Знакомый стих любимого поэта — 2011г. поэта. Автор: Источник:


«Знакомый стих любимого поэта…»
(Пушкинский бал).
Сцена 1.
Звучит Пушкинский вальс.
(http://www.youtube.com/watch?v=j4KM-d40xcA&feature=related)
Выходит Пушкин в черной крылатке, цилиндре и белых печатках.
Пушкин. Вот и настал тот миг роковой. Выйду сегодня к барьеру. Бумаги нужно привести в порядок...
Перекладывает на столе бумаги, что-то пишет..
Сзади подкрадывается Муза, закрывает Пушкину глаза.
Пушкин. Сашка, ты? Машка? Гришка? Наташка? Значит, не дети. Жёнка, ты?
Муза. Нет, это не Натали. Это я, твоя Муза. Ты не рад?
Пушкин. Рад, рад, я всегда тебе рад, но, как видишь, не до тебя.
Муза. Значит, все-таки будет дуэль? С этим французом?
Пушкин. Подлеца нужно проучить. Не знаю, чем все закончится...
Муза. Не будем о грустном. Лучше вспомним что-нибудь приятное. Например, как я тебе впервые явилась!
Пушкин. О, как давно это было! Я был ребенком. На французском языке я стал писать стихи, даже пьесы, разыгрывая их перед сестрой Оленькой.
Когда учился в Царскосельском лицее, я влюбился в хорошенькую горничную – и опять, Муза, ты ко мне пришла.
Муза. А не забыл, как в темноте коридора ты обознался и обнял фрейлину ее величества, а та пожаловалась царице?
Пушкин. Какой был скандал!!!
Муза. А потом ты писал любовные стихи сестре свого друга Бакуниной, потом крепостной актрисе домашнего театра графа Толстого. Как там?
Так и мне узнать случилось,
Что за птица Купидон;
Пушкин (подхватывает): Сердце страстное пленилось;
Признаюсь – и я влюблен.
Пушкин. Мне кажется, что в те дни, когда “в садах Лицея я безмятежно расцветал”, я окончательно подружился с тобой.
Муза. Я была приятно удивлена тем, что в юности ты писал не только любовные стишки, но и серьезные стихотворения. Помнишь то, посвященное офицеру Петру Яковлевичу Чаадаєву, который ввел тебя в кружок гвардейских офицеров. Это была смелая молодежь, именно они отстояли Россию в 12-м году...
Пушкин. Пока свободою горим,
Пока сердца для чести живы,
Мой друг, Отчизне посвятим
Души прекрасные порывы!..
Муза. Я уже тогда, в твои лицейские годы, знала, что поэзия для тебя – это серьезно.
Пушкин. Ещё как серьезно! Я чуть не угодил в Сибирь!
Муза. Да, ты будто нарочно дразнил царя... Ну кому понравятся строки из написанной в 18-м году оды “Вольность”?
Самовластительный злодей,
Тебя, твой трон я ненавижу.
А эпиграммы на Александра I?
Пушкин . “Пушкин наводнил Россию возмутительными стихами”, - негодовал царь. – “В Сибирь его, в Сибирь!!!
Муза. Скажи спасибо Жуковскому и Карамзину, что заступились, – и ты не в Сибирь поехал, а в Малороссию, чиновником, под начало добряка-генерала Инзова, а потом в Одессу - под начало графа Воронцова на 2 года.
Пушкин. Замечательных, хоть и нелегких два года ссылки. Кавказ, Крым, семья генерала Раевского, Машенька Раевская, руки которой я просил, да отказали...
