Вариант интерпретации стихотворения `Я не унижусь пред тобою…`


Вариант интерпретации стихотворения "Я не унижусь пред тобою..."[10]Стихотворение М. Ю. Лермонтова "Я не унижусь пред тобою..." входит в цикл стихотворений (1830--1832 гг.), предпосылкой к созданию которого явилась трагическая любовь поэта к Наталье Федоровне Ивановой -- адресату цикла. Он является одним из концептуальных этапов творчества поэта, определившим в чем-то последующее развитие его поэзии. В цикле обозначена характерная для Лермонтова тенденция осмысления интимного жизненного опыта в мировом, общебытийном контексте, в нем же исповедь лирического героя становится способом разрешения высших вопросов бытия.
В стихотворении реализована мысль, присущая всей любовной лирике Лермонтова. Лирическое "я" стихотворения стремится к любви, пониманию, которое должно быть воплощено в "ты", но объединение "я" и "ты" невозможно, потому что для лирического "я" неприемлема потеря своей исключительности, значимости, своей индивидуальности.Уже первая строка стихотворения устанавливает оппозицию "я" и "ты", которые самодостаточны и противостоят друг другу. Оппозиция получает развитие в двух следующих строках: местоимение "твой" противопоставляется параллельному "моей". В четвертой строке происходит, казалось бы, снятие оппозиции, так как "я" и "ты" объединяются в "мы", но это объединение немедленно корректируется эпитетом "чужие". Таким образом, противопоставление "я" и "ты" через мнимое снятие оппозиции еще более усиливается. Антитеза продолжается и в параллельных синтаксических конструкциях: "Ты позабыла..." -- "...я...не отдам". Полнейшее несовпадение "я" и "ты" подчеркивается употреблением частицы "не" и сочетаний букв "не" и "ни" на фонологическом уровне: "возненавидел", "унижусь". Антитеза "я" и "ты" развивается, градируя, и достигает кульминации в последней строке: "Ты знала -- я тебя не знал!" Тире подчеркивает параллельность, несовпадение "я" и "ты", как и содержащийся в строке синтаксический параллелизм, а частица "не" обозначает их противопоставление.
Антитеза "я" и "ты" заключает в себе и оппозицию отдельных понятий, действий, связанных с ними и тоже противопоставляемых. Попробуем составить ряд этих антитез:
я --- ты                      свобода --- заблужденье                       бессмертие --- годы, мгновенья       душа, вдохновение --- улыбка, глазасвобода, гордость --- рабство                    душа --- земноеИтогом этого противопоставления становится антитеза "ты" и "мир", который лирический герой променял на ложную, по его мнению, любовь.
Особенно важны в тексте пространственные отношения. Они намечены уже в первой строке: "Я не унижусь пред тобою..." Глагол "унижусь" имеет значение действия, осуществляемого в направлении "сверху вниз". Итак, с первой же строки "низ" в стихотворении семантически связывается с "ты". Позже эта связь подкрепляется следующими строками: "...у ног твоих..." "Я" же стремится в обратном направлении, "снизу вверх". С "я" связываются такие слова, как "небесной", "горам", "небо". Итог: "я" стремится к высшему, к духовному началу, "ты" же обращает его к земному. Интересно, что с пространственными  отношениями в тексте связаны и два параллельных лексико-семантических ряда. С земным "ты" соотносятся слова "ног", "улыбке", "глазам", "руку", выступающие в стихотворении в роли прозаизмов. "Высшему" же, тому, к чему стремится "я", соответствуют слова высокого стиля: "вдохновенье", "мыслию небесной", "силой духа", "бессмертье", "горд" и др. Это позволяет сделать вывод о сущности трагедии лирического героя: то, что предназначено для него как для поэта, все высшее, исполненное вдохновения, творчества, он променял на "земное", пошлое, обыденное, поверив, что и в этой обыденности можно найти идеал.Очевидно, что в связи с таким прочтением не следует воспринимать это стихотворение как произведение, относящееся только к интимной лирике. Для Лермонтова характерно историческое и пространственное обобщение. В стихотворении герой не только не приемлет земную любовь -- все поэтическое, высокое, жестоко обманутое, но и не приемлет пошлости и обыденности мира. Недаром в тексте употребляется слова "мир", "вдохновение", "бессмертье", доказывающие эту мысль.
Стихотворение написано в жанре послания, что сразу же отсылает нас к пушкинской традиции. Но в отличие от стихов в альбом, от стихотворений, воспевающих любовь и говорящих о ней как о чувстве, дающим творческие силы, "Я не унижусь пред тобою..." говорит о любви как о чувстве, невозможном для героя, а потому не только не дарящем ему радости бытия, творческих сил, но и лишающем их. Герой одинок и даже озлоблен. Ни один из поэтов до Лермонтова не осмелился бы в послании к женщине, некогда им любимой, позволить себе употребление ораторских интонаций, ораторского пафоса. А между тем Лермонтов предельно насыщает свой монолог эмоциями: в тексте присутствуют и укоряющие, горькие восклицания, и гневные, яростные вопросы. Эмоции лирического героя слиты, едины, непрерывны. Они обрушивается на читателя, вызывая у него ответные чувства. Очевидно, поэтому поэт отказывается от деления текста на традиционные строфы.
Интересна роль звуков для усиления оппозиции "я" и "ты" в первой строке стихотворения. Легко заметить, что и транскрипция слова "я", и транскрипция слова "тобою" содержит согласный "й". Таким образом, еще раз подчеркивается самодостаточность "я" и "ты", их параллельность. Для стихотворения Лермонтов избирает классический четырехстопный ямб, восходящий к одической традиции. Размер подчеркивает важность того, о чем говорится в стихотворении, значимость, делает стихотворение "монументальным". Трагизм стихотворения реализуется и на уровне рифмы. Избрана классическая перекрестная рифмовка, чередование женских рифм с мужскими, причем последняя строка, являющаяся итоговой, содержит мужскую рифму, усиливающую чувство несоединимости лирического героя с бывшей возлюбленной, их противоположность. Стоит отметить и повторение эпитета "чужой". Он подчеркивает антитезу "я" и "ты", ведь "чужие горы" оказываются для лирического героя ближе, чем "чужая" бывшая возлюбленная.Лирический герой Лермонтова, вечно ищущий любви, ищущий тот самый абсолют, к которому стремятся все романтики, не может найти его в пошлом мире, мире обыденных, земных забот. Ни любовь, ни "битвы" не могут облегчить герою этот поиск, эту жажду счастья. Мир не может дать романтику этого идеала, а потому конфликт героя с миром заведомо неразрешим. Осознание этой обреченности, этого отсутствия прекрасного и необходимого душе в страшном, чуждом мире делает всю поэзию Лермонтова и данное стихотворение трагичными. Читателя не может оставить равнодушным боль, крик ищущей, терзающейся, томящейся души, выраженные в лирике Лермонтова. Его стихи волнуют, тревожат, заставляют задуматься об ужасе, трагизме бытия и душе, одиноко блуждающей в поисках света.

Приложенные файлы


Добавить комментарий