь таких людей?
4) На смерть Жукова
Вижу колонны замерших внуков,
гроб на лафете, лошади круп.
Ветер сюда не доносит мне звуков
русских военных плачущих труб.
Вижу в регалии убранный труп:
в смерть уезжает пламенный Жуков.

Воин, пред коим многие пали
стены, хоть меч был вражьих тупей,
блеском маневра о Ганнибале
напоминавший средь волжских степей.
Кончивший дни свои глухо, в опале,
как Велизарий или Помпей.
Сколько он пролил крови солдатской
в землю чужую! Что ж, горевал?
Вспомнил ли их, умирающий в штатской
белой кровати? Полный провал.
Что он ответит, встретившись в адской
области с ними? «Я воевал».

К правому делу Жуков десницы
больше уже не приложит в бою.
Спи! У истории русской страницы
хватит для тех, кто в пехотном строю
смело входили в чужие столицы,
но возвращались в страхе в свою.

Маршал! Поглотит алчная Лета
эти слова и твои прахоря.
Все же, прими их — жалкая лепта
Родину спасшему, вслух говоря.
Бей, барабан, и военная флейта,
громко свисти на манер снегиря.
1. Кто главный лирический герой стихотворения?
2. Почему его автор сравнивает с Ганнибалом, Велизарием, Помпеем?
3. Какова цена победы? Стоила ли она того?
4. Каков основной конфликт стихотворения?
5. К чему призывает автор?
5) «Пилигримы»
«Мои мечты и чувства в сотый раз
Идут к тебе дорогой пилигримов»
В. Шекспир
Мимо ристалищ, капищ,
мимо храмов и баров,
мимо шикарных кладбищ,
мимо больших базаров,
мира и горя мимо,
мимо Мекки и Рима,
синим солнцем палимы,
идут по земле пилигримы.
Увечны они, горбаты,
голодны, полуодеты,
глаза их полны заката,
сердца их полны рассвета.
За ними поют пустыни,
вспыхивают зарницы,
звёзды горят над ними,
и хрипло кричат им птицы:
что мир останется прежним,
да, останется прежним,
ослепительно снежным,
и сомнительно нежным,
мир останется лживым,
мир останется вечным,
может быть, постижимым,
но всё-таки бесконечным.
И, значит, не будет толка
от веры в себя да в Бога.
… И, значит, остались только
иллюзия и дорога.
И быть над землёй закатам,
и быть над землёй рассветам.
Удобрить её солдатам.
Одобрить её поэтам.
1. Кто такие пилигримы?
2. Из скольких частей состоит стихотворение?
3. Что за путешествие совершают пилигримы?
4. Почему они «горбаты, голодны, полуодеты»?
5. Каким видят мир пилигримы?
6. Как это связано с жизнью писателя?
7. Кто такие пилигримы в контексте данного стихотворения?
6) 24 декабря 1971 года
В Рождество все немного волхвы.В продовольственных слякоть и давка.Из-за банки кофейной халвыпроизводит осаду прилавкагрудой свертков навьюченный люд:каждый сам себе царь и верблюд.
Сетки, сумки, авоськи, кульки,шапки, галстуки, сбитые набок.Запах водки, хвои и трески,мандаринов, корицы и яблок.Хаос лиц, и не видно тропыв Вифлеем из-за снежной крупы.
И разносчики скромных даровв транспорт прыгают, ломятся в двери,исчезают в провалах дворов,даже зная, что пусто в пещере:ни животных, ни яслей, ни Той,над Которою – нимб золотой.
Пустота. Но при мысли о нейвидишь вдруг как бы свет ниоткуда.Знал бы Ирод, что чем он сильней,тем верней, неизбежнее чудо.Постоянство такого родства –основной механизм Рождества.
То и празднуют нынче везде,что Его приближенье, сдвигаявсе столы. Не потребность в звездепусть еще, но уж воля благаяв человеках видна издали,и костры пастухи разожгли.
Валит снег; не дымят, но трубяттрубы кровель. Все лица, как пятна.Ирод пьет. Бабы прячут ребят.Кто грядет – никому непонятно:мы не знаем примет, и сердцамогут вдруг не признать пришлеца.
Но, когда на дверном сквознякеиз тумана ночного густоговозникает фигура в платке,и Младенца, и Духа Святогоощущаешь в себе без стыда;смотришь в небо и видишь – звезда
1. Кто такие волхвы? Почему «немного»?
2. Какие слова используются для изображения праздничной суматохи? Для чего?
3. Какой прием используется во второй строфе? С какой целью?
4. Что значат слова: пустота, пусто в пещере, кто грядет, никому не понятно…
5. Что символизирует звезда в конце стихотворения?
7) Рождественский романс
Евгению Рейну, с любовью
Плывет в тоске необьяснимойсреди кирпичного надсада
ночной кораблик негасимый
из Александровского сада,
ночной фонарик нелюдимый,
на розу желтую похожий,
над головой своих любимых,
у ног прохожих.
Плывет в тоске необьяснимойпчелиный ход сомнамбул, пьяниц.
В ночной столице фотоснимок
печально сделал иностранец,
и выезжает на Ордынку
такси с больными седоками,
и мертвецы стоят в обнимку
с особняками.
Плывет в тоске необьяснимойпевец печальный по столице,
стоит у лавки керосинной
печальный дворник круглолицый,
спешит по улице невзрачной
любовник старый и красивый.
Полночный поезд новобрачный
плывет в тоске необьяснимой.
Плывет во мгле замоскворецкой,
плывет в несчастие случайный,
блуждает выговор еврейский
на желтой лестнице печальной,
и от любви до невесельяпод Новый год, под воскресенье,
плывет красотка записная,
своей тоски не обьясняя.
Плывет в глазах холодный вечер,
дрожат снежинки на вагоне,
морозный ветер, бледный ветер
обтянет красные ладони,
и льется мед огней вечерних
и пахнет сладкою халвою,
ночной пирог несет сочельник
над головою.
Твой Новый год по темно-синей
волне средь моря городского
плывет в тоске необьяснимой,
как будто жизнь начнется снова,
как будто будет свет и слава,
удачный день и вдоволь хлеба,
как будто жизнь качнется вправо,
качнувшись влево.
28 декабря 1961
1. Где происходит действие стихотворения?
2. В какое время года?
3. О каком празднике пишет автор?
4. Почему автор путает читателя? Какую проблему он поднимает?
А теперь давайте запишем вывод:
Бродский создал свой мир. По своему образу и подобию. Тем труднее читателю проникнуть в этот мир. Он должен отождествить себя с Бродским.
Бродский создал почти всемогущую страну Бродского, Бродленд, Бродсковию, или страну БРОДячих русСКИХ, людей, бродячих в поисках смысла жизни по всему пространству Вселенной.
Владимир Уфлянд

Приложенные файлы


Добавить комментарий