Муза. Конечно, какой же разумный отец отдаст свою дочь за ссыльного поэта? Впрочем, и потом жизнь её не будет безоблачной: она станет декабрист кой Марией Николаевной Волконской и разделит с мужем изгнание в Сибири.
file:///D:/Users/user/Desktop/%D0%9E%D0%B4%D0%BD%D0%B0%20%D0%BB%D1%8E%D0%B1%D0%BE%D0%B2%D1%8C%20%D0%B4%D1%83%D1%88%D0%B8%20%D0%BC%D0%BE%D0%B5%D0%B9%20-%20YouTube.htm
Пушкин. Кишинёв, Одесса, море...
Муза. И море стихов, 5 романтических поэм, начат роман “Евгений Онегин”… Затем по доносу графа Воронцова тебя выслали в село Михайловское под надзор полиции и родного отца. Не следовало писать на графа Воронцова эпиграммы и ухаживать за его хорошенькой женой Елизаветой Ксаверьевной!
Пушкин. Елизавета Ксаверьевна! “Сожженное письмо” я посвятил ей.
Прощай, письмо любви! прощай: она велела. Как долго медлил я! как долго не хотела Рука предать огню все радости мои!.. Но полно, час настал. Гори, письмо любви. Готов я; ничему душа моя не внемлет. Уж пламя жадное листы твои приемлет... Минуту!.. вспыхнули! пылают — легкий дым, Виясь, теряется с молением моим. Уж перстня верного утратя впечатленье, Растопленный сургуч кипит... О провиденье! Свершилось! Темные свернулися листы; На легком пепле их заветные черты Белеют... Грудь моя стеснилась. Пепел милый, Отрада бедная в судьбе моей унылой, Останься век со мной на горестной груди...
А “Талисман”?... О перстне с древнееврейской надписью, который она подарила мне на прощанье...
http://mp3prima.com/mp3poisk/%D0%A5%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B8%20%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D1%8F,%20%D0%BC%D0%BE%D0%B9%20%D1%82%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%81%D0%BC%D0%B0%D0%BD#http://mp3prima.com/mp3poisk/%D0%A5%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B8%20%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D1%8F%20%D0%BC%D0%BE%D0%B9%20%D1%82%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%81%D0%BC%D0%B0%D0%BD# Доронина
Сцена 2.
Муза. А потом – село Михайловское Псковской губернии. Без права на выезд, без права посещения. Нарушили этот запрет только лицейские друзья – Пущин и Дельвиг. Зимние вьюги, шум лесов сосновых...
Пушкин. Одиночество скрашивала добрая моя голубка – няня Арина Родионовна. Это с нее я писал няню Татьяны Лариной в романе “Евгений Онегин”. А еще радовало душу милое семейство Осиповых-Вульф в соседнем Тригорском.
Муза. В их барышень ты по-очереди был влюблен, и там же состоялась одна незабываемая встреча.
Звучит романс М.Глинки “Я помню чудное мгновенье”.
Появляется Анна Керн.
Анна Керн. Вы не узнёте меня, Александр? Познакомимся же заново. Вы знали Анюту Полторацкую. Теперь я генеральша... Муж командует бригадой. Ныне я – Анна Петровна Керн.
Подает руку, которую Пушкин целует.
Пушкин. Так это вы?!
Анна. Что с вами?
Пушкин. Так! Вспомнились петербургские молодые дни и друзья, которых, быть может, уже не увижу... “Иных уж нет, а те далече...” Я встретил Вас и влюбился страстно, ревниво и благодарно. К Вам устремлялось все существо моё. Я посылал письма, звал в Тригорское, в Михайловское и ждал, ждал!..
Анна. Вспомнились сугробы, подъезд ярко освещенного дома, за стеклами котрого еще длился затянувшийся за полночь шумный бал. Вы в одном сюртуке выскочили на мороз, помогли мне сесть в карету…
Пушкин. Вы укутались в меха… Те же черные смеющиеся глаза...
Анна. А я сказала Вам: “До свидания, Пушкин!” Кто мо г бы подумать, что встреча состоится через столько лет! И каких горестных лет!
Пушкин подает руку Керн,они прогуливаются по сцене.
Муза. Вся неделя в Тригорском прошла под знаком “Керн”. Пушкин повеселел. Как-то он пригласил всех к себе в Михайловское, и ни для кого это не было секретом – все было затеяно ради Анны Петровны. Няня испекла пирог с морковью, выставила две бутылки черносмородиновой наливки. Расставаясь, Александр Сергеевич передал Анне Петровне свежий оттиск одной из песен “Онегина” и на глазах у нее положил на неразрезанные страницы листок бумаги.
Анна. Погода была чудесная, лунная, июльская ночь дышала прохладой и ароматом полей. Никогда я не видела Вас таким добродушно весёлым и любезным, как в эту встречу…
Пушкин. Прочтите это, когда будете уже далеко.
Анна уходит, Пушкин задумливо произносит:
И сердце бьется в упоенье,  И для него воскресли вновь  И божество, и вдохновенье,  И жизнь, и слезы, и любовь.
Муза. Прошло время, и ты увлекся Анной Алексеевной Олениной, даже сватался за неё, но затем сам отказался от брака. Однажды Анна Алексеевна ошиблась, сказав «ты» вместо «вы», и на другое воскресенье ты привез ей эти стихи.
http://www.youtube.com/watch?v=tn52BbqxqJg&feature=related «Я Вас любил…»
Сцена 3.
Муза. Его любовная лирика сохранила множество прекрасных женских портретов. В бессмертных стихах никогда не померкнут ангельские глаза Анны Олениной, не отзвучит “ голос девственный, невинный” Алины Осиповой и “речи резвые, живые ” Екатерины Ушаковой, не сотрется белый силуэт на скале над волнами Марии Раевской и не растает “мимолетное виденье ” Анны Керн, не смолкнут “горестные песни” поэта, обращенные к Елизавете Воронцовой, не забудутся его “ревнивые мечты” об Амалии Ризнич, и не перестанет сиять “во славе и в лучах” образ Мадонны – любимой, жены, матери его детей.
Музыка («Венский вальс»), на сцене – пары.
Навстречу Пушкину – граф Толстой.
Граф Толстой (Пушкину). Брат, и ты здесь! Ты ведь не любитель таких празднеств!
Пушкин. Граф Толстой! Ты прав, любезный друг!
Безумных лет угасшее веселье
Мне тяжело, как смутное похмелье…
Но не хочу, о други, умирать;
Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать;
И может быть - на мой закат печальный
Блеснет любовь улыбкою прощальной…
(Наблюдают за парами в зале).
Фёдор Иванович, покажи мне свет, удиви же чем-нибудь!
Граф Толстой (глазами указывая на Гончарову): Посмотри-ка сам! Божественное видение!
Пушкин (хватая руку графа): Кто?! Кто она?!
Граф Толстой (смеясь): Тебе везёт, Пушкин! Я один из немногих, кто вхож в их дом. Её ещё не знают: первый бал… Но скоро Москва заговорит о ней! Гончарова, Натали. Друг мой Серж попросил сопровождать его сестру.
Пушкин (с волнением, нетерпеливо): Граф, ты, надеюсь, представишь меня?!
(Подходят к Наталье Гончаровой).
Граф Толстой. Наталья Николаевна, позвольте представить Вам моего друга: Пушкин. Да-да тот самый Пушкин!
Пушкин (целуя руку Гончаровой): Весьма польщён!
Гончарова (улыбаясь): Мне тоже очень приятно, Александр Сергеевич. Ваша слава безгранична. Вас все любят
Пушкин. Даже Вы?
Гончарова (смущенно улыбаясь): Я? «Руслан и Людмила», «Кавказский пленник», «Цыганы», первые главы «Евгения Онегина» - все это мы с сестрами заучиваем наизусть и переписываем в альбом, цитируем в разговорах. Ваши стихи прекрасны!
Пушкин.
Все в ней гармония,
Все диво,
Все выше мира и страстей;
Она покоится стыдливо
В красе торжественной своей…
(Пушкин целует руку Натали).
Муза. Позднее он скажет: «Она небрежно опустила руку на мое плечо, наклонила слегка головку набок, и мы стали танцевать. Я не знаю талии, более сладострастной и гибкой! Ее свежее дыхание касалось моего лица; Иногда локон, отделившийся в вихре вальса от своих товарищей, скользил по горящей щеке моей. Она вальсирует удивительно хорошо…»
Пушкин (держа руку Натали в своих руках):
Я думал, сердце позабыло
Способность легкую страдать.
Я говорил: тому, что было,
Уж не бывать! Уж не бывать!
Прошли восторги и печали,
И легковерные мечты...
Но сердце вновь затрепетало
Пред мощной властью красоты...
Гончарова (глядя на него):
Звезда моя! Свет предреченных дней!
Твой путь и мой. Судьба их сочетает.
Твой луч светя звучит в душе моей,
В тебе она заветное читает.
(Пушкин провожает Натали и возвращается восторженный).
Граф Толстой.
Как ты находишь Гончарову? Ты с неё глаз не спускал!
Пушкин. «Я влюблен, я очарован, я совсем огончарован…»
Граф Толстой.
Ну, наконец-то Амур проткнул тебя своею стрелой!
Пушкин.
И всерьез, всерьез! Судьба моя решена. Я женюсь! Ты будешь моим сватом! (Уходят).
Сцена 4.
Дамы.
- Слыхали новость: Пушкин женится!
- Вот это пассаж! После стольких увлечений и амуров!
- Но кто ж она?
- Мадемуазель Натали, самая младшая из трех сестер Гончаровых.
- Это не те ли Гончаровы, которые живут в Москве? Так их состояние так расстроено, что им не до свадеб.
- Матушка их мечтает о выгодной партии, а Пушкин совсем небогат!
- Поэтому Пушкин оставляет невесту и едет в Болдино, свое имение в Нижегородской губернии, чтобы вступить в права наследования.
- Но, слышно, там появилась холера.
- Ах, бедный Пушкин, это большое препятствие к его скорому счастью!
- Она так молода, так невинна, а он такой ветреный, такой безнравственный!
- Говорят, что мать невесты очень противилась браку, но что молодая девушка ее склонила.
- Пушкин женился на Гончаровой – на бездушной красавице.
- Жаль красавицу Гончарову: она идет за Пушкина. Эта женщина не будет счастлива, я в этом уверена!
- Сейчас ей все улыбается, она совершенно счастлива, и жизнь открывается перед ней блестящая и радостная…
- А между тем голова ее склоняется, и весь облик как будто говорит: “Я страдаю”.
- Какую же трудную предстоит нести ей судьбу – быть женою поэта, и такого поэта, как Пушкин!
- Брак для поэта – это такая проза!
- Нет, нет, не говорите. Это очень интересный альянс: Натали – первая красавица, Пушкин – первый поэт России!
- Он, кажется, нашел свой идеал, о котором еще в «Евгении Онегине» писал задолго до знакомства с нею.
- Да, да, я помню. Учила с маменькой:
Она была нетороплива,
Не холодна, не говорлива,
Без взора наглого для всех ,Без притязаний на успех.
Без этих маленьких ужимок,
Без подражательных затей…
Все тихо, просто было в ней.
- И совсем еще юна. Только в свет вывела ее маменька.
- Ай да Пушкин! Ему уже за тридцать, а ей нет и осьмнадцати!
- Она выше его на целую голову. Но как божественна! Как он влюблен! Шарман, шарман! Эль этэ фий, эль этэ амурёз!
Сцена 5.
Пушкин (садится за стол, заваленный бумагой, книгами. В руках у него гусиное перо, лист бумаги): «Мои горячо любимые родители, обращаюсь к вам в минуту, которая определит мою судьбу на всю остальную жизнь. Я намерен жениться на молодой девушке, которую люблю уже год – мадемуазель Натали Гончаровой. Я получил ее согласие, а также согласие ее матери. Прошу вашего благословения».
(Отрывается от письма):
Здесь, в Болдино, сошлось все воедино: деревня, осень, любовь, озарение. Стихи, стихи, стихи…Закончен „Евгений Онегин“, написаны прелестные „Повести Белкина“, „Маленькие трагедии“ …
Муза - Пушкину: Да, многое удалось тогда… Как хороша получилась «Метель»!
http://www.youtube.com/watch?v=otnw4fRDk7k
(Звучит музыка. Вальс Г. Свиридова из «Метели».
На сцене - Марья Гавриловна одна слушает музыку, в руках её письмо. Муза и Пушкин - в стороне).Марья Гавриловна:
– Ах, это Владимира письмо! (Читает): «Если мы друг без друга дышать не можем, а воля жестоких родителей препятствует нашему благополучию, то нельзя ли нам будет обойтись без нее?
Умоляю венчаться тайно, скрываться несколько времени, а потом броситься к ногам родителей».
Муза:
Марья Гавриловна тайно обвенчалась, но не с Владимиром. Он вскоре уехал на войну с Наполеоном и погиб.
Марья Гавриловна:
Прошел год. Никто не узнал о моей тайне. Я богатая и милая невеста. Но никому не подаю и малейшей надежды.
Пушкин: В соседнюю деревню приехал в отпуск раненый гусарский полковник.
Марья Гавриловна:
– Это Бурмин; он очень милый молодой человек. И кажется, нрава тихого и скромного. Я знаю, что ему нравлюсь, и я его отмечаю ото всех. Что же удерживает его от признания?
(Входит Бурмин).
Бурмин:
– Я давно ищу случая открыть свое сердце. Выслушайте меня и простите. Я вас люблю, я вас люблю страстно.
(Марья Гавриловна низко наклонила голову.)
Я хочу открыть вам ужасную тайну и положить между нами непреодолимую преграду.
Марья Гавриловна:
– Она всегда существовала, я никогда не могла быть вашей женою.
Бурмин:
– Я несчастное создание… я женат! И я не знаю, кто моя жена, и где она, и должен ли свидеться с нею когда-нибудь!
Марья Гавриловна:
– Что вы говорите? Как это странно! Продолжайте, я расскажу после…, но продолжайте, сделайте милость.
Бурмин:
– В начале 1812 г. я спешил в полк, попал в ужасную метель и заблудился. Я увидел вдали огонек – это была церковь. Двери были не заперты – я вошел. В церкви на лавочке сидела девушка в полуобморочном состоянии, а другая терла ей виски. Старый священник подошел ко мне с вопросом: «Прикажете начинать?». «Начинайте, начинайте, батюшка», – ответил я рассеянно.
Девушку подняли. Непонятная, непростительная ветреность… я стал подле нее перед аналоем: священник торопился.
Нас обвенчали. «Поцелуйтесь», – сказали нам. Жена моя обратила ко мне бледное свое лицо. «Ай, это не он, не он», – вскрикнула она и упала без памяти.
Я вышел из церкви, бросился в кибитку и закричал: «Пошел!».
Марья Гавриловна:
– Боже мой! И вы не знаете, что сделалось с бедной вашею женою?
Бурмин:
– Не знаю. В то время я так мало полагал важности в моей проказе.
Марья Гавриловна:
– Боже мой! Так это были вы! И вы не узнаете меня?
(Бурмин бросается к ее ногам. Гаснет свет.
Звучит вальс из «Метели»). http://www.youtube.com/watch?v=otnw4fRDk7k
Сцена 6.
Пушкин - Музе: А «Барышня-крестьянка»! Ну разве не прелестна эта озорница Лиза?!
(На сцене Лиза радостно читает письмо Алексея Берестова).
Лиза: 
«Милая Акулина, я предлагаю тебе мою руку. Будь моей женой, я влюблен страстно, и никакие преграды не могут мне помешать любить тебя. Мы будем жить своими трудами. Лиза мне вовсе не нравится, я не чувствую себя способным сделать ее счастливой».
Берестов (входя):
Все будет решено. Объяснюсь с Лизой, она поймет. Лиза... нет Акулина! Милая смуглая Акулина, не в сарафане, а в белом утреннем платьице, сидит перед окном и читает моё письмо! Глазам не верю! Акулина! Акулина!
(Лиза поднимает голову, вскрикивает и хочет убежать. Берестов удерживает ее).Лиза:
– Оставьте же меня, сударь, с ума вы сошли?
Берестов:
– Это ты, Акулина, счастье мое! Друг мой Акулина! Вот и сладилось все! (Подхватывает её на руки, кружит под музыку, удаляются со сцены).
Сцена 7.
Муза - Пушкину:
Все в ней гармония, все диво,Все выше мира и страстей;Она покоится стыдливоВ красе торжественной своей;Она кругом себя взирает:Ей нет соперниц, нет подруг,Красавиц наших бледный круг
В ее сиянье исчезает.
Пушкин - Музе:
Простите мне: я так люблюТатьяну милую мою!
(Танцуют вальс. Входит Онегин, когда еще продолжается вальс. Онегин видит Татьяну, танцующую с князем, и не верит своим глазам. Князь подходит к Онегину, Татьяна остаётся беседовать с испанским послом. Пары - на сцене, образуя группы).Онегин:
Скажи мне, князь, не знаешь ты, Кто та, в малиновом берете С послом испанским говорит?
Князь : Ага! давно ж ты не был в свете. Постой, тебя представлю я.
Онегин: Да кто ж она?
Князь : Жена моя.
Онегин:
Так ты женат! не знал я ране! Давно ли?
Князь : Около двух лет.
Онегин: На ком?
Князь :   На Лариной.
Онегин: Татьяне!
Князь : Ты ей знаком?
Онегин: Я им сосед.Князь : О, так пойдем же!
(Князь подходитК своей жене и ей подводит Родню и друга своего. Княгиня смотрит на него... И что ей душу ни смутило, Как сильно ни была она Удивлена, поражена, Но ей ничто не изменило: В ней сохранился тот же тон, Был так же тих ее поклон).Продолжается вальс.
Татьяна, сидя, вслух читает письмо, смахивает слёзы. Стремительно входит Онегин, падает на колено перед княгиней, целует руки, она не отнимает их).Онегин:
– Ужель та самая Татьяна…
Та девочка… иль это сон?
(подходит):
– Случайно вас когда-то встретя,
В вас искру нежности заметя,
Я ей поверить не посмел:
Привычке милой не дал ходу;
Свою постылую свободу
Я потерять не захотел…
Я думал: вольность и покой
Замена счастью. Боже мой!
Как я ошибся, как наказан.
Нет, поминутно видеть вас, Повсюду следовать за вами, Улыбку уст, движенье глаз Ловить влюбленными глазами, Внимать вам долго, понимать Душой все ваше совершенство, Пред вами в муках замирать, Бледнеть и гаснуть... вот блаженство!
Татьяна:
– Онегин, я тогда моложе,
Я лучше, кажется, была,
И я любила вас; и что же?
Что в сердце вашем я нашла?
Какой ответ? Одну суровость…
Не правда ль? Вам была не новость Смиренной девочки любовь? И нынче — боже! — стынет кровь, Как только вспомню взгляд холодный И эту проповедь... Но вас Я не виню: в тот страшный час Вы поступили благородно, Вы были правы предо мной: Я благодарна всей душой...
Я плачу... если вашей Тани Вы не забыли до сих пор, То знайте: колкость вашей брани, Холодный, строгий разговор, Когда б в моей лишь было власти, Я предпочла б обидной страсти И этим письмам и слезам. 
Онегин:
– Я знаю: век уж мой измерен;
Но чтоб продлилась жизнь моя,
Я утром должен быть уверен,
Что с вами днем увижусь я.
Татьяна:
– Сейчас отдать я рада
Всю эту ветошь маскарада
Весь этот блеск, и шум, и чад
За полку книг, за дикий сад,
За наше бедное жилище, За те места, где в первый раз, Онегин, видела я вас…
Онегин:
– Я сам себе
Противится не в силах боле;
Все решено: я в вашей воле
И предаюсь моей судьбе.
Татьяна:
– А счастье было так возможно,
Так близко! Но судьба моя
Уж решена. Неосторожно,
Быть может, поступила я.
Я вышла замуж. Вы должны,
Я вас прошу, меня оставить;
Я знаю: в вашем сердце есть
И гордость, и прямая честь
Я вас люблю (к чему лукавить?),
Но я другому отдана;
Я буду век ему верна.
(Уходит. Онегин уходит за нею).Сцена 8.
Муза - Пушкину: Героинь твоих произведений – от крестьянки до княгини – объединяют верность и честь, душевная красота и ум…
Пушкин (рассеянно): Хороши, очень хороши…. Да не до них, Муза!). Участь моя решена! Я женюсь! «Я влюблен, я очарован, я совсем огончарован…»
(пишет письмо, читает вслух):
«Моя дорогая, моя милая Наталья Николаевна, я у ваших ног, чтобы поблагодарить вас и просить прощенья за причиненное вам беспокойство. Ваше письмо прелестно, оно вполне меня успокоило.
Еще раз простите меня и верьте, что я счастлив, только будучи с вами вместе.
Будь проклят тот час, когда я решился расстаться с вами, чтобы ехать в эту чудную страну грязи, чумы и пожаров, потому что другого мы здесь не видим.
Мой ангел, ваша любовь – единственная вещь на свете, которая мешает мне повеситься на воротах моего печального замка.
Не лишайте меня этой любви и верьте, что в ней все мое счастье».
Звучит аудиозапись «Мадонна».
http://mlook.ru/_D7kVVST2sg/a_s_pushkin_madonna_ispolnilis_moi_zhelanya.html(Выходят чтецы - кавалеры, они одеты классически строго).
- 1831 г. февраля 18 дня по Указу Его Императорского Величества сочетались браком жених Александр Сергеевич Пушкин, 31 года от роду, и девица Наталья Николаевна Гончарова, 18 лет.
- Истинный портрет Натальи Николаевны нарисовал сам Пушкин. Из штрихов, разбросанных им в письмах к жене и о жене, можно составить ее характер.
- Я женат – и счастлив, одно желание мое, чтоб ничего в жизни моей не изменилось – лучшего не дождусь. Это состояние так ново, что, кажется, я переродился.
- Я не ревную, да и знаю, что ты во все тяжкое не пустишься.
- Если при моем возвращении я найду, что твой милый, простой аристократический тон изменился, разведусь, вот те Христос, и пойду в солдаты с горя!
- Я должен был на тебе жениться, потому что всю жизнь был бы без тебя несчастлив.
- Тебя, мой ангел, люблю так, что выразить не могу. … А твоих стихов не читаю, черт ли в них, и свои надоели.
- Ты, мне кажется, воюешь без меня дома, сменяешь людей, ломаешь кареты, сверяешь счеты. Ай, да хват – баба! Что хорошо, то хорошо!
- Не можешь вообразить, какая тоска без тебя. Я все беспокоюсь, на кого покинул тебя… Ах, женка, душа! Что с тобой будет!
- Какая ты дура, мой ангел! Конечно, я не стану беспокоиться оттого, если ты три дня пропустишь без письма. Так точно, как я не стану ревновать, если ты три раза сряду провальсируешь с кавалергардом.
- Не еду к тебе - по делам, ибо и печатаю Пугачева, и закладываю имение, и хлопочу, а письмо твое меня огорчило, а между тем и порадовало: если ты поплакала, не получив от меня письма, стало быть, ты меня еще любишь, жёнка. За что целую тебе ручки и ножки…
- Ты, женка, безалаберная! Подумай обо всём и увидишь, что я перед тобой не то, что прав, но чуть не свят. Без тебя так мне скучно, что поминутно думаю к тебе приехать хоть на неделю. Такая тоска без тебя, что того гляди приеду к тебе.
- Бедная моя Натали стала мишенью для ненависти света. Повсюду говорят: это ужасно, что она так наряжается, в то время как ее свекру и свекрови есть нечего. Натали тут ни причем, и отвечать за нее должен я … Если бы мать моя решила поселиться у нас, Натали, разумеется, ее бы приняла.
- Мое семейство умножается, растет, шумит около меня. Теперь, кажется, и на жизнь нечего роптать, и старости нечего бояться. Холостяку в свете скучно: ему досадно видеть новые, молодые поколения, один отец семейства смотрит без зависти на молодость, его окружающую.
- Гляделась ли ты в зеркало и уверилась ли ты, что с твоим лицом ничего сравнить нельзя на свете – а душу твою люблю еще более твоего лица…
- Бог мне свидетель, что я готов умереть за нее, но умереть для того, чтобы оставить ее блестящей вдовой.
Муза.
Н. Доризо «Наталия Пушкина»
Как девочка, тонка, бледна,Едва достигнув совершеннолетия,В день свадьбы знала ли она,Что вышла замуж за бессмертье?Что сохранится на векаТам, за супружеским порогом,Все то, к чему ее рукаВ быту коснётся ненароком.И даже строки письмеца,Что он писал, о ней вздыхая,Похитит из ее ларцаЕго вдова.Вдова другая.Непогрешимая вдова –Святая пушкинская слава,Одна на все его словаТеперь имеющая право.И перед этою вдовойЕй, Натали, Наташе, Таше,Нет оправдания живой,Нет оправданья мёртвой даже.За то, что рок смертельный был,Был рок родиться ей красивой…А он такой ее любил,Домашней, доброй, нешумливой.Поэзия и красота –Единственней союза нету.Но как ты ненавистна свету,Гармония живая та!Одно мерило всех мерил,Что он ей верил. Верил святоИ перед смертью говорил, -Она ни в чём не виновата.
Сцена 9.
Выходят все участники спектакля.
Знакомый стих любимого поэта!
Он прозвучал, и вот – душа ясней!
Живым лучом властительно согрета,
Скользнувшим отблеском далёких, милых дней!
Он подсказал нам всё, что мы таили.
Он объяснил, что в нас самих живёт.
Нас подчинил своей чудесной силе.
Ряды томов пушкинианы…
Как много накопилось их!
Одни солидны , как романы,
Другие трепетны, как стих.
Всё выясняем, проясняем,
Разыскиваем, узнаём,
И кажется: чем больше знаем,
Тем меньше знаем мы о нём.
Тут даже сетовать напрасно –
Закономерность!!! Но зато
Про нас – так беспощадно ясно,
Как под рентгеном: кто есть кто.
Кто мыслью дорожит, кто сплетней,
Кто неподделен и глубок.
А кто отличник школы средней, сейчас
Всё затвердивший назубок.
Кто честолюбием снедаем,
Кто мудр и смел – не напоказ…
Всё проясняем, проясняем…
Нет!!! Пушкин проясняет нас!
http://mlook.ru/yD15_SGoXmo/evgenij_onegin_vtoraya_vstrecha_onegina_s_tatyanoj.html Евгений Онегин - Вторая встреча Онегина с Татьяной

Приложенные файлы


Добавить комментарий